Сегодня в московском бассейне спорткомплекса “Олимпийский” заканчивается чемпионат России по плаванию. Пять дней назад, 14 июня, 52 кандидата в олимпийскую сборную команду принялись оспаривать 30 заветных путевок.
Имена тех, кто отправится в Сидней, пока не названы. Но ребята так стремились попасть в Австралию, что борьба в каждом заплыве, даже в предварительном, шла не на жизнь, а на “смерть”! Именно поэтому чемпионат получился фантастическим! В первые четыре дня соревнований было установлено два мировых рекорда, авторами которых стали Роман Слуднов – на стометровке брассом и Александр Попов – на пятидесятиметровке вольным стилем.
Прекрасно выступает молодежь. Но приятно, что и “ветераны” остаются в строю. Прежде всего, это двукратный олимпийский чемпион волгоградец Денис Панкратов, его земляк чемпион мира Владимир Сельков, бронзовый призер Олимпийских игр москвич Владислав Куликов. Кто-то из них, видимо, останется за “бортом”. Но в любом случае они боролись до последнего. Как настоящие мужчины!

ПЛАВАНИЕ. ЧЕМПИОНАТ РОССИИ
АЛЕКСАНДР ПОПОВ: ПРИШЛИТЕ ЗАКРОЙЩИКА
В минувшую пятницу четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов установил новый мировой рекорд на пятидесятиметровке вольным стилем. Он преодолел дистанцию за 21,64, на 0,17 улучшив прежнее мировое достижение, принадлежавшее американцу Тому Джэггеру и продержавшееся более десяти лет.
Как тут не вспомнить разговор с Сашиным тренером Геннадием Турецким на чемпионате Европы 1997 года в Севилье. Речь шла о том, что побить рекорд на “полтиннике” необычайно трудно. По мнению Турецкого, его необходимо натренировать на многочисленных соревнованиях. В последнее время Попов имел огромное количество турниров как в Америке, так и в Европе. Скажем, только в конце мая —- начале июня принял участие в четырех этапах коммерческого турне “Маре Нострум”. Блестящие выступления —- что ни старт, то победа —- планомерно “перетекли” в рекорд.
ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ
— Александр, вы выглядите безумно счастливым!
— Так и есть. Если честно, такого счастливого дня в моей спортивной жизни не было с 18 июня 1994 года. Тогда я установил мировой рекорд на стометровке.
— Вы собирались побить рекорд именно на чемпионате России?
— Да, поскольку “созрел” до этого. В мае на соревнованиях в Колорадо-Спрингс я проплыл 50 м еще быстрее — за 21,4. Американские пловцы, увидев результат на табло, развернулись и ушли. К сожалению, это неофициальный турнир, поэтому рекорд не засчитали. И глупо было бы не попытаться повторить успех в Москве. Другой возможности у меня не будет.
— Чувствовали, что плывете на рекорд?
— Нет! Вообще, что можно почувствовать за 20 секунд? Вперед — и с “песней”! Шашки наголо!
— Как вы считаете, ваш рекорд сильно испугал соперников?
— Хочется верить, что да. Но не исключено, что он станет для них неплохой “шоковой терапией”.
— Простите, не обидно было, что после вашего проигрыша на чемпионате Европы-99 в Стамбуле кое-кто больше не верил в вас. Говорили, мол, Попов уже не тот, какого мы привыкли видеть?
— Нет, потому что критика меня мало волнует. Я-то знаю, что не сказал в плавании своего последнего слова.
“ЛОНГ ДЖОН” НА СЫНА
— Как вы относитесь к тому, что в Сиднее практически все сильнейшие пловцы намерены выступать в плавательных комбинезонах, закрывающих тело от шеи до щиколоток и прозванных в народе “Лонг Джонами”?
— Все? Но “Лонг Джон” идет людям, у которых структура тела более рыхлая, которые не настолько мышечные, как, скажем, некоторые брассисты. Допустим, бронзовому медалисту Атланты Андрею Корнееву он вообще не подойдет, а спинист Сергей Остапчук будет себя чувствовать в нем комфортно.
