ФУТБОЛЬНЫЕ СТРАНЫ В ЯРОСТНОЙ БОРЬБЕ ЗА ПРОВЕДЕНИЕ ЧЕМПИОНАТА МИРА НЕ ЖАЛЕЮТ НИКАКИХ СРЕДСТВ ДЛЯ ПОБЕДЫ

ФЕДЕРАЦИЯ ЮАР ПО-ПРЕЖНЕМУ
РАССЧИТЫВАЕТ НА ЧМ-2006
Федерация футбола Южной Африки продолжает оказывать давление на ФИФА с целью добиться пересмотра решения, принятого 6 июля. В этот день, напомним, Международная ассоциация при весьма противоречивых обстоятельствах присудила право проведения чемпионата мира 2006 года Германии.

Игорь АСТРАХАНСКИЙ
Голосование принесло счет 12:11 в ее пользу при воздержавшемся делегате от Океании – Чарли Демпси, которому было поручено отдать свой голос за ЮАР. Если бы он выполнил предписанные ему инструкции, счет стал бы равным, и в этом случае решающим был бы голос президента ФИФА Зеппа Блаттера. А поскольку он голосовал за ЮАР, южноафриканцы фактически лишились победы из-за странного поведения Демпси.
Глава федерации ЮАР Ирвин Хоза требует расследования и пересмотра дела на основании 59-й статьи устава ФИФА, в которой говорится, что любой член ФИФА имеет право на апелляцию. “Когда ваша команда пропускает гол на последней минуте и проигрывает из-за него с минимальным счетом, вы же вправе подать протест и надеяться на то, что он будет удовлетворен, — говорит Хоза. – Наш случай ничем не отличается от этого”.
И в прошлом драматичных событий, связанных с определением стран —организаторов чемпионата мира, было немало.

1930 – УРУГВАЙ
Вопрос о том, кто будет проводить первый мундиаль, решался на конгрессе ФИФА в Барселоне 18—19 мая 1929 года. Свои кандидатуры выставили пять европейских стран – Италия, Швеция, Голландия, Венгрия, Испания, а также Уругвай. Поначалу подумывала присоединиться к этому списку и Аргентина, но затем она решила отдать свой голос в пользу Уругвая.
Таким образом, последний оказался единственным претендентом от всего неевропейского мира и, видя такое положение дел, представители Старого Света дружно сняли свои заявки, оставив Уругвай в гордом одиночестве. Под “долгую овацию”, как свидетельствует хроника того времени, он и был избран в качестве организатора ЧМ-30.
Такой исход выборов был действительно закономерен. Существовал целый ряд факторов, говоривших в пользу Уругвая. Во-первых, сборная этой небольшой, с населением всего 2 миллиона человек, страны совершила настоящий переворот в футболе, дважды подряд – в 1924 и 1928 годах – выиграв олимпийские турниры.
Во-вторых, 1930 год был годом 100-летия Уругвайской республики. В-третьих, по поводу этого события уругвайцы обещали осуществить грандиозный проект – построить стадион на 100 тысяч мест (и назвать его “Сентенарио”).
Этот проект требовал от маленькой страны солидных жертв, но при этом помог сплотить нацию и ее политические силы – от социалистов до консерваторов – воедино.
В-четвертых, Уругвай согласился взять на себя расходы по проживанию и перемещению участников, а экономический вопрос в те небогатые для футбола времена стоял остро.
Наконец, поддержку Уругваю оказал президент ФИФА Жюль Римэ – тонкий политик и дипломат. В отсутствие добровольно ушедших с международной сцены британцев демарш южноафриканцев, который мог произойти в случае, если бы кандидатура Уругвая была отвергнута, грозил погубить все дело.
Уругвай действительно сыграл выдающуюся роль в том, чтобы детище Жюля Римэ было воплощено в жизнь. Дело в том, что как только дошло непосредственно до участия в чемпионате, от европейских сборных посыпались отказы – один за другим. В качестве жеста доброй воли Уругвай решил взять на себя дополнительные расходы – оплатить дорогу через океан всех гостей. Только это спасло турнир, хотя даже на оплаченную поездку согласились только четыре страны — Франция, Югославия, Румыния и Бельгия.

