502 Bad Gateway


nginx
АНДРЕЙ КАНЧЕЛЬСКИС:
ХОЧУ ИГРАТЬ ЗА СБОРНУЮ,
НО ОДНОГО ЖЕЛАНИЯ МАЛО
Российский легионер “Рейнджерс” Андрей Канчельскис последние полтора года не вызывается в сборную. Тем не менее он продолжает исправно выходить на поле в составе своего клуба, который входит в число элитных. Лишь в третьем туре шотландского первенства он по стечению обстоятельств весь матч просидел на скамейке, но это не показатель. В следующем туре он вновь выйдет в числе основных игроков.

Роман ГУЛЯЕВ

— После итальянского и английского чемпионатов вы перешли в шотландский. Неужели вам интересно играть в турнире, в котором почти все предопределено заранее?
— Это в прошлом году концовку первенства мы провели “вполноги” — уж больно слаб был “Селтик” — и настраивались только на финал Кубка Шотландии. Но сейчас наш конкурент усилился, у них молодой и амбициозный главный тренер Мартин О`Нил, руководивший в прошлом году. Так что сезон я встречаю в хорошем настроении. К тому же сборы прошел все, начал успешно играть в сезоне, а это очень важно.
А по физике этот чемпионат самый трудный из всех, в которых я играл. Все хотят у нас выиграть, все полностью выкладываются на протяжении 90 минут. Другое дело, что футбол — это не только физика, а в технике и тактике шотландский футбол уступает английскому и итальянскому. Но все равно надо выходить, играть и доказывать. Как, собственно, и везде.
— Интересно, живя в Шотландии, юбку вы носите?
— Иногда, по праздникам. Если вы шотландцу скажете слово “юбка”, он обидится. Это называется “килт”. Когда я приехал, я купил килт и ношу его по праздникам, но это так, ради экзотики.
У нас есть официальный ужин, куда надо приходить либо в смокинге, либо в килте. Все ходят в смокингах, а я не люблю быть как все, поэтому хожу в килте.
— А правда ли, что под килтом шотландцы не носят нижнего белья?
— Правда. Но это их традиция, вот пусть они и ходят так, как хотят. Я же не хотел себе все отморозить...
— С Димой Хариным часто общаетесь?
— Да, дружим домами, ведь живем в одном районе. Часто общаемся, ужинаем вместе, но только не в русском ресторане, так как такого в Глазго нет. У него была тяжелая операция, и сейчас он восстанавливается. Если все будет нормально, то к новому году он сможет выйти на поле. Жаль, что из-за повреждения он сыграл в прошлом сезоне две игры. Но сыграл так хорошо, что все были довольны. Надеемся, что все будет нормально и с Мартином О’Нейлом у него сложатся отношения.
— Перед этим сезоном у вас был вариант покинуть так любимую вами Шотландию. Не так ли?
— Все это на уровне слухов, ко мне и к агенту никто не обращался. Может быть, поехал бы в “Манчестер Сити”. Все зависело от условий, но в “Бешикташ”, куда меня звали газеты, точно бы не отправился. Турция — это не мое.
— Теперь немного о сборной. На больную мозоль не наступим?
— Нет, почему же. Переживаю, конечно, чувствую, что мог бы помочь, но тренер решает все…
— Известно, что в Великобритании иностранец, не играющий в сборной, может быть лишен рабочей визы...
— Я уже получил английский паспорт, так что это мне не грозит.
— Все-таки почему вы не играете в сборной России?
— Тренер не зовет. А он, как известно, всегда прав.
— Какая черная кошка пробежала между вами и Романцевым?
— Не знаю, какая кошка. Может, он затаил обиду после Евро-96. После этого у нас контактов не было. Я считаю, что тренер не должен метаться — или ты за ребят, или ты за руководство. До чемпионата Европы он был с нами. Но потом переметнулся. Нельзя быть таким перебежчиком.
— А если завтра Олег Иванович позвонит вам…
— Я никогда не говорил, что не хочу играть в сборной, не давал никаких зароков. Можете так и написать: Андрей Канчельскис хочет играть за сборную. Но только одного моего желания мало. Все хотят играть за сборную, но все зависит от тренера. Не возьмет — жизнь на этом не кончится. Ну а если вызовут, приеду, помогу чем смогу. Приеду в сборную России к любому тренеру. Я приезжал ко всем: и к Садырину, и к Игнатьеву, и к Бышовцу, и все к тому же Романцеву.