Завоевав на чемпионате мира-97 бронзовую медаль в опорном прыжке, 17-летняя Елена Продунова стала настоящим открытием турнира. Тогда мало кто сомневался, что пройдет совсем немного времени, и воспитанница Леонида Аркаева бросит вызов мировой гимнастической элите. Но как это часто бывает в жизни, когда, казалось бы, цель уже почти достигнута, происходит что-то непредвиденное, и все намеченные планы рушатся.

Через год после Лозанны
из-за травмы ростовчанка была вынуждена пропустить и чемпионат Европы, и Игры доброй воли. Но сдаваться Продунова не собиралась, и, подойдя к мировому первенству в Китае во всеоружии, она надеялась поразить публику своими суперсложными элементами. Действительно, уже на тренировках все стали отмечать отличную готовность гимнастки, предсказывая ей безоговорочную победу. Но тогда в дело вмешались судейские интриги, и звездный час Елены вновь был отложен. Не удалось Продуновой отличиться и в Париже. Из-за нелепой ошибки спортсменка не смогла даже пробиться в финал многоборья и вынуждена была лишь со стороны наблюдать за дуэлью Хоркиной и Аманар.
Сейчас, когда до сиднейской Олимпиады остается все меньше времени, Аркаев и Продунова стараются использовать каждый день для отшлифовки программы и исправления ошибок. Соревновательный опыт, по мнению Елены, тоже должен сыграть свою положительную роль.
— Как оцениваете свое выступление в первый день чемпионата России?
— Пока сейчас идет квалификация, и совершенно неважно, какое место ты занимаешь в таблице результатов, ведь в финале все начнется с нуля. Но несмотря на то, что я набрала в первый день лучшую сумму баллов, я собой недовольна. Слишком много допустила ошибок, которых можно было вообще не делать. На первом снаряде — бревне меня немного колотило, потому что по жребию мне пришлось выступать первой, а я, признаться, терпеть не могу выходить на помост раньше всех. Удовлетворена, пожалуй, лишь вольными. Тем более что я делала их впервые. Судя по реакции зрителей, получилось неплохо, хотя избежать потерь нескольких десятых балла не удалось. Так что есть над чем работать.
— На брусьях тоже была очень хорошая оценка — 9,75. Вы совсем немного уступили лучшему результату Хоркиной.
— В принципе всю комбинацию я сделала хорошо, ошиблась только при приземлении. На Олимпиаде такое недопустимо.
— В Сиднее наша команда, как и здесь, будет стартовать с бревна. Может, это не очень хорошо, начинать с самого коварного снаряда?
— Нет, лучше сначала пройти бревно, а заканчивать на брусьях, где мы можем набрать очень приличную сумму баллов. Вообще в Австралии ожидается нешуточная борьба с нашими главными соперницами — румынками. Выиграв у них на Европе, мы показали свою силу и отступать от своей цели не намерены.
— Леонид Аркаев недавно сказал, что таких красивых вольных, как у вас, он еще не видел. Какую музыку вы используете и кто вам помогал ставить программу?
— Вообще над этими вольными работало очень много специалистов. Я благодарна и хореографу из Ростова-на-Дону Лии Рустамовне Фудимовой, и моему личному хореографу Татьяне Мелкумян, которая подбирала мне музыку. И, конечно же, Леониду Яковлевичу, который нас все время поддерживал и направлял в правильное русло. Что касается музыки, это мелодии из кинофильма “Маска Зорро” с Антонио Бандерасом в главной роли.
— Эти вольные создают образ бесстрашной женщины, которая знает, чего она хочет, и не дай Бог кому-нибудь перейти ей дорогу…
— Да уж, лучше на моем пути не становиться!
— Но между тем Леонид Аркаев считает вас самой общительной гимнасткой в нашей сборной. Правда, по его словам, иногда это вам мешает. Может, мастер ошибается?
— Наверное, он прав. Я очень доверяю Леониду Яковлевичу и стараюсь прислушиваться к его советам. Он как никто знает меня, чувствует мое настроение. Отвлекаться перед началом состязаний очень опасно, из-за этого легко можно допустить ошибку. Но вообще поговорить я люблю и, общаясь со своими соперницами, никакого барьера не замечаю. Как только заканчивается турнир, мы обязательно подходим к друг другу — они поздравят нас, мы — их… Пятнадцать лет я занимаюсь гимнастикой, из них лет 10 катаюсь по соревнованиям. За это время я отлично успела узнать всех, и было бы смешно обижаться на ни в чем не повинную девчонку, если я сама допустила сбой или же арбитры меня засудили.
— Легко ли вас вывести из равновесия во время выступления?
— У меня такого не бывает. Если в начале соревнований я ошибаюсь, то говорю себе: еще три вида, и можно все исправить. В любом случае бороться надо до конца. Это ненормально — впадать в панику при каждой неудаче. Если хочешь побеждать, научись контролировать свои эмоции. Огромную роль в тренировке психики играет соревновательный опыт. Чем больше стартов, тем увереннее себя чувствуешь.
— И в каких турнирах вы успели принять участие в последнее время?
— После Европы, например, я отправилась в Мексику, где очень удачно выступила в Кубке Мехико. Но я осталась довольна не только результатом, но и самим приемом. Местная публика нас встречала даже лучше, чем своих соотечественников. Честно говоря, я даже не ожидала, что в такой далекой стране российских гимнастов знают и любят. Дружеская атмосфера, доброжелательная обстановка — это все положительные впечатления. Трудно только было акклиматизироваться из-за разницы во времени.
— В Мексике, наверное, сейчас очень жарко?
— Как раз нет. Особой жары я не заметила, может, потому, что практически все время шли дожди. Город, к сожалению, мне не удалось посмотреть. Пожалуй, после просмотра какого-нибудь сериала получаешь больше представления о стране, чем когда приезжаешь туда на соревнования.
— На таких турнирах помимо хорошего соревновательного опыта гимнасты еще имеют возможность заработать немного денег.
— Да, если ты занимаешь призовое место, то в качестве приза получаешь некоторую сумму. А когда в течение года таких стартов несколько, можно реализовать какую-нибудь свою мечту. Недавно в моей жизни произошло знаменательное событие — я купила машину, и это теперь самое большое мое увлечение после гимнастики.
— А какой модели автомобиль?
— Это джип. Машина очень большая в отличие от меня.
— Наверное, трудно управлять таким броневиком?
— Нет, нормально. Правда, пока я катаюсь только в окрестностях “Круглого” и к Москве подъезжать боюсь…
— У вас есть желание приобрести жилье в столице?
— Нет. Я не буду жить в Москве. Мне нравится Ростов. Там я всех знаю, все знают меня. Это мой город! Работать можно где угодно, а жить надо дома.
— Для каждого спортсмена Олимпиада — это своеобразный рубеж. Задумываетесь иногда о том, что будет дальше?
— Порой приходят такие мысли: что будет после гимнастики? Будет нормальная жизнь, стану искать себя. Но тренером, несмотря на то, что через год окончу институт, я работать не собираюсь.
— Есть уже какие-то конкретные планы?
— Да, есть, но это пока секрет. И до Олимпиады я его не раскрою.