1934 – ИТАЛИЯ
Второй чемпионат мира вошел в историю как самый политизированный. При всем гигантском вкладе, который внес в развитие футбола Римэ, следует признать, что он не смог воспрепятствовать крайне амбициозному фашистскому режиму Бенито Муссолини превратить мундиаль 1934 года в средство доказательства своего могущества.
Впрочем, по прошествии многих десятилетий нам легко упрекать мэтров, закрывая глаза на весьма сложную и противоречивую обстановку, сложившуюся в Европе в 30-х годах. Это сейчас чемпионаты мира по футболу превратились в события колоссального масштаба, далеко выходящие за рамки спорта и приносящие участникам и организаторам огромную прибыль и авторитет.
В то же далекое время было совсем иначе: Жюлю Римэ приходилось прикладывать титанические усилия, чтобы не дать своему детищу погибнуть еще в младенчестве. В попытках поддержать жизнь своего хрупкого начинания французу необходимо было прибегать и к уговорам, и к компромиссам, а подчас, возможно, и вступать в сделку с совестью.
Не меньшие трудности, чем в 1930 году, сопутствовали организации мирового первенства и через четыре года. В Европе и Америке разразился глубокий экономический кризис. А учитывая то, что Уругвай понес довольно ощутимые убытки, желающих последовать его примеру было совсем немного.
На конгрессе ФИФА в Стокгольме, где обсуждался этот вопрос, только две страны представили заявки – Италия и Швеция, да и то шведы вскоре свою сняли, оставив итальянцев в гордом одиночестве.
Зато последних экономическая сторона дела абсолютно не интересовала. Фашистское правительство сразу же подошло к делу основательно, направив в Стокгольм внушительную делегацию во главе с вице-президентом футбольной федерации и одновременно одним из идеологов фашизма Джованни Мауро (совмещение крупных армейских и правительственных чинов с высокими спортивными должностями вообще было тогда в Италии обычным делом).
Итак, после самоотвода Швеции на роль организатора чемпионата мира остался лишь один кандидат – Италия. Естественно, режим Муссолини едва ли мог вызвать симпатии у большинства руководителей ФИФА. Пользующийся большим авторитетом австриец Хуго Майзль, создатель знаменитой “Вундертим”, предложил отложить проведение чемпионата до 1936 года – в надежде, что ситуация изменится к лучшему. Но его предложение было отклонено, и итальянские фашисты получили карт-бланш.

1938 – ФРАНЦИЯ
Первоначально предполагалось, что столицей третьего мундиаля станет Буэнос-Айрес. Но затем, на конгрессе в Берлине, она была перенесена в Париж. Желая отметить таким образом исключительные заслуги своего президента Жюля Римэ, ФИФА вместе с тем пошла на нарушение собственного регламента, согласно которому чемпионаты мира полагалось проводить поочередно на двух континентах.
Естественно, южноамериканцы, и в первую очередь аргентинцы, почувствовали себя ущемленными. Аргентина присоединилась к бойкоту, который еще ранее предпринял Уругвай, обидевшийся за низкую активность европейцев в 1930 году.

1950 – БРАЗИЛИЯ
На право проведения чемпионата мира 1942 года, который так и не состоялся, претендовали три страны – Германия, Аргентина и Бразилия. Поэтому при выборе страны-организатора мундиаля-50 – первого после Второй мировой войны – предпочтение отдавалось этим кандидатам.
Но на деле только одна Бразилия хотела и могла проводить турнир. Аргентина сразу продемонстрировала свой отказ, а европейские страны – и Германия, расколовшаяся на две части, в первую очередь – не имели на это ни материальных, ни моральных ресурсов.
На решение отдать чемпионат мира 1950 года Бразилии повлияло и ее обещание соорудить к турниру стадион, равного которому нет в мире.
Это действительно было выполнено, хотя благодаря типично бразильской расхлябанности строительство “Мараканы” долго затягивалось, начавшись лишь в 1948 году. Строители еле-еле успели уложиться в срок, сдав арену в эксплуатацию прямо в день начала турнира – 24 июня 1950 года, хотя одна трибуна так и не была достроена (и, кстати, не достроена до сих пор).

1954 – ШВЕЙЦАРИЯ
Выбор Швейцарии в качестве организатора пятого чемпионата мира объяснялся просто: этой европейской страны война коснулась меньше всего. Если она и участвовала в ней, то только своими банками.

1958 – ШВЕЦИЯ
Принцип чередования континентов вновь был нарушен: во второй раз подряд чемпионат мира состоялся в Европе. В разгар “холодной войны” и ожесточенного идеологического противостояния двух систем было очень важно выбрать организатором страну, провозгласившую нейтралитет. Поэтому выбор был сделан в пользу Швеции.

