За два с половиной месяца до олимпийских стартов шоссейных велогонщиков (27 и 30 сентября) главный тренер сборной Росссии Николай Горелов назвал имена основных кандидатов на пять “путевок” в Сидней. Это – Павел Тонков, Дмитрий Конышев, Вячеслав Екимов, Сергей Иванов, Алексей Сиваков, Андрей Зинченко, Василий Давиденко и Сергей Сметанин. Скорее всего, на Игры поедут те из них, кто успешно выступит в последней из трех самых престижных многодневок года – испанской “Вуэльте”, которая и станет для профессионалов последним этапом подготовки.

АЛЕКСЕЙ СИВАКОВ: МОЯ ЖЕНА — ТОЖЕ ГОНЩИЦА
28-летний москвич Алексей Сиваков был одним из тех, кто в 1997 – 98 годах “делал” победы русско-итальянской профессиональной команды “Рослотто”, помогая выигрывать ее лидерам Петру Угрюмову и Дмитрию Конышеву в самых престижных гонках в Европе. После распада “Рослотто” он подписал контракт с французской командой “Биг Мат” и последние два года живет в пригороде Парижа с женой — известной велогонщицей Александрой Колясевой и трехлетним сыном Пашей.
— Какой резонанс получило в Европе дело о долге “Рослотто”?
— Сейчас там уже практически не обсуждают эту проблему. Но тогда, в 1997-м, русским перестали верить. Ни один гонщик не согласится выступать за команду, в руководстве которой окажутся русские. Они предпочтут меньший, но стабильный заработок.
— Вы говорите в том числе и о себе?
— Да.
— В России официально объявили о погашении долга. Речь ведь шла о банковской гарантии, сумма которой должна пойти на зарплату гонщикам.
— Ни я, ни остальные русские из “Рослотто” так и не получили денег больше, чем за полгода работы в команде. Итальянским же гонщикам долг был выплачен почти сразу после ее распада – о них позаботились.
— Из “Рослотто” вы перешли во французскую команду второго эшелона “Биг Мат”. Этот уровень вас устраивает?
— Вполне. Нашу команду постоянно приглашают почти на все крупные многодневки, впервые за последние годы “Биг мат” не участвует в “Тур де Франс”. Но я не слишком расстраиваюсь – провожу время дома с сыном, пока жена выступает на “Джиро д’ Италия”.
— Вас не смущает профессия жены?
— Саша выступает в итальянской команде “Альфа Люм”, где особенно не напрягается, помогая в гонках лидерам. К счастью, мне удалось убедить ее, что семья – все-таки главное.
— Какие аргументы приводили?
— По-моему, женский велоспорт – это неестественно. Конкурировать по популярности с мужским он все равно не сможет, это вам не теннис, где девушки порхают в коротеньких беленьких юбочках. Посмотрите на гонщиц после финиша — и сразу станет все ясно. Он пашут почти как мы, а получают несравнимо меньше!
— Жена не обижается на такое пренебрежительное отношение к ее роду деятельности.
— Перестала обижаться еще в 1996 году. Перед Олимпиадой она была в отличной форме, но сломала ключицу за несколько недель до вылета в Атланту. Вместо Америки мы поехали ко мне домой, в Нижний Новгород. А потом – в Европу, где почти сразу и поженились. Уже зимой, когда выяснилось, что у нас скоро будет мальчик, ее взгляды окончательно изменились.
— В конце июля в Муроме у нее будет еще один шанс отобраться на Игры. Да и вы – реальный претендент на путевку в Сидней?
— Трагедией для нас непопадание в команду не станет. Хотя очень хотелось бы выступить на Олимпиаде.

ВАСИЛИЙ ДАВИДЕНКО: МОЖНО ЛИ ДЫШАТЬ В САМАРЕ?
Василий Давиденко в отличие от большинства российских профессионалов выступает за океаном – в американской команде “Навигатор”. Живет 30-летний гонщик из Краснодара в хоккейном городе Нью-Джерси, но за все это время так и не выбрался на матч местной команды. Предпочитает проводить вечера дома, путешествуя по Интернету.
— Почти все наши гонщики выступают в Европу, вы же выбрали Америку.
— Я отгонялся пять лет в Италии, когда в 1998 году мне предложили контракт с американской командой “Навигатор”. Работа там оказалась гораздо легче, чем в Европе. В Америке все соревнования – это шоу, и шоссейные гонки не исключение. В основном это так называемые “критериумы” – гонки по небольшому кругу в городе. Здесь нет изматывающих горных многодневок, и я последние два года чувствую себя как будто в отпуске. Это не первые годы, которые вспоминаю с содроганием.
— Пришлось пройти школу чернорабочего?
— Еще какую! Лидером команды я стал только в “Навигаторе”. Правда, для этого пришлось подсказать руководству американской группы европейскую методику командной борьбы. До моего прихода здесь вообще смутно представляли себе, что такое работа на лидера. Так что я чувствую себя как бы создателем настоящей команды, которая быстро стала одной из сильнейших за океаном.
— Популярен ли в Америке велоспорт так, как в Европе?
— Может быть, там пока нет такой развитой индустрии, но гонки, которые там делают очень зрелищными, собирают много болельщиков. К тому же в штатах настоящий культ велотуризма — катаются все, от детей до стариков. Велосипедист на дорогах хозяин – машины не приближаются к тебе ближе чем на метр, если дорога узкая, будут терпеливо ехать сзади. Выезжая на тренировку в пригород Нью-Джерси, я беспокоюсь, как бы самому не задавить… белку или оленя, которые часто выбегают на дорогу.
— С какими ощущениями выезжали на тренировки в Самаре во время чемпионата страны?
— Отвык… И от дорог российских. И от воздуха даже. Знаете, какая первая мысль после посадки самолета была? А можно ли тут вообще дышать?