В номере за 2 июня мы сообщали, что попал в серьезную автокатастрофу генеральный директор ХК ЦСКА (ХК Москва) Валерий Гущин. В минувшую пятницу его выписали из одинцовского военного госпиталя, и сегодня с самого утра Гущин проведет первый полный день после аварии на рабочем месте в своем кабинете.

Напомним подробности. Вечером 31 мая Гущин ехал на дачу, которая расположена сразу за Голицыно, где его ждали любимая супруга Людмила Ивановна, дочь Инна и два хоккеиста команды ХК ЦСКА (ХК Москва) — сын Владислав и Владимир Зоркин. Следующим вечером Валерий Иванович собирался вместе с главным тренером клуба Виктором Тихоновым в гости в редакцию “Советского спорта”…
На 35-м километре Минского шоссе во время дождя машина, двигавшаяся навстречу, внезапно резко стала разворачиваться через сплошную линию и выехала на встречную полосу, по которой двигался красный “Мерс” Гущина. Валерий Иванович попытался уйти от аварии, но смог лишь предотвратить лобовое столкновение. Удар пришелся по касательной в переднюю левую дверь автомобиля. Гущина сразу отправили в одинцовскую больницу, а позже перевели в военный госпиталь. Двум пассажирам встречной машины повезло, и они отделались лишь легким испугом.
У Гущина обнаружили многооскольчатый перелом кости левого бедра и провели операцию. Позже оказалось, что первоначальные оптимистичные планы по восстановлению рухнули: травмы оказались очень серьезными. Впоследствии медики обнаружили перелом лодыжки, и пришлось вновь разрезать шов на левой ноге, попутно собирая осколки бедра. У Гущина долгое время держалась высокая температура, он сильно похудел, но даже из госпиталя по телефону давал указания своим помощникам по руководству клубом. Прежде чем заехать домой, находящийся в тяжелом состоянии Валерий Иванович направился на рабочее место, где его ждали не только встреча с коллегами, но и разговор с новыми возможными спонсорами клуба.
Теперь Гущин следующие три месяца проведет на костылях, однако сам он не унывает, хотя и немного потерял привычную бодрость в голосе. Надеемся, что ненадолго.
Когда Гущина кто-то из коллег спросил, во сколько он будет на работе в понедельник, у многих это вызвало изумление, но только не у самого Гущина. Последовал короткий вопрос: “Во сколько тренировка?” Убедившись, что она состоится в 10.30, пациент отрезал: “Буду ровно в 10.00!”
— Вот это профессионализм, — пронеслось в воздухе…