В ШТРАФНОЙ
Василий УТКИН, комментатор НТВ
ИЗ ЗОЛУШКИ
В ПРИНЦЕССУ
И ОБРАТНО

Сборная – команда удивительная и тема занимательная. Ни о какой другой команде столько, наверное, не пишут и не говорят. Правда, не в количественном, а как бы это выразиться – качественном смысле: в определенные дни ничего, кроме сборной, просто не существует.
При этом играет она нечасто; новые люди в команде, как это происходит и в российском случае, появляются крайне редко. Все это делает тему сборной в значительной степени статичной: у каждого есть мнение по поводу ее игры, игра кажется постоянной величиной, ну и свежему взгляду откуда взяться? Как говорил еще Шарапов, “глаз, что называется, замыливается”. И это при том, что на самом деле сборная – невероятно подвижный организм, как никакой другой, зависимый от знаменитого психологического фактора (он же аспект). Организм, в котором совершенно иначе, по сравнению с клубом, распределяются жизненные пространства тренеров и игроков, персонала и пресс-службы, и все это двигается, все изменяется.
Сборная никогда не играет двух одинаковых матчей подряд. По крайней мере – наша сборная, в которой слишком давно не было сколько-нибудь стабильной ситуации, даже кадровой, на протяжении последних лет. В сборной от одного матча к другому возможно чудесное преображение: с ней на самом-то деле никогда не соскучишься. С нашей – уж точно: только за один год команда дважды преображалась. Сперва, и это памятно всем, кто видел, а кто не видел, тот вообще ничего не видел, – известные восемь побед и одна несчастная ничья после трех стартовых поражений; потом – эйфория аккурат перед стартовым матчем в Израиле, за ней следуют товарищеские игры, столь же невыразительные, как те самые три поражения. Как это объяснить? Скорее всего, никак. Сконцентрироваться стоит, конечно, на второй метаморфозе – превращении принцессы назад, в Золушку. Сначала казалось, что все достаточно просто. Ну вот если посмотреть взглядом совсем уж без эмоций, возникает вопрос: строго говоря, кому все эти матчи нужны были? Старт отборов только через лето; за это время тысячу раз можно, в частности, и потерять, и снова набрать форму, тем более что у многих играющих за границей летом отпуск. О том, что пробовались в этих матчах от Израиля до Молдавии (кстати, это во всех отношениях недалеко) какие-то тактические и иные варианты, просто смешно – даже если и пробовались, то, во-первых, все равно такая проверка мало что дает, а во-вторых, все мы видели, как это смотрелось. Вот, к примеру, в игре со Словакией Романцев поменял местами Хохлова и Титова; Егор опустился поглубже в середину, а Дима вроде бы распасовывал. И что получилось? Титов раньше времени устал, а Хохлов чувствовал себя страшно дискомфортно. В конце концов, сошлись на том, что в товарищеских играх сборной не хватило мотивации.
А вот почему ее не хватило? Наверное, причин две. Первая – раньше сентября серьезные вопросы все равно решаться не будут. Второе и главное – душевная пассивность футболистов, называемая также “отсутствием мотивации”, на самом деле констатирует простейшее обстоятельство: в сборной нет конкуренции, в частности, за место в составе.
И эта ситуация мне все время казалась нормальной. Она понятна и житейски объяснима. И потом, причины-то пресловутого безразличия, отсутствия опять же мотивации, тоже вполне житейские. Придет время, и все получится совсем по-другому. Осенью команда станет совершенно другой, потому что ситуация изменится.
Однако вот сейчас мне все это уже не кажется таким очевидным. Жизнь все равно сложнее, и схемы не работают прямо. Нельзя было предвидеть травму Титова; нельзя было знать, как непросто сложится сезон у Смертина, неожиданным оказался кризис “Спартака”. Последнее особенно важно. Сейчас “Спартак” и сборная – даже не очень близкие команды: то ли дело еще буквально год назад! Дело тут не в стиле и не в кадрах. Просто, работая со “Спартаком”, Романцев сегодня решает совершенно иные задачи, не похожие на проблемы сборной даже отдаленно. Ну и кадровая ситуация изменилась в этом смысле достаточно радикально: тут и отъезд Хлестова, и неприлично слабый сезон Тихонова. Есть, конечно, и более отрадные факты. Поменял команду Аленичев, и все, кто видел, а в Москве этот матч можно было посмотреть, воспользовавшись телевизионными услугами букмекерских контор, – португальский Суперкубок, убедились, что этот человек в полном порядке. Чего стоит то обстоятельство, что решающий гол, принесший его “Порто” ничью, Аленичев забил на последней минуте?
Очень здорово играет в “Сент-Этьене” Панов. Просто как к себе домой пришел. Быстро разобрался, что к чему; играет не на статистику свою, а на команду.
Но достаточно ли будет того обстоятельства, что сейчас, когда до старта отборочного турнира остаются считанные дни, проблемы мотивации уже не существует по определению? Неизвестно. И гложет, гложет мысль, что, несмотря на все объективные, хоть и субъективного свойства, проблемы первую половину года можно было бы использовать и с большей пользой. Что теперь? Мы слишком мало знаем, чтобы догадываться.
Тревожно. Понятное дело, что хочется верить в лучшее. И будем верить, как ни крути, но от прошлогодней эйфории не осталось и следа. Тут, конечно, тоже есть свои плюсы – эйфория вообще вредная вещь в любом деле, ведь дело – не именины. Но тогда, поздней московской осенью, сквозь слезы смотрелось гораздо оптимистичнее. Хочется вернуть это чувство, но сделать это можем, увы, не мы, а команда, за которую мы болеем в силу факта рождения – сборная.