ОТПУСК ОТЦА
ДВОИХДЕТЕЙ
ПРОЛЕТЕЛ МИГОМ
“Руслан Олихвер” – раскатисто объявляет голос судьи-информатора, – участник всех 11 розыгрышей Мировой лиги, обладатель Кубка мира 1991 и 1999 годов, чемпион Европы-91, серебряный призер чемпионата Европы-99, бронзовый призер чемпионата мира 1990 года…” Бесконечные перечисления теряются в гуле зрительских трибун, и на площадке появляется Руслан.
“Самый нормальный паренек в сборной, – сообщает мне сидящий рядом болельщик, – и в волейбол играет, да и по жизни человек отличный”. Охотно соглашаюсь со своим соседом (хотя считаю, что в нашей сборной все ребята отличные) и ловлю себя на мысли, что просто не могу представить себе мужскую сборную России по волейболу без Олихвера. За последние 10 лет столько игроков поменялось, тренеров, страна и та изменила название, а Олихвер как играл, так и играет. К Олимпийским играм вот усиленно готовится.

О ПРИВЫЧКЕ
ИГРАТЬ В СБОРНОЙ

– Руслан, можете представить себе такую ситуацию: лето, разгар Мировой лиги, все ваши ребята из сборной рубятся за выход в финал из группы с итальянцами, а вы лежите на диване и наблюдаете все это по телевизору?
– Думаю, что в следующем году эту ситуацию придется представить. Сейчас в России много молодых, талантливых, сильных ребят, которые способны нас заменить. Тем более что после Олимпийских игр тренеры формируют новую команду, которая в течение следующего четырехлетнего цикла будет готовиться к Олимпийским играм.
– Уже представляете свое ощущение, лежа на диване?
– Наверное, было бы очень странно и непривычно. За 11 лет уже настолько привык к сборной.
– Можете вспомнить свой первый матч за национальную команду?
– Это было в 1989 году на Кубке мира. Получилось так, что весной мы выиграли молодежный чемпионат мира в Греции, а потом я отправился уже в составе взрослой команды на Кубок мира. Помню, выпустили меня играть с какой-то африканской командой. Тот матч ничего не решал, просто давали отдохнуть первому составу.
– Как вы думаете, что заставляет вас все это время играть за сборную: ведь за эти 11 лет у команды были всякие времена?
– Не знаю, привычка, может. Хотя, честно говоря, даже не могу это объяснить. Безусловно, за это время мысли были разные: хотелось и все бросить, и не играть. Но, наверное, у всех людей такие настроения бывают: когда что-то не ладится, то хочется домой, хочется все оставить. А потом один хороший момент – и снова рвешься в бой, снова все нормально, жизнь налаживается.
– Вы 11 лет играете за сборную, и все это время выступаете очень стабильно и серьезно. Это, может быть, субъективное мнение, но на тех же тренировках вы всегда пашете, хотя некоторые используют каждую возможность, чтобы увильнуть от чрезмерных нагрузок.
– Я считаю, что если взялся делать, то надо делать. Наверное, силы воли не хватило, чтобы оставить сборную.
– По-моему, наоборот, надо иметь силу воли, чтобы остаться в команде, каждое лето приезжать в Россию, тренироваться, сидеть на сборах, лишать себя заслуженного отдыха... Ведь после сезона за рубежом вам положены “летние каникулы”, не так ли?
– Наверное. Пока я просто не представляю, что я буду делать без сборной.
– А без волейбола?
– И без волейбола. Сейчас я сам себе все чаще и чаще задаю вопрос: а что я буду делать дальше?
– И какие ответы приходят?
– Пока никаких. К тренерской работе у меня душа что-то не лежит.

О СНЕГЕ И ДЕТЯХ
– В последние 8 лет вы выступаете в Италии и Бразилии. Как-то одна из газет вышла с заголовком: “Руслан Олихвер 7 лет не видел снега”.
– Ну, это не совсем так. Я ведь хоть ненадолго (на недельку где-то), но приезжаю зимой домой, так что еще не забыл, как выглядит снег. Конечно, в Бразилии снега нет совсем, а в Италии иногда выпадает. Пару раз за зиму (смеется).
– Ваши дети имеют представление о снеге?
– Дочке Кристине 3 годика, она родилась в Бразилии, поэтому представление о снеге у нее весьма смутное. Когда она в первый раз увидела снег, то очень удивилась. А вот сыну Руслану уже 9 лет. В первый класс он пошел в Москве, поэтому “со снегом” у него все в порядке. Второй класс проучился в Италии, в третий сейчас пойдет в Бразилии.
Так на каком же языке он учится?
– В России – на русском, в Италии – на итальянском, в Бразилии будет на португальском. Правда, португальский он уже подзабыл. Я ведь играл в Бразилии 4 года, а Руслан в садик ходил, с детьми он там хорошо общался. Но ничего, думаю, язык вспомнит. Вспомнил же он итальянский.
– Значит, сколько уже языков в активе у Олихвера-младшего?
– Три: русский, итальянский и португальский. Английского он пока не знает. В первом классе какие-то слова учили, но без практики все забывается.
– Игорь Шулепов сетовал, что его дочка в Японии начала с куклами по-японски общаться. Ваша Кристина языки пока не мешает?
– Есть немного. Когда она в Италии приходила из садика домой, то выдавала смесь.
– Сыну уже 9 лет. Как у него складываются отношения с волейболом?
– В этом году в Италии он первые полгода в своей жизни занимался волейболом. Вроде ему понравилось.
– А вы бы хотели, чтобы у Руслана-младшего судьба переплелась с волейболом?
– Если сам захочет, то ради Бога. Но, может, у него будут свои идеи и планы на жизнь?
О РОССИИ
И СЕБЕ САМОМ
– Сколько времени в году бываете в России?

