Возвращение в “Торпедо” лучшего бомбардира прошлого года Вячеслава Камольцева обрадовало многих настоящих любителей футбола. Все-таки имя Камольцева на протяжении последних лет ассоциируется именно с торпедовским клубом. Однако, проведя на поле всего один матч, он получил в следующей игре со “Спартаком” травму. Сейчас Вячеслав лечится, а партнеры и болельщики опять терпеливо ждут, когда Камольцев вновь выйдет на поле в черно-белых цветах “Торпедо”.

“КОРЕННОЙ”
ТОРПЕДОВЕЦ
Вячеслав Камольцев, несмотря на то, что родился в Кургане, может спокойно назвать себя коренным торпедовцем. Ведь первой его командой было именно “Торпедо”. Пусть не московское, а курганское, но все же…
— Я сам недавно обратил внимание, что первым моим клубом было тоже “Торпедо”, пришел туда в 16 лет, еще в школе учился. А на следующий год команду переименовали в “Зауралье”, потом в “Сибирь”. Время такое было: менялись спонсоры и менялись названия. А первым моим тренером в команде мастеров был Борис Иванович Журавлев. В свое время он играл за московский “Локомотив”. Именно этот наставник ввел меня во взрослый футбол. Потом, кстати, он “Шинник” тренировал, а затем работал в щелковском “Автомобилисте”.
— Кто из тех, с кем вы начинали, выступает сейчас на высоком уровне?
— Из Кургана сейчас только Дмитрий Лоськов играет в высшем дивизионе. Но мы вместе с ним не играли в одной команде. Он младше меня. Мы с Дмитрием в одной школе учились. Кстати, до сих пор с ним общаемся, хотя и не так часто.
— Следующей вашей командой стала “Тюмень”…
— В 1991 году у меня было много предложений из различных российских команд, тогда как раз Союз развалился. Приглашали меня и в московский “Локомотив”, “Ротор”, “Уралмаш”, но я выбрал вариант поближе к дому. Кроме того, “Тюмень” звала меня наиболее настойчиво, и я не жалею, что попал в эту команду. А столичное “Торпедо” на меня впервые вышло в 1994 году. Позвонили представители клуба и поинтересовались, не хочу ли я поиграть за эту команду. Я ответил, что у меня подписан контракт до 1995 года с “Тюменью”, а так я согласен, но надо подождать. Они опять позвонили через полгода. И тут я практически не раздумывал, сразу ответил согласием.
— Тогда “Торпедо” тренировал Валентин Козьмич Иванов. Это он вас звал в команду?
— Приглашал меня действительно Иванов, но лично я разговаривал с генеральным директором Жендаревым.
— То время для “Торпедо” было довольно сложным. Команда сменила своих хозяев и название…
— Тогда у ЗИЛа сложилось такое положение: не было денег на содержание клуба. Я думаю, что в 1996 году поступили правильно, а то бы такой команды сейчас просто бы не существовало. Но так ведь во всем мире происходит – меняются спонсоры, а традиции остаются. “Торпедо” – это марка. А “Лужники” не дали этой марке умереть.

ДВА НЕИГРОВЫХ ГОДА
Вячеслав Камольцев в свои неполные 29 лет вполне может претендовать на звание ветерана команды. Ведь он один из немногих, кто играет в “Торпедо” с 1996 года.
— Ну не один я, – улыбается Вячеслав. – Те же Леонченко и Бурченков с того времени играют. Правда, Владимир уходил в Ярославль, но я ведь тоже полгода за границей провел. Арсен Аваков сейчас вот вернулся в “Торпедо”, Марат Махмутов тоже.
— В том дебютном 1996 году вы забили девять мячей, а на следующий сезон всего три…
— Так в первом сезоне я провел больше тридцати игр полностью, а в следующем меня выпускали на замену перед самым финальным свистком – за одну минуту трудно успеть забить. Тогда тренер поменялся, если Иванов меня ставил, то Тарханов нет. У “Торпедо” изменился стиль игры, вот я и не вписывался в него и сидел на лавке.
— И не думали уходить?
— Почему? Хотел, разговор даже был с руководством. Все-таки в 25 – 26 лет надо играть, а не ждать чего-то. Но Тарханов сказал: “Оставайся, будешь играть”. И я тогда на предсезонке регулярно выходил и забивал, но чемпионат начался, и опять все по новой пошло. Для меня важно знать, что мне доверяют, а не дергаться и нервничать. Так или иначе, у меня два года получились почти неигровые.

