Любые проводы — это, прежде всего, расставание. И потому всегда имеют налет грусти. Однако улыбки, которые дарили друг другу в аэропорту Алексей Смертин, отправлявшийся во Францию, и провожавшие его люди, не были вымученными. Чувствовалось, что Алексей не расстается с Россией, а несет с собой в Бордо частицу русского духа и футбола нашей страны. И есть надежда, что наша страна не потеряет одного из лучших своих футболистов, а, наоборот, приобретет нового Смертина, который будет восхищать Старый Свет, выступая за солидный западный клуб, и наводить ужас на Европу, появляясь на поле в форме сборной России.
Свое последнее интервью перед отлетом во Францию Алексей Смертин дал “Советскому спорту”. Разговор с ним завершился за три минуты до того, как он пересек линию таможенного контроля.

— Алексей, ваши переговоры с “Бордо” продолжались долго?
— Сказать откровенно, я не помню, сколько прошло дней после того, как впервые узнал о том, что мной интересуется французский клуб, прежде чем контракт был подписан. По своим личным ощущениям могу сказать, что все решилось довольно быстро.
— Вы легко согласовали все необходимые вопросы с руководством “Локомотива”?
— Мне ведь в клубе и сообщили, что есть возможность заключить контракт с “Бордо”. Руководители договаривались между собой, и как только они пришли к полному взаимопониманию, я отправился во Францию и подписал соглашение.
— А у вас были реальные варианты иного продолжения карьеры?
— У меня была возможность подписать контракт с другим зарубежным клубом. Но называть его мне бы не хотелось. Дело в том, что переговоры с ним я вел лично. Предложение было заманчивое. Но я все-таки рад, что все в итоге сложилось иначе. Теперь стороны пришли к устраивающему всех варианту, и я могу отправляться во Францию со спокойной душой.
— Вы осознанно пошли на подписание контракта сроком сразу на пять лет?
— Знаете, я себе такой вопрос не задавал вовсе. Для меня он сейчас не принципиален. Во Франции, прежде всего, для меня будет важно побыстрее адаптироваться в клубе, а более отдаленное будущее меня не столь беспокоит.
— Какое впечатление произвела на вас первая встреча с руководителями “Бордо”, когда вы подписывали контракт?
— Три дня, проведенные в городе, мне запомнились теплой душевной атмосферой, созданной французами. Я понял, что “Бордо” все взвесил перед тем, как начать переговоры о моем переходе, и его руководители действительно во мне заинтересованы. Мы детально обговорили условия моего перехода, французы твердо верят, что я смогу принести пользу их клубу.
— А какое впечатление произвел на вас сам город?
— Бордо — это небольшой, но очень симпатичный город. По его довольно древней архитектуре можно изучать историю провинциальной Франции. Так что там мне, надеюсь, не будет скучно.
— Как бы вы оценили турнирные амбиции нынешнего “Бордо”?
— После выигрыша чемпионата Франции в 99-м году команда провела относительно неудачный сезон. И для такого именитого клуба, как “Бордо”, естественно, это не прошло бесследно. Сейчас все его руководители и просто поклонники команды надеются на возвращение утраченных позиций.
— Возможность выступления в составе “Бордо” в Кубке УЕФА для вас много значит?
— Да. Национальный чемпионат для любой крупной футбольной державы Европы сам по себе много значит. Но сыграть в континентальном турнире лично для меня весьма престижно.
— А как вы оцениваете уровень французского чемпионата?
— Вы же понимаете, если бы он меня не устраивал, я бы туда просто не поехал. Французский футбол для меня очень интересен. Он впитывает в себя все современные новшества. Да и просто по классу участников французский чемпионат входит, на мой взгляд, в пятерку сильнейших в Европе.
— Вы уже в курсе, как пройдет предсезонная подготовка в “Бордо”?
— Во все детали я еще не посвящен. Знаю только, что игроки клуба уже собрались вместе после отпуска и с ними проводится тестирование. Начались и тренировочные занятия. Надеюсь, я быстро втянусь в процесс предсезонной подготовки команды.
— Во французское межсезонье вы еще намерены вернуться в Россию?
— Да, я надеюсь сыграть в составе “Локомотива” несколько матчей в начале второго круга.
— Прежде всего — против “Спартака”?
— Хотелось бы. Но дело даже не в конкретном сопернике. Все ведь так быстро решилось, и я толком не успел попрощаться с ребятами.
— А семья к вам во Франции когда присоединится?
— Когда начнется национальный чемпионат. Жена с ребенком пока остаются в Москве, а в конце августа они прилетят в Бордо.