1962 – ЧИЛИ
Никогда больше чемпионат мира не проводился в стране, которая настолько не подходила для проведения столь представительного турнира. Для подавляющего большинства людей осталось загадкой, как мундиаль-62 отдали чилийцам. Ведь и сборная никогда не добивалась сколь-нибудь значительных успехов, и экономика находилась в стадии застоя, и политическая ситуация уже тогда, за 11 лет до пиночетовского переворота, была весьма нестабильна. Общество раскололось на три лагеря: у власти находились консерваторы во главе с Хорхе Алессандри Родригесом, а их с двух боков энергично поджимала оппозиция – демохристиане, возглавляемые Эдуардо Фреем, и коммунисты под предводительством Сальвадора Альенде.
Вдобавок ко всему в 1960 году в Чили произошло разрушительное землетрясение, и Аргентина тут же выразила готовность принять мундиаль у себя.
Добыть в таких условиях право проведения чемпионата мира и отстоять его, несмотря на многочисленные критические голоса, значило проявить незаурядный героизм. И имя этого, без всяких натяжек, героя – Карлос Диттборн Пинто.
Человек с немецкими корнями, довольно молодой (ему было всего 32 года, когда на конгрессе ФИФА 10 июня 1956 года было решено отдать чемпионат Чили), он едва ли не в одиночку улаживал все организационные проблемы. Когда после землетрясения 1960 года встал вопрос о переносе места проведения турнира, Диттборн воскликнул: “Оставьте нам чемпионат мира – кроме него, у нас ничего нет!”
В его голосе прозвучало столько отчаяния и драматизма, что его оппоненты невольно отступили. А фраза вошла в историю. Начертанная на громадном транспаранте, она опоясала трибуны Национального стадиона в Сантьяго. Во время каждого матча на табло горел девиз, который избрали чилийцы и который также представлял собой фразу Диттборна в несколько трансформированном виде: “Отдадим все, потому что не имеем ничего!”
Шесть лет каторжной, без малейшей передышки работы сделали свое дело: когда до начала чемпионата оставался всего месяц, Диттборна подкосила тяжелая болезнь, которая в считанные дни унесла его на тот свет. Было ему всего 38 лет, и своего детища он так и не увидел. В день его смерти крупнейшая газета Чили “Меркурио” поместила его гигантскую фотографию в черной рамке. Кроме нее и фразы “Карлос Диттборн умер сегодня утром”, там не было больше ничего.

1966 – АНГЛИЯ
Только восьмой по счету чемпионат мира приняла у себя страна, которой принадлежит честь быть родоначальницей футбола. Считавшаяся на протяжении многих десятилетий законодательницей мод Англия никак не могла подтвердить это на практике, то есть завоевать “золото” мирового первенства. Этот факт служил почвой для язвительных комментариев в адрес англичан. Когда конгресс ФИФА в 1960 году определил Англию хозяином ЧМ-66, в прессе это прокомментировали так: “Если Англия не может создать первоклассный футбол у себя, то он сам придет к ней в 1966 году”.

1970 – МЕКСИКА
Девятый чемпионат мира прошел в Мексике спустя два года после того, как здесь же состоялись Олимпийские игры. Неудивительно поэтому, что организация была на самом высоком уровне – на этом и строился расчет при выборе страны-организатора.
Чемпионат в Мексике был своего рода экспериментом: впервые командам было предложено посостязаться в условиях высокогорья: матчи проходили на двухкилометровой высоте, а то и еще выше.

1974 – ФРГ
Опыт, опробованный четырьмя годами ранее, был повторен. В том смысле, что страна сначала приняла у себя Олимпиаду, а следом за ней – чемпионат мира по футболу.
Но если в Мексике обстановка была праздничной, то здесь она была серьезно омрачена. Гибель израильских спортсменов от рук террористов в 1972 году наложила отпечаток на последующие события: принимающая сторона, заботясь о недопущении повторных терактов, многократно усилила меры безопасности. Никогда больше спортивное соревнование не сопровождалось такой плотной опекой армии и полиции. Целый месяц бундесвер находился в состоянии повышенной боеготовности. Отели, где размещались участники, охраняли автоматчики. При перемещении команд на автобусах их сопровождали военные бронированные машины.
1978 – АРГЕНТИНА
Пришла пора вспомнить о 1934 годе. Метод использования чемпионата мира как средства утверждения авторитета правящего режима, изобретенный Бенито Муссолини, взяла на вооружение военная хунта Аргентины.
Ее лидер генерал Видела делал с помощью футбола большую политику. Он много раз встречался с президентом ФИФА Авеланжем и сумел расположить к себе и его, и других высших футбольных чиновников.
Тяжелая, напряженная обстановка чувствовалась во всем. Порядок в Аргентине держался на штыках, по Буэнос-Айресу и другим крупным городам расхаживало множество военных патрулей. Хунта пошла на значительные расходы, связанные с чемпионатом, хотя солидная часть населения жила за чертой бедности, а экономика переживала острый кризис.

