2-й тайм (вопросы журналистов)
Егор ТИТОВ: УЖАСАЮСЬ, ГЛЯДЯ НА ЗАРПЛАТУ ДЕЛЬ ПЬЕРО
После завершения горячей линии Титов стал отвечать на вопросы журналистов “Советского спорта”. Беседа продолжилась в менее формальной обстановке – в ТВ-баре.

РАЗВЕ Я ЗВЕЗДА?
— Для футбольной звезды у вас абсолютно незвездная манера поведения, общения.
— Какая я звезда? Может быть, мы здесь, в России, знаменитости. А по европейским меркам – обычные футболисты. Каких много и в других странах, скажем, в Чехии, Хорватии.
— Тем не менее к вашей персоне проявляется повышенное внимание. Болельщики считают за счастье взять автограф. Неужели никогда не возникало ощущения, что вы стоите на куда большей высоте, чем многие другие люди?
— Ни разу. Я просто не знаю, что это такое. Если бы знал, может быть, сейчас и чувствовал себя звездой. Но у меня такого ощущения нет.
— Не тяжело постоянно быть в центре внимания журналистов? Подчас после окончания того или иного матча из их плотного кольца бывает трудновато выбраться.
— Да, задача не из легких (улыбается). Не случайно после матча мы обычно садимся в автобус, выезжаем за пределы “Лужников” и только после этого выходим и пересаживаемся на личные автомобили.
— Не чувствуете, что у “Спартака” просто нет соперников в российском чемпионате?
— Почему? Есть у нас соперники. “Сатурн” и “Зенит”…
— То есть команды, которые в этом году вас обыграли. Значит, больше ни с кем вы не боретесь?
— После матча с “Зенитом” наш тренер Вячеслав Грозный сказал, что боремся мы в первую очередь сами с собой. Это правильно.
— Вы лично тоже ведь сражаетесь сам с собой. У некоторых возникает ощущение, что футболист Титов уже пресытился чемпионатом России и ему-де неинтересно?
— Почему же? Как-никак уже 9 мячей забил. Вот и играю сам с собой на интерес. Если стану лучшим бомбардиром, значит, выиграл у себя.
— Тем не менее стимулов все же не так много. Главный — уехать и заиграть в приличном европейском клубе. Сами внутри чувствуете, что в каких-то матчах играете несколько вальяжно?
— Увы, это в человеческой природе. Георгий Ярцев в свое время показывал сжатый кулак и говорил: будете на каждый матч выходить так, вам никто не страшен. Если же расслабитесь (при этих словах он разжимал кулак и показывал ладонь), то вас будут постоянно обыгрывать.
Отсутствие серьезных стимулов и, как следствие, расслабленность в ряде матчей мешает вам совершенствоваться. Порой возникает ощущение, что рост прекратился и вы топчетесь на месте.
— Стимул у нас один – Лига чемпионов. Здесь вполсилы ни у кого не выиграешь.
— Значит, чемпионат России Титов перерос?
— Ни в коем случае. В России мне интересно. Возьмем, к примеру, “Анжи”. Дебютант, а ты попробуй обыграй его. Или “Черноморец”. Ну а дерби – это уже особая статья.
— Однако многие считают, что вам уже пора уезжать. Вопрос, в какую команду. Дмитрий Аленичев говорил, что главное здесь — не ошибиться в выборе, найти тот клуб, который наиболее всего подходит по стилю. Есть ли такая команда для вас?
— Наверное, “Барселона”. Она играет в наш, спартаковский футбол. В детстве я мечтал оказаться в этом суперклубе.