ТУРЕЦКАЯ ЭПОПЕЯ
Из “Торпедо” тогда Камольцев не ушел, сумел дождаться лучших времен. А покинул столицу только два года спустя, став в сезоне-99 лучшим бомбардиром клуба и кумиром торпедовских болельщиков.
— Как-то все спонтанно получилось. Предложение поступило – поехал, посмотрел. И оказалось, что вроде бы ничего условия. Клуб неплохой, база хорошая, стадион…
Мне там переводчик объясняет: “Тут у нас было землетрясение, а Измит, где команда базировалась, был эпицентром”. Естественно, после этого стихийного бедствия полкоманды, и заметьте – лучшая половина, разбежалось. Так что, когда я туда приехал, “Коджаелиспор” на последнем месте шел. И отрыв от следующей команды очков пять. Жена говорит: поехали в Китай, посмотрим. Там мне условия получше предлагали, да и поспокойнее там.
— Ваша жена была против турецкого варианта только из-за опасности землетрясения?
— Если вы на политику намекаете, то в Турции мусульманство и они против арабского экстремизма. Турки люди горячие, но без заскоков. А потом представители клуба приехали в Москву, встретились с моей женой, объяснили, что у них безопасно, и я подписал контракт на полгода.
— И сразу же в бой…
— Это точно. Между прочим, если бы “Коджаелиспор” ближайшие две-три игры не выиграл, то – всё: прощай, высший дивизион! Но первый матч с моим участием выиграли 3:2. Правда, сам я тогда не забил, но пас голевой отдал. А вот уже во второй игре и мне удалось отличиться. При счете 0:0 ближе к концу встречи мне под удар второй наш нападающий головой мяч скинул. Потом сыграли вничью 1:1 с “Фенербахче”, причем соперники вели в счете. В четвертой своей игре забил “Эрзурумспору”. Принципиальный тогда матч получился: они же были в числе наших основных конкурентов. И тут первый гол – мой. Сразу же, на 2-й минуте. Забил головой. В пятом матче за “Коджаели” вышел – и пенальти заработал. Но поляк Домбровски его не реализовал — и по нулям сыграли. Ну, а третий свой мяч в Турции я забил “Бешикташу”. Тоже с прострела. Мы даже вели в счете 1:0, но… судья “постарался”. И в итоге проиграли 1:2. Затем травму получил. А когда восстановился — еще четыре матча отыграл.
— И какое впечатление осталось от турецкого футбола?
— Там действительно три команды выделяются. И по игре, и по отношению к ним со стороны буквально всех. В том числе и судей. Вот и выходит, что “Галатасарай”, “Бешикташ” и “Фенербахче” – “неприкосновенные” какие-то! Не скажу, что так уж прямо их соперников “убивают”, но, как мне показалось, шансов особых побороться арбитры не дают. Вот и нас тоже “поддавливали”…
— Когда вернулись в Россию, не было боязни конкуренции за место в основе “Торпедо”?
— Конкуренция… Я спокойно отношусь к ней, свою силу я знаю. Если тренер хочет меня ставить, он ставит, если нет, не ставит. “Торпедо” предложило мне контракт, и я продлил его. Были другие предложения. В “Уралан”, например. Там тогда Ирхин работал, а его я знаю еще по “Тюмени”, и мы до сих пор поддерживаем нормальные отношения. Новороссийск тоже предлагал. Кстати, они меня каждый год туда звали, когда еще Долматов там был. “Алания”, “Шинник”… да мало ли. Заграничные варианты тоже возникали, но я решил отдышаться. Хочу поиграть в нормальной обстановке в хороший футбол, а потом посмотрим. Тяжело все-таки в 28 лет привыкать к другой жизни.
— Полтора года контракта… А дальше?
— В “Торпедо” мне все нравится. Можно было бы и здесь закончить, но об этом говорить рано. Четыре-пять лет я еще поиграю, а дальше загадывать трудно.
КОЛЛЕКЦИОНЕР
ПОНЕВОЛЕ
Сложно сказать, на кого по манере игры похож форвард Камольцев. Сам же Вячеслав считает, что каждый футболист по-своему неповторим.
— Я никому не подражал, да это и невозможно, ты можешь просто выполнять набор приемов хуже него или лучше. Поэтому я играл всегда, как мог. Да я даже не могу сказать, как я играю. Вроде смотришь на видео – ничего особенного.
— А свои голы записываете на кассету?
— Раньше не делал этого. А когда столкнулся с тем, что при отъезде за границу нужна моя кассета с голами, то спохватился. Мячей-то я забивал немало, а где их взять сейчас? Начал с того года записывать. Так что сезон 1999 года у меня есть, голов двадцать. А коллекционированием никогда не занимался, не по мне это.
— Но самый свой важный гол помните?
— А как же. Когда играл в “Кургане” в 1995 году, мы выиграли Кубок России, где играли команды первой и второй лиги. И я забил в обеих финальных встречах по голу. Мы победили дома 2:0, а на выезде 1:3 уступили, но за счет мяча в гостях выиграли. Мне тогда было 19 лет, и это оказался мой первый взрослый трофей в футболе.
— А самый удачный сезон в карьере?
— 1993 год. “Тюмень” играла в первой лиге, и я там забил 22 гола, а потом – переходный турнир за право выступать в высшей, и мы тоже три встречи подряд выиграли. Этот год был годом полного счастья. Коллектив отличный, игра была… и я забивал. Следующий сезон тоже был удачный — я семь раз отличился. Тогда нас Малофеев тренировал. Очень приятно вспоминать. 1996 год тоже нормальный, да и прошлый, 1999-й, хороший.