1982 – ИСПАНИЯ
ФИФА приняла решение резко расширить формат чемпионата мира: с 16 до 24 команд, с 38 до 52 матчей. В связи с этим существенно повысились и требования к стране, изъявившей желание провести у себя чемпионат мира. Среди европейских стран с мощной экономикой и сильными футбольными традициями осталась лишь одна, которая еще не удостаивалась подобной чести, – Испания. Поэтому ей и было отдано предпочтение, когда она заявила свои претензии.

1986 – МЕКСИКА
Еще в 1974 году было принято решение о предоставлении права проведения ЧМ-86 Колумбии. Имея целых 12 лет на подготовку, колумбийцы тем не менее сами отказались от чемпионата, явив уникальный случай в истории турнира.
Подобный шаг предсказывался задолго до 1983 года, когда Колумбия объявила об отказе, и неожиданным не выглядел. Даже из уст высших чиновников ФИФА можно было услышать сомнения в ее способности провести мундиаль.
Колумбийцы же затягивали с отказом. Президент страны Турбай, чей срок истек в 1982 году, не взял на себя смелость расписаться в бессилии. На это отважился только его преемник Белисарио Бетанкур. “У нас нет времени на удовлетворение экстравагантных запросов ФИФА и ее членов. Пусть ФИФА изберет иную страну”, — заявил он.
Когда в 1974 году принималось решение в пользу Колумбии, то раздавались голоса, предупреждавшие о том, что ограниченные ресурсы страны затруднят для Колумбии организацию подобного турнира. Но впереди была уйма времени, за которое можно было горы свернуть.
Однако руководство страны поспешности не проявляло. Восемь лет ушло только на дебаты, обсуждение идей. Много было разговоров, а дела – никакого.
“Мы, колумбийцы, никогда в действительности не знали, во что обойдется мировой чемпионат для нас. В любом случае его минимальная стоимость оценивается ныне в 300 миллионов долларов. С учетом же требований, предъявляемых ФИФА, сумма эта возросла до 2 200 миллионов”, — сказал Бетанкур.
После отказа Колумбии четыре страны проявили заинтересованность спасти чемпионат в экстренной ситуации – Бразилия, США, Канада и Мексика. 20 мая 1983 года на конгрессе в Стокгольме ФИФА отдала предпочтение Мексике, сочтя ее наиболее подготовленной. Таким образом, Мексика стала первой страной, принявшей у себя чемпионат мира дважды. Как и в случае с Чили в 1962 году, в преддверии чемпионата на Мексику обрушилось страшное землетрясение, но страна с честью справилась со всеми трудностями.

1990 – ИТАЛИЯ
Это был первый и пока единственный случай, когда на проведение чемпионата мира (наряду с Италией и Англией) претендовала наша страна. У Советского Союза поначалу было не меньше шансов, чем у конкурентов, но вмешалось чрезвычайное происшествие – осенью 1983 года нашими пограничниками был сбит южнокорейский “Боинг”. Это предопределило поражение кандидатуры СССР.

1994 – США
США со второй попытки получили право на проведение чемпионата мира. В первый раз они претендовали на турнир 1986 года, когда отказалась Колумбия. Тогда, в 1983 году, Соединенные Штаты сразу отставили в сторону, назвав представленный ими заявочный доклад не более чем “красивым туристическим документом”.
На этот раз инициативная группа США учла все ошибки и представила сугубо деловой документ в черно-белой печати, зато детальный и всеобъемлющий. К нему было присовокуплено записанное на видеокассету послание президента Рональда Рейгана. Была развернута широкая кампания в поддержку страны, на которую было израсходовано полтора миллиона долларов. В Цюрих на конгресс ФИФА, где должно было пройти голосование, приехала команда из 40 человек.
США победили, но с небольшим преимуществом – за них проголосовали 9 делегатов из 18. Марокко отстало незначительно – на два голоса. И еще два набрала Бразилия.
“Самая богатая страна не имеет права позволить себе оставаться белым пятном на футбольной карте мира”, — прокомментировал победу США на выборах тогдашний вице-президент ФИФА Нойбергер.

1998 – ФРАНЦИЯ
Вслед за Мексикой и Италией Франция стала третьей страной, которая получила право провести чемпионат мира повторно. Но масштабы были несопоставимы с 1938 годом, ибо чемпионат мира вновь подвергся существенному расширению – с 24 до 32 команд.

2002 – ЯПОНИЯ И КОРЕЯ
Жоан Авеланж сделал на прощание подарок азиатскому континенту: он сдержал обещание выйти наконец за рамки Европы и Америки. 17-й по счету турнир примет третья часть света – Азия. ФИФА под влиянием Авеланжа приняла необычное и спорное “соломоново” решение – объединить усилия сразу двух стран, Японии и Кореи, которые претендовали на проведение чемпионата поодиночке. Каким получится разделенный на две страны мундиаль, покажет будущее.