Очередной ярославский снайпер уезжает в НХЛ. Очередной потому, что отъезд молодых лидеров “Торпедо”, которое этим летом сменило название на “Локомотив”, стал уже делом привычным. Прошлым летом волжане провожали Романа Ляшенко в “Даллас”, этим — Дмитрия Власенкова, на днях подписавшего 2-летний контракт с американским клубом, в “Атланту”.
22-летний уроженец города Сафоново, что на Смоленщине, Власенков пришел в “Торпедо” четыре года назад. Тогда же он был выбран “Калгари” в третьем раунде драфта под общим 73-м номером. Именно в 1996 году все, к чему пришел сейчас Дмитрий, лучший снайпер и бомбардир ярославского клуба, игрок сборной России, будущий энхаэловец, можно сказать, и начиналось. А первые шаги в хоккее он сделал в Мурманской области, в Оленегорске. Оттуда, из Мурманска, кстати, родом Ляшенко, который на год младше Власенкова. Одновременно, в том же 1996 году, они начали выступать в основе “Торпедо”. Оба чемпионы России-97, бронзовые (1997) и серебряные (1998) призеры молодежных чемпионатов мира. Ляшенко был капитаном нашей “золотой” молодежки-99. И затем, “благополучно” не попав на первенство мира того же года, Роман отправился за океан. Та же доля была суждена в первой национальной команде и Власенкову, отцепленному из ее состава накануне мирового форума-2000 в Санкт-Петербурге. Несмотря на то, что его сезон в сборной более чем удался и на Шведских играх Дмитрий, единственный из россиян, был включен в символическую команду турнира.

СПЕРВА МЕЧТАЛ
О “ТОРПЕДО”,
ПОТОМ — О НХЛ
— У меня сейчас цель только одна — попасть в самую сильную лигу мира, в НХЛ, — говорит Власенков. — И закрепиться там. Я поставил ее перед собой давно. На данный момент, думаю, она выполнима. Команда, в которую я еду, “Атланта”, только в прошлом году дебютировала в НХЛ, и в ее составе пока нет звезд. Она, будем говорить, слабенькая такая команда, закрепиться в ней, конечно, легче, чем в других.
— В жизни любого хоккеиста всегда наступает рубеж: сначала хоккей просто игра, может, даже забава, а затем приходит время уже выбирать профессию, занятие если не на всю, то, во всяком случае, на большую часть жизни. Вот тогда вы представляли себе, что будет Америка?
— Я об этом, конечно, не мог и мечтать. Я видел в своих грезах основную команду “Торпедо”. Тогда же, в 1996-м, попал на драфт “Калгари”. Это была радость. Раз задрафтовали, думал я, значит, чего-то определенного уже добился.
— Прошедший сезон в “Торпедо” стал для вас лучшим, да и в сборной из резервного нападающего вы стали одним из ведущих…
— В этом большая заслуга моих одноклубников. Подобралась очень хорошая тройка: Горшков, Ниживий и я. Дима Красоткин в защите. Ребята просто здорово играли, отдавали передачи, а я забивал. Мы играли вместе на протяжении нескольких лет, отлично сыгрались, не с полуслова, можно сказать, а с полувзгляда друг друга понимали. Какие-то комбинации, связки были наиграны до автоматизма. Естественно, мы часто брали игру на себя, вели, как говорится, за собой команду. Обидно, что до медалей не хватило всего-то немножко. Получается, команда задачу не выполнила, а мне сезон в общем-то удался. Вот если бы я еще попал на чемпионат мира, было бы совсем хорошо…

ОТ СБОРНОЙ ОТЦЕПИЛИ САМЫМ ПОСЛЕДНИМ

— Раз уж затронута эта больная, прямо скажем, тема, расскажите, как все произошло? Ведь целый сезон сборная готовилась к Санкт-Петербургу, выступала в Евротуре, одержала победу на Кубке “Балтики”. Но в последний момент на сборы в Новогорске приехали новые люди, а тебя и других просто отставили в сторону, сказали: “Спасибо, ребята, но вы больше не нужны”…
— Меня, кстати, отцепили самым последним, не считая, конечно, Димы Красоткина, когда все другие ребята, с которыми мы весь сезон играли, уже уехали. Как было: на сборах мы просидели, считайте, без нескольких дней целый месяц. Можете себе представить, столько пота пролили на ежедневных тренировках. Готовились достойно выступить за нашу страну. Сразу, как только нас собрали в Новогорске, было сказано: “Ребята, спокойно работайте, не дергайтесь. Мы рассчитываем прежде всего на вас. Если кто-то из НХЛ и приедет, ему еще придется доказывать, что он достоин играть в основе”. И мы, не думая ни о чем, просто пахали — на земле, на льду. А потом вдруг мы узнали, что раз энхаэловцы здесь, то они попадают в состав сборной как бы автоматически, а вот нам придется побороться за оставшиеся места. Всего шесть мест оставалось. Из них, это было ясно, пять забронировали за динамовцами, а на всех остальных — всего одно. Взяли Сушинского. Обидно было страшно, но что делать?
Вы говорите от третьего лица — “сказали”. Кто конкретно озвучивал это решение? Якушев?
— Да, главный тренер. Он просто нам это сообщил, и все. Мне, когда я уезжал, он сказал примерно следующее: “Не волнуйся, ты прекрасно выглядишь, у тебя все будет хорошо. Но просто сейчас для тебя нет места в команде”. Мне прямо так, без обиняков, объяснили, что если бы не заявили Яшина, то я бы остался. А Красоткина вообще дольше всех, до последнего держали на тот случай, если кто-то вдруг травму получит. Вот он там просто сидел и на все это смотрел.
За чемпионатом мира вы следили?
— Конечно. На первой игре, с французами, я был еще в Питере. Когда ехал обратно, в Ярославль, наши как раз с американцами играли. Я машину поставил на стоянку, иду, мне ребята говорят, что 0:3. Я подумал: “Ничего себе!” Потом посмотрел по телевизору игру со швейцарцами, а дальше, признаюсь, уже просто смотреть не хотелось. Не было у России в Питере команды. Ребята играли, было видно, что старались, но коллектива не было. Создалось впечатление, что управление сборной отсутствовало и никто из игроков не мог повести других за собой. Грустное зрелище.

