СЕГОДНЯ КАНАДЕЦ ВЫВЕДЕТ НА ЛЕД СБОРНУЮ МИРА
СКОТТИ БОУМЭН: КАЖДАЯ ПОБЕДА ИМЕЕТ СВОЙ ВКУС
Самый титулованный тренер североамериканского хоккея 67-летний Скотти Боумэн восемь раз за свою карьеру (пять раз с “Монреалем” — в 1973, 1976–79, с “Питсбургом” — в 1992 и с “Детройтом” — 1997–98), насчитывающую более трех десятилетий, приводил свои команды к победе в розыгрыше Кубка Стэнли. Боумэн – живая легенда, Боумэн – символ НХЛ, и он поведет сегодня в бой сборную мира в прощальном матче Вячеслава Фетисова.
Игорь КАКУРИН

СЕКРЕТ КУБКА
СТЭНЛИ
— В чем секрет вашего успеха, рецепт кубковых побед?
— Секрет? – улыбается Боумэн. – Что ж, скажем так. Я работаю тренером уже много лет и, естественно, обладаю опытом. Команды, с которыми я выигрывал Стэнли, были и есть, имея в виду “Детройт”, достаточно хороши для достижения высшего результата. Я говорю о подборе игроков. Владельцы клубов создавали все условия, и их вложения окупались.
— Какой из Кубков для вас самый ценный? (вопрос далеко не праздный: на руке Скотти красуется перстень с гравировкой “Детройт Ред Уингз. 1997”).
— Первый. Для тренера в НХЛ особенно важно одержать первую победу в Кубке Стэнли, и как можно раньше, поскольку это оказывает большое влияние на его дальнейшую карьеру. Впрочем, каждая победа имеет свой особенный вкус, и сейчас для меня особенно ценен Кубок с “Детройтом” в 1997 году. Тогда “Уингз” добрался до вершины спустя 42 года после последнего триумфа в 1955 году. Монреаль второй половины 70-х был сильнейшей командой лиги.
— Могли бы вы как-то сопоставить “Монреаль” 70-х с “Детройтом” 90-х?
— Сравнивать очень трудно. Между этими командами промежуток в 20 лет. За это время хоккей в целом сильно изменился. Тогда имелось буквально несколько команд, которым с самого начала можно было предрекать борьбу за Кубок. Сейчас в лиге можно выделить уже 6—8 действительно серьезных кандидатов на победу в плей-офф. Да, в отличие от 70-х сейчас хоккей стал гораздо более оборонительным. Потому что все больше и больше игроков из Европы приезжают в НХЛ. Русские, чехи, финны, шведы – все привозят с собой разные стили игры, разную школу. Европа всегда отличалась техничным хоккеем, и прежде всего в обороне. Яркий пример – чехи.

