ДВОРЦОВЫЕ
ИСТОРИИ

“Советский спорт” продолжает серию публикаций из недавно вышедшей книги замечательного журналиста Владимира Дворцова “Улыбки футбола”. Вы найдете здесь забавные случаи, воспоминания, казусы и закулисные откровения. В то же время и в жизни рядовых болельщиков происходит немало интересного. Мы ждем от читателей писем, в которых вы поделитесь своими историями, связанными со спортом. Самые интересные рассказы найдут свое место на страницах газеты.
“Я ЭТИМ КРИКУНАМ ПОКАЖУ!”
Однажды команда ЦДКА встречалась с тбилисским “Динамо”, и болельщики-грузины, а их всегда было много на московских матчах тбилисцев, стали оскорблять Всеволода Боброва: чего, мол, стоишь, как пень, давай бегай! Доставалось ему и по “матушке”.
Бобров очень расстроился и говорит: “Я этим крикунам покажу!”
В итоге ЦДКА выиграл матч — 6:1, а Бобров забил четыре гола. Уходя со стадиона, грузинские болельщики обменивались между собой: “Нехорошо, что мы рассердили Боброва. Он, генацвале, один обыграл нашу команду!”

ВЕДЬ ТЫ ЖЕ АЛКАШ!
В перерыве товарищеского футбольного матча журналистов, освещавших московскую Олимпиаду, выступавший за команду гостей московский корреспондент западногерманского журнала “Штерн” Норберт Кюхенке посетовал вслух: “Жарко, устал”.
Поскольку Кюхенке получил известность как исполнитель роли датского профессора в фильме “Осенний марафон”, он тут же получил от одного из партнеров ответ:
— Ничего удивительного, ты же, как это по-русски… алкаш.

“ПОСЛЕ ИГРЫ МЕНЯ ЭТА БАНДА УЖЕ
НЕ ИНТЕРЕСУЕТ”
В конце сороковых годов тренеры футбольных команд обычно собирались на конференцию или совещание. Как-то в декабре наставник ЦДКА Борис Андреевич Аркадьев говорил своему коллеге Абрамову — тренеру самарских (тогда еще куйбышевских) “Крыльев Советов”: “Главное, Алексей Кузьмич, в тренерской работе — это беречь нервы. Я, например, после матча прихожу домой, отключаю телефон, приготавливаю ванну, ложусь в нее и читаю интересную книгу”.
— Ну, а если, Борис Андреевич, — спросил несколько удивленный Абрамов, — вы узнаете, что ваши игроки выпили?
— После игры, — ответил Аркадьев, — меня эта банда уже не интересует.

“ВСЕХ ОПУСТИЛИ…”
Борис Андреевич Аркадьев не употреблял крепких выражений почти никогда. Но однажды сборная под его руководством проиграла товарищескую встречу совсем слабой команде.
После игры он зашел в раздевалку и сказал одну фразу:
— Ну, сегодня мы играли так плохо, как будто всех нас опустили в яму с жидким калом.

“ПЯТКУ УБИРАЕМ”
Любители футбола наверняка запомнили игрока итальянского “Ювентуса” Алессандро Дель Пьеро, остроумно забившего пяткой гол в финальном матче “Кубка европейских чемпионов” 1997 года в ворота дортмундской “Боруссии”.
Но именно с ударом пяткой у нас произошел такой случай. Однажды киевское “Динамо” (дело было во времена “Союза”) играло дома очередной матч первенства страны. В одном из моментов Леонид Буряк, оказавшись на краю поля, как раз напротив скамейки тренеров, отдал пас пяткой. И тут же раздался голос тренера Валерия Лобановского.
— Пятку убираем, Леня.
В перерыве Лобановский повторил свое замечание. Леонид Буряк на это заметил:
— Валерий Васильевич, я пяткой точно отдал пас своему партнеру.
Но Лобановский не смутился, а повторил:
— Леня, пятку убираем. Попроще.
— Но мы играем для народа, — не сдавался Буряк.
— А я прошу пятку убрать, — снова повторил Лобановский. Подумал и добавил: — И народ тоже.

“ПАПАЕВ —
ЭТО РИХТЕР”
Николай Петрович Старостин безумно любил Виктора Папаева, сейчас он тренер по мини-футболу. Александр Петрович Старостин тоже обожал этого футболиста. Папаев был очень техничным игроком, обладал великолепной обводкой, отличным пасом, если бы у него была стартовая скорость, он был бы лидером нашего футбола. Но в один из моментов он снизил форму. И гл. тренер “Спартака” Симонян на одну из игр чемпионата не захотел его ставить в состав.
Долго Симонян с Николаем Петровичем обсуждали этот вопрос. “Ну не в порядке он, — говорил гл. тренер, — даже ребята советуют, чтобы он пропустил игру”. Но Николай Петрович ни в какую. Сила убеждения у него была огромная. И он все-таки настоял на включении Папаева в состав.
В это время подъехал Александр Петрович, обычно он подъезжал к концу установки.
— Ну, Николай, как дела? — спросил он у брата.
— Не хотели тренеры ставить Папаева на игру.
— Что? — спросил Александр Петрович.
— Да, тренеры не хотели его ставить на игру. Представь себе. Еле убедил.
— Николай, я бы на игру не пошел, если бы не играл Папаев. Мне бы там нечего было делать! Неужели ты не можешь втолковать своим тренерам, что Папаев — это Рихтер в футболе.
Вскоре Папаева привлекли в сборную страны, но потом тренер Валентин Николаев его отчислил.
Вот Симонян и сказал Александру Петровичу: “Вы все время хвалили Папаева, а Николаев его отчислил из сборной”. На что последовал ответ Александра Петровича:
— Николаев не признает Папаева? А важнее другое: признает ли Папаев Николаева?