– Думаю, месяцев 5 в общей сложности наберется. А может, и меньше.
– В таком случае вы хотя бы примерно представляете себе, кто сейчас популярен на российской эстраде?
– О, это вопрос к молодым, потому что я слушаю в основном то, что мне нравится. Не могу назвать какую-то одну группу или певца, так, все понемногу слушаю, в основном российское.
– А если вы едете в машине в той же Бразилии, что у вас играет?
– Чаще всего кассеты или диски. Хотя вы сами понимаете, что привезти с собой много дисков невозможно. Со временем они надоедают, и переключаешься уже на местное радио. Естественно, что музыка там очень сильно отличается. Хотя до сих пор где-то дома у меня валяется специально записанная кассета любимых бразильских песен.
– Когда приезжаете домой, то ходите в кино, театр, на концерты?
– Как раз сегодня вечером собрались всей семьей пойти на фильм “Миссия невыполнима”. Давно уже хотели его посмотреть. Но чаще всего, когда летом есть свободное время, то еду на дачу, где находятся сейчас дети с моими родителями. Проводим время на свежем воздухе.
– А что удается почитать?
– В основном, газеты и журналы. Правда, за рубежом российскую прессу купить не так-то просто. В Италии в аэропортах (Турине, Милане) еще можно найти русские журналы (с двухнедельным опозданием). А в Бразилии русских изданий вообще невозможно достать. Надо компьютер осваивать, тогда с “чтивом” никаких проблем не будет. Только вот руки пока никак не доходят. Поэтому за рубежом пока читаю книги, которые привозит с собой жена.
– Любовные романы, что ли, читаете?
– Ну, романы жена читает сама, а вот детективы можно.
– Наверное, за 8 лет в Италии и Бразилии – итальянским и португальским уже овладели в совершенстве?
– Ну, еще не совсем свободно, хотя близко к этому. Судите сами, если мы там посещаем кинематограф и спокойно смотрим фильмы на итальянском, то, наверное, язык знаем неплохо. А вот в Бразилии с просмотрами фильмов дела обстоят сложнее: там на португальском идут титры, приходится читать, что не совсем удобно. Так как я 4 года был в Италии и столько же в Бразилии, то думаю, что оба языка знаю примерно одинаково. Хотя итальянский в изучении легче.

ОБ ОТДЫХЕ
НА ДИВАНЕ

– После финала Мировой лиги тренеры давали вам две недели отдыха. Если не секрет, как они прошли?
– На недельку я съездил на родину в Латвию, а еще неделю провел в Москве на даче. Вот и весь отпуск! Пролетел как один миг!
– И когда теперь следующий отпуск?
– Только следующей весной. После Олимпийских игр совсем не будет возможности отдохнуть, надо будет в свой клуб ехать.
– Где будете играть в этом сезоне?
– В Бразилии. В клубе Суперлиги “Васко”. В этом году они только начинают делать хорошую команду. Из россиян со мной никто не будет играть, зато Олег Шатунов в новом сезоне будет тоже выступать в Бразилии за клуб “Сюзанна Репорт”, за который я 4 года отыграл.
– Руслан, что в вашем представлении значит “отдыхать”? Отдых – это активная или пассивная “штука”?
– Пассивная – это совершенно точно. Активности мне выше крыши хватает каждый день на тренировках. Отдыхать – это значит ничего не делать, лежать на пляже или на диване. Активный отдых нужен тем, кто целыми днями просиживает в офисах. А мне бы полежать…
– А дома не обижаются на вас за то, что ждут-ждут вас, а вы приходите – и сразу на диван?
– Ну, я ведь не в буквальном смысле целыми днями на диване валяюсь. Просто мне так больше всего нравится.

ОБОЛИМПИАДЕ
– Если на Олимпийских играх в Сиднее у вас будет время, то пойдете поболеть за кого-нибудь?
– Я бы с удовольствием посмотрел все виды спорта, Олимпиада все-таки, лучшие из лучших участвуют. Но по опыту знаю (это ведь моя третья Олимпиада), что времени не будет. По выходным обязательно будут тренировки. Это только дома по телевизору можно смотреть все подряд, а там для нас не будет ни церемонии открытия, ни закрытия Игр.
– Некоторые теннисисты отказываются от поездки на Олимпийские игры потому, что придется жить в Олимпийской деревне, а не в комфортабельной гостинице.
– Но ведь в Барселоне сборная США по баскетболу (НБА) жила отдельно. Еще кто-то жил отдельно. Так что выход есть. Хотя лично для меня нет никакой трагедии в том, что придется жить вместе со всеми в Олимпийской деревне. Конечно, там будут не суперномера, а нормальные, немного спартанские условия.
– Но ведь согласитесь, что за 8 лет за рубежом вы уже привыкли немного к другим условиям?
– Ну и что? Мы скромны (смеется).