Произвольная программа (вопросы журналистов)
… А КОГДА ОЧЕНЬ СКУЧНО ,МЭТР ВОЗИТ СВОИХ УЧЕНИКОВ В “ТАБАКЕРКУ”
Я СТРОГ,
НО СПРАВЕДЛИВ

— Вы столько лет стоите у руля сборной, ваши самые памятные победы и поражения?
— Самое обидное поражение было в 1976 году в Монреале. Мы вполне могли выиграть командные соревнования на Олимпиаде. После обязательной программы имели преимущество, но затем в произвольной его бездарно профукали. Самая памятная победа, пожалуй, в 1979 году на чемпионате мира, когда мы впервые обыграли японцев.
— Скажите, пожалуйста, в вашей практике бывали случаи, когда делали ставку на одного спортсмена, а выигрывал чемпионат или лидером становился другой?
— Мы всегда готовили не одного лидера, а сразу нескольких, поэтому и добиваемся успеха. Вот в Сидней у нас отправится команда, состоящая из шести человек, и три гимнаста: Немов, Бондаренко и Крюков вполне могут стать абсолютными победителями. Кто из них прорвется к вершинам, кому улыбнется счастье, не знает никто. Мы таким же образом готовили спортсменов и к московской Олимпиаде, и к Сеулу. Одному лидеру всегда трудно, а когда он чувствует конкуренцию и поддержку за спиной, это уже другое выступление. Я, допустим, симпатизировал Андрианову, а на Олимпиаде в Москве выигрывает Дитятин. Ну и что? Все равно это было запланировано, все равно это наша победа.
— Хотелось бы понять, в чем же секрет вашего успеха?
— Во-первых, у нас замечательные традиции, доставшиеся нам от предшественников. Во-вторых, есть научно-методическая основа тренировок. Большой отряд высококвалифицированных специалистов, неплохая база “Озеро Круглое”. Жесткая дисциплина и хорошая организация — все это вкупе дает возможность идти впереди других.
— Это правда, что вы очень жесткий, не делающий никому поблажек тренер?
— Я не отрицаю этого. Но если бы не было столь серьезного подхода к делу, я так долго не смог бы работать на этой должности. Распустить коллектив легко, а вот собрать…
— Были ли у вас талантливые ученики с трудным характером?
— В спорте, как правило, остаются люди, способные за себя постоять, честолюбивые и уверенные в себе. И для того, чтобы переломить такой характер, надо иметь железные аргументы, веские доводы… Я могу не делать человеку никаких замечаний на протяжении нескольких лет, если он не нарушает порядок, но если провинился, то получает от меня по полной программе. Сначала так, потом так, а затем могу и совсем расстаться. И расставался. Тот же Максим Алешин отчислялся из сборной, а потом приезжала его мама и просила за парня. Я вернул его, и Максим исправился. Сейчас готовится к Олимпиаде. С Бондаренко у меня тоже были подобные проблемы… Но рано или поздно все начинают понимать — без дисциплины и организованности ничего не получится.

ТЯЖЕЛЫЙ
ГИМНАСТИЧЕСКИЙ ХЛЕБ
— Скажите, пожалуйста, какие методы воспитания вы применяете к своим подопечным: только моральные или материальные тоже?
— Нет, штрафовать и лишать их премий я не могу. Даже в советские времена, когда можно было снижать стипендию, я не делал этого. Просто я знаю, как трудно достаются ребятам деньги, и поэтому “рублем” их не наказываю.
— А какие возможности заработать себе на хлеб есть у российских гимнастов?
— Слава Богу, в последнее время появились коммерческие турниры: в Японии, Франции, Германии, Швейцарии. Это единственный способ заработать хоть что-то. Но это только для сильнейших. Вот в чем проблема. На “коммерцию” приглашаются Немов, Бондаренко, Крюков, ну и, может, Подгорный. То же самое и у девочек: Хоркина, Продунова и Замолодчикова. Все… Больше никого не зовут, поэтому наш хлеб такой тяжелый.
— Насколько велика сумма премиальных?
— На турнирах типа “Гран-при” самое большее можно получить 1—1,5 тысячи долларов. Причем там же еще надо заплатить налоги в местную казну, и в итоге спортсмен на руки получает не так уж и много.