“СОВЕТСКИЙ
СПОРТ” ЛУЧШЕ ВСЕХ
— Раз мы переключились на европейскую тему, нельзя не задать вопрос о том, какие чувства вызвал у вас чемпионат Европы? Или вы его вообще не смотрели?
— Почему же – смотрел. И газеты просматривал. Кстати, “Советский спорт” лучше всех рассказывал о чемпионате Европы… Что запомнилось? Главное ощущение – мы бы там точно не затерялись. Как минимум, были бы в пятерке. Лично я вообще не понимаю, как на таком турнире оказались некоторые команды — Дания, Швеция.
— Дания, между прочим, в стыковых матчах за попадание на Евро-2000 дважды разгромила Израиль – 5:0 и 3:0…
— … Да, а мы им уступили – 1:4. Это-то и странно. Я до сих пор не могу понять, за счет чего датчане обыграли израильтян.
— С другой стороны, вы обыграли французов у них дома. Наверное, когда вы смотрели на матчи этой команды на голландских и бельгийских полях, возникало чувство гордости.
— Скорей, обиды, что не попали на Евро. А что до той победы – все постепенно забывается. Это правильно.
— За кого болели?
— За голландцев. Хотя чехи в первом туре были по игре на голову сильнее.
— Обидно, когда команда, откровенно играющая на результат, побеждает соперника, действующего в открытом стиле?
— Еще как! Возьмем, к примеру, итальянцев. Чистой воды прагматики. С другой стороны, “Милан”, играя в подобном ключе в начале 90-х годов, постоянно добивался побед. В одном из сезонов клуб вообще не забил никому более двух мячей и тем не менее выиграл чемпионат.
— Некоторые тренеры говорят, что счет 1:0 им нравится куда больше, чем, скажем, 4:3. А что вы скажете по этому поводу?
— Мне по душе хоккейный счет. Самый идеальный вариант – 7:3. Но для Олега Ивановича (Романцева. – Прим. ред.) это будет шоком. К примеру, когда мы играем в Ростове, меньше двух не пропускаем. Но и забиваем не меньше, а иногда больше. Повторю: кому как, а мне такой футбол по душе.
— Интересно наблюдать за матчами других команд?
— Конечно. В этом году я просмотрел в записи порядка десяти матчей “Локомотива”. Смотришь, анализируешь, ищешь ошибки, недочеты.
— А как болельщик, просто наслаждаясь футболом, матчи не смотрите?
— Если только финал чемпионата Европы. Даже хотелось поставить на него. Мы обычно втроем играем – Тихонов, доктор команды Юрий Васильков и я. Мой вариант – 2:2 (разговор происходил накануне финального матча. – Прим. ред.)
— А в тотализаторах не играете? На “Спартак” никогда не ставили?
— Да вы что? Так поставишь на “Спартак” – “Зенит” и прогоришь. А вообще можно делать ставки на все, что угодно. К примеру, на количество желтых карточек. Договорился с ребятами: ты ударишь этого, ты этого. А потом идешь в кассу… (улыбается).
Но желания такого, естественно, не было. Получаете достаточно. Кстати, а много платят в “Спартаке”?
— На жизнь хватает. Но по европейским меркам это низкие суммы. Смотришь на Запад, сколько получают Зидан и Дель Пьеро, и за голову хватаешься. Когда видишь его сумму, просто страшно. Ужас.
— А если сравнить с итальянской зарплатой Аленичева?
— Разница приличная. Раз в пять-шесть, наверное. Но это Италия.
— В перспективе вы тоже игрок западного, возможно, итальянского клуба. Ваша стоимость на трансферном рынке довольно высока. Когда выходишь на поле, не останавливает ли это, не пропадает ли желание лезть в борьбу? Многие говорят, что Титов не идет в стыки, убирает ноги.
— Это не так. В матче с “Черноморцем”, в котором для нас решалось очень многое, я один сделал 10 подкатов. Часто потом подсчитываю за собой статистику: сколько бросил аутов, выиграл единоборств и так далее.
— А на газетные оценки внимание обращаете?
— Да, следим. У “Советского спорта”, как я заметил, оценки в целом ниже, чем у другого, соседствующего с вами издания. У “Советского спорта” они примерно такие же, как в итальянской “La Gazzetta Dello Sport”. Мне эта система, честно говоря, больше нравится.

ЖЕНА ПУСТЬ
СИДИТ ДОМА
— Вы – частый гость нашей рубрики “Цицероны недели”. Когда даете интервью, стремитесь попасть в хит-парад “Советского спорта”?
— Здесь вне конкуренции Овчинников. Соперников ему не видно.
— А вообще вам кто-то подсказывает, как нужно общаться с прессой? Жена, например?
— Жена? Нет, пускай уж она лучше сидит дома и читает интервью в газете. А потом может выразить свое отношение к сказанному мной.
— Но все-таки какие-то советчики у вас должны быть, которые замечали бы: это надо говорить, а это не стоит?
— Конечно. Мы общаемся с ребятами, шутим. Но в каждой шутке есть доля истины. А потом ты задумываешься и в следующий раз, возможно, такого говорить не будешь.
— Вы обидчивый человек? Скажем, если кто-то явно неаккуратно сыграл против вас на поле, есть желание подняться и в следующем эпизоде ответить?
— В игре такое бывает постоянно. Да и в жизни тоже. Обиделся на жену: ходишь, дуешься.
— И кто в таких ситуациях первый идет навстречу?
— Я. Кто же еще?
— В футболе постоянно возникает множество любопытных моментов. К примеру, если игрок падает в штрафной площади соперника, комментаторы часто говорят: этот футболист упал картинно, он выпрашивает пенальти. Это действительно так? И если да, то нужна ли для этого какая-то специальная психологическая подготовка?
Нет, не нужна. Ничего сверхъестественного: пробежал, упал, пенальти. В “Спартаке” непревзойденным мастером красивых падений был Цымбаларь. Когда он падал, судьи практически всегда свистели.
— В последние два года и вы успешно освоили эту науку.
— Еще бы, когда рядом такой ас (улыбается). Впрочем, лично у меня всего один раз была ситуация, когда я почувствовал, что пенальти не было. Было это в игре с “Аланией”, а судил тогда Безубяк.
— Если судья придумывает пенальти или штрафной за ваш якобы снос, на душе потом кошки не скребут?
— Честно говоря, нет. Когда игра захлестывает, нет времени для переживаний. Вспомните Марадону и его “божественную” руку, которая помогла аргентинцам в матче с англичанами.
— Часто футболистам, предрешившим исход того или иного матча, задают вопрос: считаете ли вы себя героем встречи? И все, как правило, отвечают “нет”. Почему?
— Отвечу за себя. Лично у меня еще не было матчей, в которых я бы чувствовал себя героем.
— А как же победный гол в ворота “Реала”?
— Все вспоминают этот гол. Во многом именно из-за него меня признали лучшим игроком 1998 года. Хотя сезон-97, на мой взгляд, мне удался лучше. Просто тогда рядом играл Аленичев, который и заслужил это звание. Но я никогда никому не завидую.
— Однако наверняка у вас есть цель стать лучшим?
— Такая цель всегда должна быть у каждого спортсмена. Я – не исключение.