Пропустивший несколько матчей из-за болезни Максим Деменко недавно вернулся на поле. Но он возвратился не в центр поля, где обычно играл, а на позицию форварда, куда его решил отрядить главный тренер Юрий Морозов. По словам Максима, это перемещение нисколько его не смутило.

— Ваш переход из “Жемчужины” в “Зенит” получился одним из самых громких.
— Мне было очень приятно, что пресса ко мне хорошо относится. Я уже думал, что меня совсем забыли. А почему так отреагировала пресса? Наверное, хорошо проявил себя в “Жемчужине”, раз уход из нее все так восприняли. А потом не такой уж он и громкий. Но одно знаю точно: мне было приятно.
В общем, все складывалось хорошо?
Очень. Все было прекрасно в этой команде. И сезон я начал достаточно уверенно, забив два мяча.
А что случилось потом? Вы перестали появляться в основном составе.
Все началось с того, что у меня заболела жена и я вынужден был уехать из сборной. Пришлось пропустить несколько матчей. Когда я начал только восстанавливаться и играть, меня постигла другая напасть — я отравился. И опять все по новой. Снова приходилось набирать форму. Некоторые тогда говорили, будто у меня проблемы с Морозовым, однако это неправда, отношения с ним были нормальными.
В то же время перестали поступать и вызовы из сборной.
Это вполне естественно. Кто же возьмет игрока, который пропустил столько времени и не участвовал в матчах? Все по делу. Но как любой нормальный футболист, я горю желанием снова вернуться в сборную и помочь ей, если, конечно, во мне будет нуждаться Олег Иванович.
В данный момент сборная находится в “Бору”. Мыслями вы тоже там?
— Конечно, хотелось бы там оказаться. Но я обязательно буду смотреть за игрой по телевизору и переживать за ребят.
В последних матчах в своем клубе вы выходили на позиции форварда. Это многих удивило, а как вы восприняли смену позиции?
Абсолютно нормально воспринял. Футбол постоянно развивается, и сейчас под действиями нападающего нельзя понимать только то, что он стоит впереди и ждет, пока ему дадут пас. Форвард должен трудиться не меньше других игроков. Это и тот же отбор, и прессинг защитников соперника. Постоянно приходится передвигаться по полю. Никакого дискомфорта я не чувствую — современный футбол требует большого объема работы от каждого из одиннадцати человек. Так что проблем в плане перестройки на новый лад у меня не было.
Раньше вам доводилось играть в атаке?
Когда был мальчишкой, я часто играл в нападении. Если брать уже профессиональную карьеру, то когда выступал в Самаре, меня ставили на позиции под нападающими. А вообще у меня такой принцип, что мне все равно, на какой позиции, но главное — играть.
У вас не очень высокая скорость для нападающего. Чем вы это компенсируете?
Я стараюсь играть по линии с последним защитником, когда идет наша атака. Иногда в мою задачу входит получить мяч, тут же отдать его и снова открыться. Разные задачи ставят тренеры. Если команда играет через фланги, надо выбрать удачную позицию для завершения атаки. А скорость, да, согласен, у меня невысокая.
На вашем счету пока два гола. Ставите перед собой цель забить определенное количество мячей?
А могло быть и три забитых мяча. Но, к сожалению, мой гол, забитый “Сельте”, отменили. Посчитали, что это было сделано с нарушением правил. Да и в чемпионате у меня было много моментов, чтобы забить. Но чего-то не хватило. Очень часто вспоминаю эти эпизоды, а особенно тот, когда в матче с “Торпедо” уже обвел Женю Корнюхина и в последний момент не попал в пустые ворота.
Известно, что у вас были предложения от “Спартака” и киевского “Динамо”. Вы же предпочли “Зенит”…
И очень рад, что это сделал. Я предан нынешнему клубу. Меня здесь все устраивает.
Зато наверняка играли бы на своей излюбленной позиции.
— Я повторюсь, для меня нет разницы, на каком месте играть. Футбол значительно изменился. Хотя действительно я знаю таких игроков, которые держат левую бровку и никогда с нее не уходят. Они там как рыба в воде себя чувствуют, а поставь в центр или на другой фланг — могут потеряться.
То есть вы не жалеете, что остались в Питере?
Я никогда ни о чем не жалею. Если я сделал этот выбор, значит, так надо. Все, что ни делается, все к лучшему — я живу по такому принципу.