Пловцы из Международной ассоциации “Марафонское зимнее плавание” под руководством Владимира Гребенкина совершили уникальный научно-исследовательский заплыв в холодной воде (ее температура колебалась от 5 до 14 градусов) вокруг сердца озера Байкал – острова Ольхон. 221 километр был преодолен за 67 часов 27 минут.
Новый рекорд России по длительности пребывания в ледяной воде установила москвичка Александра ТИХОМИРОВА, которая на одном из этапов пробыла в восьмиградусной воде 102 минуты, проплыв пять километров над самой глубокой частью Байкала – 1637 метров. Рекордсменка дала эксклюзивное интервью газете “Советский спорт”.
– Александра, за какие “грехи” вы попали в российскую книгу чудес, рекордов и достижений “Диво”?
– Это было в 1995 году в Китае, на реке Сунгари. Там состоялся 25-километровый заплыв в холодной воде от 8 до 10 градусов. Цель – мониторинг работы сердечной мышцы. На мне был специальный жилет, к которому прикрепили полуторакилограммовый мини-кардиограф, с ним я за 2 часа 40 минут проплыла всю дистанцию. Пришлось “попотеть”!
– Плаванием как таковым вы раньше занимались?
– Нет, я специализировалась на лыжных гонках, еще в школе бегала по первому разряду.
– А затем вдруг поняли, что вода – это всего-навсего растаявший снег…
– Да, поскольку снега стало выпадать меньше, а зимы пошли мягкие, жизнь стала скучнее. Пришлось переквалифицироваться. Шучу, конечно.
– И какой старт для вас самый-самый памятный?
– Очень сложным был заплыв через Татарский пролив – волнение три балла, сильная качка, вода холоднющая – 1,4 градуса. Мы находились в ней по 10 – 15 минут днем и ночью и 115 километров преодолели за 44 часа. В 1998 году на традиционном ледовом фестивале в Харбине, куда нас ежегодно приглашают китайские спортсмены, при температуре воздуха минус 27, а воды – 0 мы два раза в день совершали заплывы. Такое не забывается! Кстати, именно длительные заплывы позволили мне закалиться.
– Значит, теперь простуды и разные там “импортные” гриппы обходят вас стороной?
– Да, и это притом, что раньше я сильно страдала различными бронхиальными заболеваниями. Теперь их нет и в помине.
– А бывает вода с минусовой температурой?
– Конечно, в северных морях, где большая соленость воды. Она может замерзать при температуре минус 2 – 3 градуса. Мне самой на Дальнем Востоке приходилось плавать в воде минус 1,5. Интересные ощущения. Тело, будто резиновое, и тебе как бы не принадлежит.
– Как вернуться в людское обличие из “резиново-кукольного”?
– Баня, не очень горячая, быстро в чувство приводит, но лучше всего обогреваться сухим теплым воздухом. Хороши и термохимические грелки, которые мы разработали и с успехом применяем.
– На Байкале вокруг Ольхона вы только что накрутили 221 км. Как вам удалось установить свой рекорд?
– Сама не знаю! Это третий наш заплыв по Байкалу, но раньше я его как-то не чувствовала. А теперь окунулась в волшебную сказку Ольхона. Рекорд не планировался заранее.
– А правда, что с борта теплохода вам кричали: “Саша, держитесь! Сколько минут проплывете, столько лет Владимир Гребенкин и проживет”?
– Может быть, но я не слышала. Думаю, народу, как всегда, хотелось хлеба и зрелищ. Зато мне было прекрасно слышно, как капитан в рупор просил уйти всех с правого борта, иначе корабль перевернется. Людям хотелось увидеть какое-то маленькое чудо, чудеса ведь так редко случаются, поэтому мы их сами творим…
– Тогда задам вопрос не рекордсменке, а большому начальнику, вице-президенту международной ассоциации: каковы ваши ближайшие планы?
– После удачного заплыва вокруг Ольхона планов у нас громадье. Ведь у нас, наконец, появился генеральный спонсор и достойный партнер – подмосковная фирма “Эликом”. Ее девиз – здоровое питание для здорового образа жизни. Мы на себе испытали, какой заряд энергии дает продукция этой фирмы. С помощью наших новых друзей мы планируем в сентябре 2000 года проплыть 2000 км от Харбина до Сахалина, в январе-феврале будущего года принять участие в XVII Международном ледовом фестивале, в июле 2001 года совершить 800-километровый заплыв вдоль Байкала, а через неделю – переплыть Берингов пролив.