— А вы плавали в таком комбинезоне?
— Ради интереса и эксперимента плавал в костюмах двух разных фирм. В первый раз вообще ничего понять не мог: руки-ноги отдельно работают, никак не могу их вместе “собрать”. Надел “Лонг Джон” других производителей — мама дорогая! Над этим костюмом как минимум еще шесть месяцев надо работать, чтобы он дотянул до того, в котором я “щеголял” в начале.
Кроме того, это штучный товар. Индивидуальный заказ должен быть. На меня, наверное, раза три-четыре “Лонг Джон” мерили. Я просил: “Привезите обычного закройщика. Пусть он растянет материал. Посмотрит, какой у него коэффициент растягивания — на 30, 50, 100 процентов. Снимет с меня мерки и вычислит, сколько ткани нужно для пошива”. Но закройщик не приехал, вместо этого мне прислали костюм. Повертел его в руках и подумал, дескать, на сына моего Вовку, которому и трех лет еще не исполнилось, что ли экземплярчик?
В конце концов я пришел к выводу, что не буду выступать в “Лонг Джоне”. Так и сказал фирмачам: “Можете даже не шить на меня”. Они говорят: “Ну как же так? А для фотографии?”. “Для фотографии, — отвечаю, — пожалуйста, любой надену. Но плавать в нем не буду. Мнение мое бесповоротно”. Как говорится, решение суда обжалованию не подлежит.
КОЛХОЗНИК БИЗНЕСМЕНУ НЕ ДРУГ
— Александр, вы четыре года не выступали на чемпионате России. С чем связан ваш приезд в Москву в этот раз?
— Вы понимаете, у меня немножко другое понятие о России, чем у вас.
— Какое же?
— Здесь мои родители, близкие друзья, по которым я очень скучаю. Мне очень приятно приехать и увидеть тех людей, которых давно не видел. Помимо всего прочего, это олимпийский год. И каждый должен иметь равный шанс отобраться в Сидней. Поэтому я не просил для себя поблажек и участвую в соревнованиях наряду со всеми.
— Может, вы ощущаете некоторую неуверенность в своих силах перед Олимпиадой?
— А я про Олимпийские игры еще не думал. Мне сперва надо чемпионат страны пройти, потом, в начале июля, чемпионат Европы в Хельсинки, а уже потом думать о выступлениях в Сиднее.
— Вы следите за результатами соперников?
— Ну, с австралийцем Майклом Климом мы тренируемся вместе у Геннадия Турецкого в Канберре. Плаваем на одной или на соседних дорожках по одному заданию.
— Вне бассейна общаетесь?
— Нет, у нас ведь совершенно разные интересы. Как я могу дружить с колхозником, если, к примеру, занимаюсь бизнесом. Что нас может объединять?
— Плавание! Желание победить в спринте!
— Вот о победах я сейчас не хочу говорить. Поживем-увидим...
— Вы не просили Турецкого тренировать вас отдельно от Клима?
— Нет, на мой взгляд, это было бы глупо.
— Не обижены на тренера, он же вырастил вам соперника?
— Обиды нет, потому что когда-то я тоже был в такой ситуации: Турецкий в свое время использовал Веню Таяновича и Гену Пригоду, чтобы они “вытащили” меня. Теперь я научил Майкла плавать, соревноваться. Разве это плохо?
— А чего хорошего? Он-то соперничает с вами на равных!
— Да ради Бога, пусть соперничает! Меня это не задевает.
— Вы в курсе, как выступает другой ваш обидчик, голландец Питер ван ден Хогенбанд, который обыграл вас на последнем чемпионате Европы?
— Нет.
— Говорят, что такие, как Питер, скороспелки быстро выдыхаются.
— Давайте подождем три месяца! Какие-то прогнозы делать не берусь. Повторю, мне не интересно, как плавает Хогенбанд, не хочу знать, будет он на чемпионате Европы или нет. Зачем я буду голову себе “забивать” всякими посторонними мыслями?
ИГРЫ ЧИНОВНИКОВ
— Это правда, что после Олимпиады вы останетесь в плавании?
