Столь удачного дебютанта в “Крыльях” не было давно. Югославский легионер Огнен Лакич был заявлен за самарцев в минувший понедельник, а уже во вторник вышел на поле. Итог известен — два мяча в ворота “Алании”, и это в выездном матче!

Улыбчивый молодой человек по-русски разговаривает пока что не очень хорошо, и во время беседы он порой лишь разводил руками: “Не понимаю”. Наставник “Крыльев Советов” Александр Тарханов заметил по этому поводу: “Главное, что Огниен понимает язык футбольных схем”. В том, что 22-летний югославский форвард быстро вольется в коллектив, тоже сомневаться не приходится.
— Новая команда мне нравится. Со всеми игроками хорошие отношения, многих знаю. Я ведь еще зимой был с “Крыльями” на Кипре, но тогда получил травму и лечился в Югославии. Теперь вернулся.

С КОРАБЛЯ НА БАЛ
— Дебютный матч во Владикавказе вам удался.
— Да, два гола забил, но команда проиграла. “Алания” — сильный соперник. Хотя мы вполне могли выиграть. Но выгодные ситуации не использовали — я, например, мог еще несколько раз забить гол.
— Комбинационный стиль “Крыльев Советов” вам подходит?
— Да, мне нравится такая игра.
— Интересно, а раньше вы подозревали о существовании “Крыльев Советов”?
— В югославских газетах печатают результаты матчей чемпионата России, так что название команды из Самары я знал.
— В Югославии вы выступали за клуб…
— “Хайдук” из города Кула. Это высший дивизион национального чемпионата.
— Играли в атаке?
— Я всегда был нападающим.
— Как у вас с результативностью?
— После сборов с самарцами на Кипре я залечил травму и продолжил играть в чемпионате. За эти полсезона забил шесть мячей. А сезоном ранее отличился десять раз.

ВОЙНА И МЯЧ
— Сборная Югославии к вам интерес не проявляла?
— До восемнадцати лет я играл за молодежную. А во взрослой — нет.
— За свою национальную команду, выступавшую на европейском чемпионате, болели?
— Странный вопрос!
— О матче Голландия — Югославия сказать что-нибудь можете?
— Могу. Это национальная катастрофа (смеется).
— Были варианты, при которых вы могли бы оказаться, по примеру многих своих соотечественников, в западном клубе?
Мой собеседник явно не понимает вопроса, тогда я начинаю перечислять имена Михайловича, Милошевича, Миятовича, перемежая их словом “запад”.
— Я? На Запад? Михайлович, Миятович или Югович, который мне больше нравится, — это великие игроки. А я — нет (“Я младый футболист”, — скромно говорит форвард.). Да и как уехать? Политика, НАТО! Бомбежки… Все границы были перекрыты.
— Тут уж не до футбола…
— Нет, почему же? Команды тренировались, проводили товарищеские матчи. Только чемпионат был остановлен.
— Там, где вы жили, тоже были бомбежки?
— Были рядом, в тридцати километрах от города. Там были военные базы. Война — это страшно.

НУЖНЫ
НЕ ПЛАНЫ,
А ПОБЕДЫ
— Теперь вы перебрались в Россию. В “Крыльях” планируете задержаться надолго?
— Не знаю. Контракт у меня на два года. А дальше посмотрим, станет ли кто-нибудь мной интересоваться. Все зависит от того, как мы будем играть. А так мне и здесь хорошо.
— Первые впечатления от Самары…
— Красивый город. На набережной был, очень понравилось.
— План по забитым мячам на этот сезон у вас есть?
— Нет. Есть желание побольше забивать, чтобы команда выигрывала.