МАСТЕР
И ЕГО МАРГАРИТЫ

— Что происходит с Еленой Продуновой? На турнирах “Гран-при” и чемпионатах России она выступает прекрасно, а как чемпионат мира или Европы – начинаются проблемы…
— На Европе она сама неудачно выступила, а вот в Китае, на мировом первенстве, ей “помогли”. Еще до начала соревнований с арбитрами была проведена работа, появились указания: при таком раскладе — Продуновой такая оценка, при таком — такая… На опорном прыжке Лена делала двойное сальто вперед и стала в доскок. И тут же звонок судьям: снять три десятых, потому что она не разогнулась при приземлении. Даже мужчины на этом прыжке не разгибаются. Это же чушь! Отсюда и психологический стресс у спортсменки. Но сейчас она готовится к чемпионату страны и к Олимпиаде. Как и Хоркина, Лена сменила вольные. Причем я могу сказать, что композиция у нее просто уникальная. Таких красивых вольных упражнений никогда не видел! Опорный прыжок усилила, одним словом, запас есть.
— Леонид Яковлевич, а как сейчас обстоят дела в судейском корпусе? Раньше вы частенько высказывали критические замечания в адрес арбитров.
— В связи с тем, что во всем мире с каждым днем растет конкуренция в споре за призовые места, намечается тенденция к объективному судейству.
— А существует ли “указиловка” из Международной федерации гимнастики, чтобы медали растекались по разным странам?
— Организаторы всех международных турниров заинтересованы в том, чтобы призовые места не занимали представители только одного государства. И такая работа действительно ведется. Посудите сами, сейчас в многоборье на чемпионате Европы допускаются только 2 человека от одной страны, и теперь даже теоретически члены одной команды не смогут, что называется, оккупировать весь пьедестал почета. Но, на мой взгляд, это нарушение не только спортивного принципа, но и прав человека.
— Скажите, а ваши ученики дружат со своими соперниками? Другими словами, можно ли сохранить хорошие отношения с человеком, если ты все время соревнуешься?
— Почему нет? Я знаю, например, что Леша Немов давно дружит с белорусом Иваном Иванковым. Ребята ездят друг к другу в гости, вместе отдыхают и при этом на помосте это бескомпромиссные соперники. У девочек самая общительная у нас Лена Продунова. У нее подружки появляются в каждой стране, куда мы приезжаем. Иногда это ей даже мешает. Говорю: перед соревнованиями иди в свою комнату, закройся и сиди, не выплескивай энергию.
— Когда читаешь некоторые “громкие” публикации, порой создается впечатление, что наши гимнасты заперты на “Круглом”, как в монастыре...
— Насчет монастыря хотел бы поспорить. Во-первых, когда есть время и не такой напряженный график, как сейчас, мы ходим в театр. В свое время нам удалось подружиться с Олегом Павловичем Табаковым. С удовольствием были у него в “Табакерке”. После спектакля он собирал спортсменов, беседовал с ними. Кроме того, мы заключили договор с учителями из школы, и три раза в неделю они проводят занятия с гимнастами школьного возраста. Есть на “Круглом” телевизор, бильярд, теннис, бассейн. Прекрасная природа… В отличие от своих сверстников, которые без дела целыми днями болтаются по улицам, мои ребята получают гораздо больше.

ГОРЖУСЬ
СВОЕЙ СТРАНОЙ!

— Леонид Яковлевич, когда остановится поток российских тренеров, выезжающих на Запад?
— Этот вопрос лучше адресовать руководству страны. Когда тренер говорит мне, что его зовут работать в США, Францию или Германию, я ничего не могу сделать. У меня нет возможности обеспечить ему такую жизнь, как обещают там. Вот я беру свой дневник за 1988 год. На заключительном сборе перед Олимпиадой в Сеуле у меня было 14 спортсменов, 12 из них затем уехали. То же самое с тренерами. В последнее время потери продолжаем нести. Вот недавно тренер Николая Крюкова уехал во Францию.
— А сколько стран приглашали к себе тренера Аркаева?
— Вы знаете, в последние годы уже не зовут, знают, как я отвечу…
— Не секрет, что во многих видах спорта авторитет России в последнее время несколько пошатнулся. А как, на ваш взгляд, с этим обстоят дела в спортивной гимнастике?
— А у нас наоборот. Наше влияние растет, причем очень быстро. Что касается Европейского гимнастического союза, то там мы представлены, что называется, во всех номинациях — и в исполкоме, и во всех техкомах. В Международной федерации ситуация сложнее. На протяжении ряда лет председателем федерации был Юрий Евлампиевич Титов, и поэтому мнение большинства членов было такое: от вас сам президент, и этого достаточно. В один прекрасный день Титова не избирают, и мы остаемся на бобах. Но в этом году после Олимпиады в Марокко будут проходить выборы в комитеты Международной федерации гимнастики, и представитель России Аркаев имеет неплохие шансы пройти в исполком. В женский техком мы будем представлять Любовь Андрианову.
— А у нас нет такой проблемы, как в соседней Украине, где идет настоящая война в руководстве спортивной и художественной гимнастики?
— Я, когда еще работал начальником управления спортивной гимнастики Госкомспорта, буквально перекрестился в момент получения художественной гимнастикой самостоятельности. Не хочу принимать ничью сторону в том конфликте, но мне кажется, это все женские амбиции… У нас таких проблем нет. Все работают под эгидой спортивной гимнастики, и без моей подписи ни один документ не уходит. Но при этом я даю полную самостоятельность и прыжкам на батуте, и спортивной акробатике, и художественной гимнастике. У меня нет никакой ревности, что они все организуют без меня. Да ради Бога! Бумаги я подписываю не глядя, только бы денег не просили…
— Вы объездили весь мир, многое видели, многое знаете, скажите откровенно, когда Россия по-настоящему расправит крылья?
— Я заметил на примере спорта, что люди любят дисциплину, порядок и организованность. Люди любят закон. У нас огромные неиспользованные возможности, надо лишь, чтобы этот огромный механизм завертелся… А резервы, таланты у нас в стране есть. Когда после Олимпиады в Атланте меня пригласили в Кремль на награждение, я рядом с собой увидел столько потрясающих, умных, талантливых, работоспособных людей. Это были и математики, и физики, и инженеры, и электронщики. Все они работают, творят, меньше всего думая о кризисе. Россия рождена для того, чтобы производить на свет великих людей. И мне не стыдно, приезжая на чемпионаты мира и Европы, ходить по залу в форме с надписью “Россия”. Я горжусь тем, что делаю, горжусь своими учениками, горжусь своей страной. Поэтому мой рецепт выхода из кризиса один — надо работать!..
Беседовали Ольга АЛЕКСЕЕВА
и Николай ПАРИЛИН