— Такой вариант не исключен. Надо будет просто сесть, трезво взвесить все “за” и “против” и прийти к единственно верному решению.
— Вы же входите в МОК, в сентябре вас скорее всего изберут в Комиссию спортсменов. Означает ли это, что вы мечтаете о чиновничьей карьере?
— Замечу, что МОК — общественная организация. Помните, как у нас говорили: “Общественно полезный труд”. Вот такой деятельностью люди в Международном олимпийском комитете и занимаются. Помимо этого, должна еще быть работа, которая будет приносить мне какие-то доходы.
— Но вы хотите заниматься общественно полезным трудом?
— Почему нет?
— За какие конкретно направления отвечать?
— Не скажу! Нельзя! Там ведь свои “игры”. В следующем году будут перевыборы, перераспределение сил, поэтому все может измениться.
— Но вы в дальнейшем собираетесь жить в Австралии или в Европе?
— Тоже не могу ответить, потому что просто не знаю.
— Когда вы примете окончательное решение о том, выступать дальше или заканчивать?
— Вскоре после Олимпиады. Вы об этом узнаете!
— Вы советуетесь по этому вопросу с вашей женой Дарьей?
— Мы обсуждаем эту тему. Мнение Даши мне не безразлично. А вот что она советует мне, пока — секрет.

ДАНИС ПАНКРАТОВ: НЕ ХВАТАЕТ УДАРА КУЛАКОМ
Надежда умирает последней. Двукратный олимпийский чемпион Денис Панкратов убедился в этом на практике. Она тает, тает... А он пытается ухватиться за соломинку. Знаменитый дельфинист, чьи результаты после Олимпиады в Атланте стали стремительно падать, пытается попасть в Сидней. Увы, на стометровке он не прошел через сито отбора, финишировав пятым. Осталась двухсотметровка. В финал он отобрался с третьим результатом.
Конечно, Денис мог уйти из плавания несколько лет назад. Но не в его правилах сдаваться! Для того чтобы доказать всему миру, что есть еще порох в пороховницах, он пошел на смелый эксперимент: в сентябре прошлого года ушел от своего тренера Виктора Авдиенко. Тренировался самостоятельно. Правда, пару месяцев назад задумался: мол, не вернуться ли к наставнику?
ШАНСЫ ОСТАЮТСЯ?
— Так вы вернулись к Виктору Борисовичу?
— Нет, но пошли разговоры о том, что если я попаду в олимпийскую команду, то, возможно, руководство сборной не позволит мне тренироваться в одиночку.
— Как вы поступите в таком случае?
— Я просто попрошу временно исключить меня из состава команды и решить вопрос о моем пребывании в олимпийской сборной буквально перед вылетом в Сидней после того, как авторитетные специалисты оценят мое состояние.
— Если вы не попадете в “двойку” на дистанции 200 м на чемпионате России, будете просить о том, что вам в порядке исключения дали еще один шанс попробовать отобраться на Олимпиаду, может быть, на чемпионате Европы в Хельсинки?
— Просить — нет! Но если руководство, увидев какой-то мой старт, сочтет возможным включить меня в сборную, я с радостью приму приглашение.
ОТНОШЕНИЯ С АВДИЕНКО НОРМАЛЬНЫЕ
— В чем плюсы и минусы самостоятельных тренировок?
— Преимущество в том, что ты составляешь программу исключительно под себя, корректируешь ее, руководствуясь собственным самочувствием, и более детально подходишь к каждой тренировке. А что касается недостатков, то нет контроля как такового, нет удара “сверху” кулаком, уж не знаю, нужен он или нет, но мне его иногда не хватает.
— Какие у вас отношения с Авдиенко?
— Нормальные. Знаете, если я смог уйти по-тихому, то через полгода, думаю, конфликт уже не возникнет. От нас с Виктором Борисовичем этого точно исходить не может!
— Вам не кажется, что, уйдя от наставника, вы обидели его как тренера-практика?
— Это естественно, но я пытаюсь сгладить острые углы в каждом своем интервью и не нарываться на скандал.
— По каким причинам вы больше не можете работать с ним?