РАСЧЕТ НА РУССКУЮ ПЯТЕРКУ
Вы не раз говорили о том, что огромный вклад в успехи “Детройта” внесла ставшая знаменитой русская пятерка…
— Да, Вячеслав Фетисов, Владимир Константинов, Сергей Федоров, Игорь Ларионов и Вячеслав Козлов — великие мастера, и я не устану повторять, что их вклад в победы был решающим. Мы в “Детройте” целенаправленно стремились собрать их всех воедино, и результат превзошел все ожидания. Мы специально пригласили Фетисова из “Нью-Джерси”, Ларионова из “Сан-Хосе”. Они уже приехали в НХЛ большими мастерами — многократными чемпионами мира и Олимпиад и завоевали два Кубка Стэнли с “Детройтом”. Они принадлежат поколению русских “волшебников шайбы” (magician of the puck), потрясающие люди и игроки, о которых любой клуб может только мечтать.
— Но потом русская пятерка распалась, превратившись в трио, и “Детройт” год назад не смог сделать кубковый хет-трик, хотя был очень близок к этому…
— Неудачу в 1999 году я склонен относить все же к нелучшим действиям на последнем рубеже. Как и Майк Вернон, Крис Осгуд – отличный вратарь. Но каждый, пусть даже самый звездный игрок, конечно, не бывает безгрешен. К тому же после двух подряд побед в плей-офф добиться третьей крайне тяжело. Представьте, каждый соперник выходит против тебя на лед с тем, чтобы обыграть бессменного чемпиона. Трудно выиграть Кубок однажды, дважды – вдвое труднее, а трижды – втрое. Летом 1997 года мы все получили тяжелейший удар. Наши хоккеисты попали в страшную автокатастрофу. Уверен, что Константинов тогда был на пороге того, чтобы стать защитником № 1 всей НХЛ. В том сезоне пара Константинов – Лидстрем не имела себе равных, обладала огромной перспективой. Володе был всего 31 год. Очень сильный, с большим сердцем. Когда случилось несчастье, все игроки, особенно русские, сказали: мы верим, что возьмем Кубок Стэнли для Володи. И сделали это. У меня нет слов, чтобы передать свои чувства тогда. Сейчас у Володи дела идут лучше, очень медленно, но все же. Мы верим, что его богатырский организм сможет превозмочь полученные раны. Так же, как и Сергей Мнацаканов, замечательный человек, мы все его очень любим. Сейчас на его месте массажиста “Детройта” работает другой русский, Сергей Чекмарев.
Этим летом “Детройт” покинул Игорь Ларионов…
— Ему предложили лучший контракт во “Флориде”. Нас, конечно, нельзя отнести к числу бедных команд, но в ситуации, когда подписаны большие контракты с Айзерманом, Федоровым, Лидстремом, Шэнэханом, на кого-то денег может просто не хватить. Бюджет “Детройта” все же не бездонный.
Вы рассчитываете на появление новой русской пятерки в “Детройте”? Я имею в виду Голубовского, Кузнецова, Буцаева.
— Надеемся на них в самом ближайшем будущем. Так же, как и на Вячеслава Козлова, у которого, правда, не очень сложился прошлый сезон. Но я верю, что в следующем он сделает для команды очень многое. Буцаев молод, у него хороший стиль, и мы собираемся предоставить ему гораздо больше игрового времени. Рассчитываем и на Кузнецова, и на то, что наконец раскроется Голубовский.

НЕ ИГРОК,
ТАК ТРЕНЕР
— А какое поражение вы считаете самым обидным?
— Финал Кубка Канады 1981 года. Мы проиграли в финале советской сборной Виктора Тихонова 1:8, хотя у нас была отличная команда и перед этим мы обыграли СССР 7:3.
Какой опыт вы извлекли из того поражения, других встреч с русскими командами?
— Понимаю подтекст вашего вопроса (улыбается). Хоккей давно стал игрой не только канадской или русской, но всемирной. И все мы учимся, перенимаем лучшее друг у друга. Иначе развитие этого спорта невозможно.
— В каком направлении, на ваш взгляд, движется современный хоккей?
— Ну, что произойдет в будущем, я не знаю. Скажу, что по экономическим причинам всем без исключения клубам сейчас нужно быть очень внимательным в том, сколько денег они тратят на игроков. В “Детройте” с этим все нормально, но вот канадские клубы находятся в сложном финансовом положении. “Торонто” в порядке, но “Монреалю”, “Оттаве”, “Эдмонтону”, “Ванкуверу”, “Калгари” – тяжело. Дело в том, что канадские доллары дешевле, чем американские. А контракты с игроками заключаются в американских долларах. Я знаю, что российский хоккей также переживает нелегкие времена, но верю, что и у нас, в Канаде, и у вас все наладится.
— Кто займет в Канаде трон ушедшего из большого хоккея “Великого” Гретцки? Эрик Линдрос, похоже, так и не сможет соответствовать этому статусу?
— Эрик – великий игрок, но травмы выбили его из колеи. Может, вспыхнет новая молодая звезда. А сейчас борьба за звание лучшего в мире, думаю, развернется между Яромиром Ягром и Павлом Буре.
Вы стали легендой как тренер, но практически ничего неизвестно о Боумэне-игроке.
— О, это было очень давно. Я начинал играть в хоккей, но из-за травмы мне пришлось оставить его еще в юниорском возрасте, в 18 лет. Но я не расстался с ним, только пошел по другому пути и сумел немалого добиться.
Есть ли что-то помимо хоккея, что вас увлекает?
— Я люблю смотреть гольф. И сам неплохо играю, но я все-таки немолодой человек. Наверное, и вы, если даже играете в хоккей, больше интересуетесь этим спортом в исполнении профессионалов.16