РАЗГОВОРЫ ПЕРЕД
ДАЛЬНЕЙ ДОРОГОЙ
Перед отлетом рядом с Алексеем Смертиным находились люди, каждый из которых в той или иной степени повлиял на его судьбу. И всем им было что сказать об Алексее.

Михаил ШПЕНКОВ
БАРБОЗА УВЕРЕН, ЧТО ВСЛЕД
ЗА ФРАНЦИЕЙ
СМЕРТИН ПОКОРИТ ИТАЛИЮ
Среди людей, приехавших вместе с Алексеем Смертиным в аэропорт, был один человек, который отправлялся вместе с ним во Францию, — официальный агент ФИФА, португалец Паулу Барбоза.
— Паулу, именно вы и стали инициатором сделки “Бордо” и “Локомотива”?
— В определенной степени. Минувший сезон сложился для “Бордо” не слишком удачно. И еще задолго до его завершения представители клуба обратились ко мне с просьбой подыскать для него хорошего игрока средней линии. Они сами рассматривали несколько вариантов, но я постоянно рекомендовал им Смертина. В “Бордо” долго отслеживали игру Алексея, и вскоре в клубе все убедились, что он является подходящей кандидатурой. Его руководители связались со своими коллегами из “Локомотива”, и стороны вскоре пришли к согласию. Условия личного контракта устроили и Алексея.
— Почему контракт заключен сразу на пять лет?
— Трансферная сумма сделки достаточно велика. И такой известный клуб, как “Бордо”, был вправе настоять на том, что, вкладывая солидные деньги, он получает определенные гарантии, что талантливый футболист надолго свяжет с ним свою судьбу.
— Как считаете, “Бордо” именно та команда, в которой Алексей способен проявить свои лучшие качества?
— Безусловно. “Бордо” играет в интересный, созидательный футбол. В то же время это ведь не суперклуб, в котором талантливому футболисту, никогда не игравшему за границей, легко затеряться. Беда многих российских легионеров в том и заключалась, что они сразу подписывали громкие соглашения с мощными клубами, где им было непросто себя проявить, попав в звездную компанию. В “Бордо” же Смертин быстро может закрепиться на ведущих ролях, и французский клуб, вероятно, станет для него трамплином для перехода в более престижную команду.
— То есть вы уверены, что Смертину еще далеко до своего “потолка”?
— Убежден, что он способен стать “звездой” в ведущем национальном чемпионате Европы. К примеру, в итальянском.
БЫШОВЕЦ —
ЗА ЕВРОПЕЙСКУЮ
ИНТЕГРАЦИЮ
Среди провожавших Алексея Смертина был и известный тренер Анатолий Бышовец. Свой приезд в аэропорт он объяснил так:
— Паулу Барбоза, участвовавший в подготовке контракта Алексея Смертина, мой давний знакомый. В 91-м году, когда я вел переговоры с “Бенфикой”, он дал мне много полезных советов. С тех пор мы регулярно общаемся. И зная, что он улетает из Москвы, я приехал, чтобы лишний раз пообщаться. Ну, и, конечно, я рад увидеться с братьями Смертиными. Ведь они оба играли в моих командах: Евгений Смертин — в “Динамо”, а Алексей — в сборной России. И мне всегда приятно встретиться с ними.
— На ваш взгляд, в “Бордо” Алексей способен заиграть сильнее, чем в “Локомотиве”?
— Интеграция в футболе всегда полезна. Иногда даже не обязательно, чтобы игрок уходил в более сильный чемпионат. Просто, осваивая иной стиль игры, он расширяет свое представление о футболе, становится более разноплановым мастером. Не случайно же большинство сборных, добившихся на нынешнем чемпионате Европы серьезного успеха, во многом составлены из игроков, выступающих в зарубежных национальных чемпионатах.
АНТОНИНА СМЕРТИНА ОСТАЕТСЯ С ЛАРИСОЙ И ВНУКАМИ
Маме Алексея, разумеется, было тяжелее других прощаться с ним, но она перенесла это стойко.
— Вы давно узнали, что сын собирается играть во Франции?
— Меньше двух недель назад. Я приехала в Москву, чтобы повидать детей и внуков. Здесь и узнала, что Алексей подписал контракт с заграничным клубом.
— Вы приехали в Москву одна?
— Да. Муж остался в Барнауле, у него не нашлось возможности оставить работу.
— Сейчас сильно волнуетесь?
— Конечно. Но очень надеюсь, что у Леши во Франции все сложится благополучно.
— Вы надолго остаетесь в Москве?
— Месяца на полтора. Помогу невестке Ларисе ухаживать за малышом.