— Не то что не могу, просто не вижу перспектив совместной работы. Мне необходимо изменить атмосферу вокруг себя. Если бы где-то на горизонте был тренер, достойный Виктора Борисовича, я перешел бы к нему. Но так как специалиста, которому я мог бы довериться и разрешить тренировать себя сегодня, нет, я вынужден проходить подготовку самостоятельно.
Никоим образом не хочу бросать тень на молодых тренеров! Может быть, они гениальны! Но Авдиенко обладает грузом побед, смог пробиться уже на Олимпиаду 1992 года в Барселоне. Еще не известно, как будут оцениваться остальные тренеры в мировом плавании через три олимпийских цикла.
— Интересно, а вам не хотелось обратиться за помощью к Геннадию Турецкому?
— Мне кажется, мы не сработаемся. Во-первых, он меня не приглашал. Во-вторых, мне тяжело было бы тренироваться за границей. И в-третьих, пообщавшись с Турецким, я усвоил его систему подготовки и не уверен, что он сможет понять мою систему, мои возможности. И мы очень много времени потратим на то, чтобы присмотреться друг к другу. А ведь мне в июле исполнится 26! В таком возрасте тратить два — три года на знакомство — непозволительная роскошь.
— Как вы думаете, с какими результатами дельфинисты смогут победить в Сиднее?
— На “сотне” это будет результат 52 секунды с “копейками”. То время, которое ребята показали здесь, на отборе, скажем, 53,6, позволит им попасть в полуфиналы. В финалы с таким “достижением” уже не попадут. А на двухсотметровке даже не знаю... Я в Атланте победил на этой дистанции, показав 1.56,5. За последний год такой результат продемонстрировали пять-шесть человек.

СМОТР МОЛОДЕЖИ
Поистине чемпионат России в бассейне “Олимпийский” стал смотром молодежи! Вчерашние юниоры доказали, что именно они будут составлять костяк команды на Олимпиаде в Сиднее.
На очень высоком уровне прошел финал на “полтиннике” на спине у женщин. Екатерина Кибало из Волгограда установила новый рекорд России — 29,5. Кстати, прежний рекорд — 29.79 также принадлежал Кате и был установлен 28 февраля этого года. На двухсотметровке вольным стилем у женщин победила чемпионка мира по “короткой воде” Надежда Чемезова. А второе место досталось 15-летней Ирине Уфимцевой. Ира еще такая юная, что в прошлом году возраст не позволил ей выступить на взрослом чемпионате Европы в Стамбуле.
Ту же дистанцию, но у мужчин выиграл 20-летний Андрей Капралов. А 50 м на спине быстрее всех проплыл Сергей Остапчук, воспитанник Виктора Авдиенко. В полуфинале на 200 м баттерфляем отличное время показал также 20-летний Анатолий Поляков — 1.57,38, намного “опередив” квалификационный норматив, равняющийся 1.59,72.
СТАТИСТИКА
Чемпионат России по плаванию. Москва. Бассейн спорткомплекса “Олимпийский”, 17 июня. Финалы. Женщины. 200 м вольным стилем. 1. Н.Чемезова, Свердловская обл. — 1.59,58; 2. И.Уфимцева, Новосибирск — 2.01,5; 3. Ю.Фоменко, Ростовская обл. — 2.02,09. 50 м на спине. 1. Е.Кибало, Волгоград — 29,5 — рекорд России; 2. И.Раевская, Пенза — 30,64; 3. Л.Мамонтова, Москва — 30,79. Эстафета 4х100 м вольным стилем. 1. Самара — 3.51,14; 2. Москва — 3.54,38; 3. Уральский регион — 3.55,64.
Мужчины. 200 м вольным стилем. 1. А.Капралов, Санкт-Петербург — 1.50,11; 2. Д.Чернышев, Омск — 1.51,42; 3. А. Егоров, Волгоград — 1.51,74. 50 м на спине. 1. С.Остапчук, Волгоград — 26,36; 2. А.Шилин, Санкт-Петербург — 26,4; 3. Е.Алешин, Нижний Новгород — 26,51.