ИНОГДА ЛУЧШЕ
ЧЕГО-ТО НЕ ЗНАТЬ
— Мы привыкли к тому, что жизнь профессионального футболиста – это голы, очки, турнирная таблица. Но ведь жизнь на этом не заканчивается, и у каждого спортсмена есть свои увлечения.
— Увлечения? Ну, здесь я не оригинален. Видео. Новое все стараюсь смотреть. (“Брат-2”, к примеру, но там, в отличие от первого “Брата”, много надуманного, американская сказка какая-то получилась). Книги люблю читать, в основном художественную литературу. Одно из самых ярких впечатлений прошлого года – это книги Карлоса Кастанеды. А так какое хобби? Ребенок маленький есть – вот он все свободное время и отнимает.
— В последнее время стало модно интересоваться политикой…
— Модно не модно, но я ведь нормальный человек, а значит, свое мнение по каким-то вопросам обязан иметь. Вот в Турции немного отстал от событий. Даже не знал, что президентские выборы были. Мне румын, вратарь наш, говорит: “У вас президент новый”. Так я не поверил. Да ты что, говорю? Кто такой? “Путин”, – отвечает. Я – звонить в Москву узнавать, и действительно, оказалось, не обманул (смеется).
Хотя, может быть, лучше и не знать, что в стране на самом деле происходит. Смотрю на политиков и на людей наших, которые за них голосуют. Затем ругают тех, кого выбрали, на чем свет стоит. А ведь потом опять идут и за тех же самых и голосуют.
— Вячеслав Камольцев – азартный человек?
— Раньше я был, что называется, без тормозов и мне везло во всех играх, а сейчас азарта меньше и везение уменьшилось. Сейчас больше головой думаешь. С годами азартность проходит или, наоборот, перерастает в болезнь.

РУГАНЬ –
ЭТО НЕ ДЛЯ МЕНЯ
— В футбольном мире есть свои закономерности. В том числе никак не относящиеся к самой игре. Например, многие футболисты обычно рано женятся.
— На мой взгляд, в большинстве случаев ранняя женитьба у футболистов связана с тем, что все игроки как бы оторваны от жизни. Много времени уходит на сборы, и поэтому хочется уюта и благополучия. А я давно познакомился со своей женой Лидой, правда, зарегистрировали наши отношения мы только три года назад.
— А как познакомились со своей женой?
— Ничего интересного, нас познакомил мой друг в Тюмени. Сначала вроде ничего серьезного, а потом постепенно поняли, что у нас много общего. Теперь у нас с Лидой дочь Александра.
— Ваша жена хорошо разбирается в футболе?
— Каждый человек думает, что он в чем-то разбирается, так с моих слов Лида может поговорить о футболе (улыбается). Когда ей говоришь, вот, турки, бараны, пас не отдают, она слушает и думает: да, надо не жадничать и в пас играть.
— Помимо семьи у вас есть близкие люди, которые вам особенно дороги?
— Конечно, есть, но всех перечислять не стоит, вдруг обидишь кого-то. Не сказать, что у меня их особенно много. По “Тюмени” несколько ребят, в Кургане тоже, но не так часто мы встречаемся. Конечно же родители и брат, которые недавно переехали в Раменское. А так я со всеми поддерживаю ровные отношения. Никогда ни с кем не ругаюсь. Мне это не нужно.
Арсен АВАКОВ, нападающий “Торпедо”:
— Слава Камольцев — очень талантливый нападающий, с хорошим чувством гола. Правда, мы уже давно не выходили вместе на поле, но я уверен, что когда он восстановится после травмы, мы будем играть вместе. Хочу также сказать, что Слава хороший товарищ, к нему всегда можно обратиться в трудную минуту и он обязательно поможет. Вообще он просто хороший парень, с которым приятно общаться.

Виталий ШЕВЧЕНКО, главный тренер “Торпедо”:
— Это хороший футболист, и он еще поможет нашей команде. После возвращения из Турции Камольцева выбила из строя травма. Но он должен поправиться и усилить “Торпедо”. С Вячеславом я связываю надежды на усиление линии нападения. Ведь в прошлом году этот игрок забивал регулярно и по праву стал лучшим бомбардиром команды.