В матче “Анжи” — “Спартак” произошло сразу несколько примечательных событий. Первый свой гол в красно-белой футболке забил вышедший на замену бразилец Маркан, а следом отличился его соотечественник Робсон, в 20-й раз в своей российской карьере пославший мяч в ворота. Таким образом, впервые оформившийся в команде Романцева тандем латиноамериканских форвардов принес “Спартаку” столь необходимую победу. После матча сразу же пошли разговоры о появлении в нашем чемпионате бразильской суперсвязки “РО-МА”.

За последние годы наш футбольный люд насмотрелся на бразильские тандемы до боли в глазах и до рези в печенке. Как следствие, “Ух!”, которое произносили тренеры и “Алании”, и “Уралана” относительно перспектив своих латиноамериканских звезд, быстро трансформировалось в “Эх!”, которое невольно вырывалось при виде маломощных и самолюбующихся владикавказцев Эду с Пауло Эмилио и “стоячих” элистинцев Джефферсона и Касьяну. В результате сложилось устойчивое мнение, что настоящие бразильцы в Россию не поедут, а “пляжные” здесь не нужны. Спартаковец Робсон был, пожалуй, единственным посланцем страны Пеле, чьи футбольные заслуги более или менее признавались нашим народом. Тем не менее слабо верилось, что в России может заиграть еще один “Робсон”, исключений много не бывает, и уж тем более не было и речи о том, что два относительно сильных бразильских форварда будут защищать одни знамена. “Спартак”, как часто с ним бывает, оказался первопроходцем.
Конечно, пока трудно судить о том, насколько Маркан сможет раскрыться в специфичном футболе красно-белых и приживется ли он вообще в России, но уже сейчас можно говорить, что это классный нападающий.
В самый ответственный момент он вышел на поле махачкалинского стадиона “Динамо” абсолютно уверенным в своих силах и забил.
— Тот гол помню в мельчайших подробностях, — говорит счастливый Маркан, — все-таки это мой первый мяч за “Спартак”. Очень приятно, что он помог нам победить.
— Еще месяц назад дела “Спартака” обстояли неважно. Вас не удивляло, что многократный чемпион России терпит поражение за поражением?
— Я много слышал о “Спартаке”, знал, что этот клуб собой представляет. А тому, что мой приезд совпал с рядом поражений, я не придал особого значения. Трудный период бывает у каждого коллектива. Я был уверен, что эти неудачи временные, и не сомневался, что “Спартак” все равно станет чемпионом.
— К команде уже привыкли или пока не чувствуете себя здесь уютно?
— Если я скажу, что период адаптации мне дался легко, то явно совру. А это не в моих правилах. Конечно, было тяжело. Здесь другая страна, другой футбол. Да и языковой барьер — тоже большая помеха. Плюс сам факт пребывания вдали от родины, без семьи, не может не сказаться. Но считаю, что я справился. Спасибо ребятам, которые достаточно тепло меня приняли, и особая благодарность Робсону. Он оказал мне не только моральную, но и языковую поддержку.
— Вы долгое время сидели на скамейке запасных. Как это воспринимали?
— Было бы странно, если бы мне не хотелось быть игроком основы. Но, не проходя в состав, я не отчаивался. Профессионал должен воспринимать такие вещи спокойно. Самое главное, что я чувствую в себе силы и с первого дня пребывания в России верю, что в состоянии быть основным игроком “Спартака”. Если бы этой веры не было, то не имело бы смысла ехать в такую далекую страну.
— Интересно, ваше представление о России совпало с истинным положением дел?
— Трудно сказать. Вообще-то я приехал не оценивать, а играть. Меня, конечно, волнуют те проблемы, которые есть в России, но я стараюсь не принимать их близко к сердцу. Политики сами разберутся. Чисто же по-человечески мне здесь нравится, причем с каждым днем все больше и больше.
— Такому оптимистичному ответу, наверное, и поспособствовал матч с “Анжи”. Когда выходили на замену, волновались?
— Нет такого игрока, который не волновался бы перед выходом на поле. Другое дело, что это волнение рабочее, “нестрашное”. Как только вошел в игру, Робсон кое-что подсказал, и это мне помогло легко освоиться на поле.
— Вы сыграли весьма неплохо. Какую часть своего потенциала смогли реализовать в этом матче?
— Ответить трудно. Я знаю одно, что моя готовность явно не стопроцентная, хотя бы потому, что это невозможно. Как только футболист посчитает, что он достиг идеала, так сразу же на его карьере можно ставить крест. К тому же мне явно не хватает игровой практики. Еще нужно поднабрать физических кондиций.
— Если вернуться к игре с “Анжи”, то, может быть, на ваших действиях отразилась атмосфера махачкалинского стадиона, которая чем-то напоминала бразильскую.
— Безусловно, определенная схожесть есть: прежде всего это большое количество болельщиков, их энтузиазм, элементы шоу. Принципиальное же отличие в том, что в Бразилии на выезде твою команду поддерживают так же, как и дома. Любой клуб, будь то “Палмейрас” или “Фламенго”, имеет огромное количество своих болельщиков во всех городах. Поэтому там на выезде играть легче, чем в России.
— Вы ведь еще выступали в Италии в “Торино”. О тех временах сохранили добрую память?
— Да, итальянский период своей карьеры вспоминаю с большим удовольствием. Там я играл с таким великим мастером, как Абеди Пеле. Он высококлассный футболист и всячески меня поддерживал, осуществлял надо мной шефство. Мне было здорово с ним играть.
— Кого считаете наиболее оптимальным для себя напарником: знаменитого Абеди Пеле или Робсона?
— Я не смогу ответить. И тот хорош, и этот. Робсон мой земляк и нынешний одноклубник, мы неплохо понимаем друг друга. Так что если Олег Иванович будет нас вместе выпускать на поле, то думаю, мы не заставим его об этом пожалеть.
2 сентября ожидается приезд семьи Маркао: жены и годовалой дочки. Возможно, этот факт значительно повлияет на судьбу бразильского форварда. По крайней мере, на Робсона приезд его семьи сильно подействовал.
— В трудные минуты мать и невеста придавали мне дополнительные силы, — рассказывает Робсон, — во многом благодаря им и, конечно, команде, я относительно безболезненно преодолел период дисквалификации. А ведь очень обидно было лишиться права играть ни за что. Ведь не трогал я Варламова в матче с ЦСКА. Судья вынес несправедливое решение. Каждый должен отвечать за свои поступки.
— Во время дисквалификации не боялись, что лишитесь места в основном составе или, потеряв игровой тонус, утратите свою игру?
— Нет, я переживал только за команду. Что касается себя, то я, как и полагается, тренировался и очень хотел быстрее вернуться к полноценной спортивной жизни. Я очень рад, что тот период остался в прошлом.
— Сильно обрадовались своему голу в ворота “Анжи”?
— Конечно, я ведь нападающий, и забивать мячи — это моя работа. Но большее удовлетворение мне принесла победа команды. Не будь ее, никакие бы голы уже не имели смысла. А еще в матче с “Анжи” я сильно порадовался за Маркана. Он очень хороший нападающий.
— Кстати, гол в ворота Армишева стал для вас 9-м в чемпионате. Не замахиваетесь ли на лавры лучшего бомбардира чемпионата?
— Главное, чтобы “Спартак” был чемпионом. А если при этом я стану лучшим голеадором, то ничего плохого в этом не будет. В конце концов, почему бы и нет?