НАДО РЕШАТЬСЯ,
ПОКА ПРИГЛАШАЮТ

— На протяжении всего сезона ходили слухи: Власенков уезжает через год, через полгода, Власенков вот-вот уезжает…
— Да, я знаю. Слухи-то ходили, вот только меня самого об этом никто не спрашивал. Все это, вероятно, началось тогда, когда меня, можно сказать, заочно, поменяли из “Калгари” в “Атланту”. Я понял, что на следующий сезон надо ехать. Надо решаться, пока приглашают. Другого шанса ведь может и не быть. Если я, к примеру, сейчас не поеду, а на следующий год игра может не пойти, или, не дай Бог, травма, или еще что…
— На вас перспектива отъезда оказывала какое-то давление по ходу чемпионата? За вами ведь наблюдали, вас оценивали.
— Нет. Я давно понял, что надо не казаться, а быть. И потому играл в свою игру, не думал ни о чем постороннем, не загадывал далеко вперед. Просто делал свое дело на том месте, где в данный момент находился.
У вас семья, жена и маленькая дочка. Вы вместе поедете за океан?
— Да, но только, думаю, не сразу. Посмотрим, как у меня там все сложится. Ведь чтобы перевезти в Америку семью, нужно, чтобы сначала все более или менее там у меня устроилось: найти жилье — дом или квартиру, решить чисто бытовые проблемы. Чтобы жена с дочкой на руках не мотались туда-сюда, а сразу приехали на место и могли спокойно жить.
— Ребята, с которыми вы вместе на сборах работаете, Роман Ляшенко, Виталий Вишневский, которые играют за океаном, наверняка рассказывали, какова там жизнь, советовали, что делать поначалу…
— Все говорят одно и то же. Что сначала трудно, но если в команде есть русские, которые помогут, то легче. А если русских нет, то, конечно, гораздо труднее. Тем более что я знаю английский язык еще слабенько. Да и времени сейчас заниматься, признаюсь, нет. Мы много работаем, тренировки утром и вечером. На язык времени совсем в обрез остается. Я со школы еще что-то помню, но это, понятно, не в счет. Так что нахожу минутку и учу все заново. Надеюсь, что в Америке у меня дела пойдут лучше. Все-таки одно — учить язык по учебникам, кассетам, а другое — в той стране, где все на нем говорят.
— Говорят, вы перед прошлым сезоном себе загадали: вернуть чемпионское звание в Ярославль вместе с “Торпедо”, сыграть на первенстве мира и уехать в НХЛ. Получается, что сбывается только одно?
— Выходит так.
— Все же, несмотря ни на что, если в будущем поступит приглашение, сыграете за Россию?
— Об этом речь шла даже тогда, когда меня отсылали из команды перед чемпионатом мира. Мол, ты не обижайся, в следующем сезоне в сборной будешь первым номером. Скажу так: пригласят, не откажусь. За сборную, как бы там ни было, играть все-таки почетно. Надо же, чтобы Россия гордилась своим хоккеем. Именно нам предстоит восстанавливать былые победные традиции.
ВЛАСЕНКОВ Дмитрий
1.01.1978. Рост 181 см, вес 88 кг. Россия. Нападающий. Мастер спорта. Чемпион России 1997, бронзовый призер чемпионата России 1998, 1999 гг. Чемпион Европы среди юниоров 1996, бронзовый (1997) и серебряный (1998) призер молодежного чемпионата мира. Победитель Кубка “Балтики” 1999 г. С 1996 года в “Торпедо” (Ярославль).
Клуб Сезон И Г П О +/- Ш
Торпедо Яр 1996-97 27 3 2 5 -1 10
Торпедо Яр 1997-98 44 10 4 14 4 4
Торпедо Яр 1998-99 41 11 5 16 8 26
Торпедо Яр 1999-00 38 15 20 35 29 8
За сборную России в сезоне 1999/00 провел 17 матчей, набрал 6 (3+3) очков. Всего — 30 матчей, 8 (4+4).