Выиграв “Гран-при Венгрии” и став лидером сезона, Мика Хаккинен вплотную подошел к уникальному рекорду знаменитого Хуана-Мануэля Фанхио. Ведь только этому аргентинцу удалось завоевать чемпионский титул три раза подряд.

Но не все так безоблачно над головой финна, как это может показаться на первый взгляд. В очередной раз в формулической среде поползли слухи о том, что Хаккинен собирается оставить “королевские гонки”. Напомним, впервые об этом заговорили еще в конце прошлого года, предположив, что после тяжелейшего сезона, в котором Мика с большим трудом вырвал второй чемпионский титул, он потеряет мотивацию и в 2000 году не станет биться за очки и секунды. И действительно, технические проблемы “Макларена”, из-за которых финн в этом сезоне никак не мог поймать свою волну, словно подталкивали его к завершению карьеры гонщика, а после того, как стало известно, что Эрья Хаккинен в конце года подарит Мике наследника, большинство наблюдателей окончательно поверили в принятие финном кардинального решения.
Но начиная с “Гран-при Франции”, наступил перелом. Хаккинен выиграл два этапа, дважды был вторым и после Венгрии стал лидером в зачете пилотов. Как это ни странно, вновь возобновились слухи об уходе финна. Дескать, сравнявшись с Фанхио, Мика останется в памяти поклонников “Формулы-1” настоящим героем трасс. Ведь не исключено, что в дальнейшем у “серебряных стрел” опять начнутся проблемы, которым уже никакой, даже самый талантливый, гонщик не сможет противостоять.
Кроме того, напарник “летучего” финна Дэвид Култхард опять заговорил об особом положении Хаккинена в команде: “Перед гонкой в Венгрии весь уик-энд мы оба испытывали серьезные трудности с настройками наших болидов, но в воскресенье Мика неожиданно начал “летать”. Это довольно странно…”
— Мика, как вы чувствуете себя, став впервые в этом сезоне лидером чемпионата?
— На данный момент у меня хорошие ощущения. Я буду стараться сохранить эту позицию, не слишком поддаваясь эмоциям. Сохранить лидерство, естественно, непросто, тем более что давление с каждым этапом становится все сильнее.
— Но вы ведь уже бывали в таком положении раньше…
— Точно. Ужасные чувства!
— Но все же в этом есть свои положительные и отрицательные стороны?
— Действительно. Это очень сложная ситуация, и на это можно смотреть с нескольких различных углов. Положительный фактор — то, что твоя фамилия стоит на первой строчке в таблице, а отрицательный — эту позицию надо удержать до конца первенства. Но я чувствую себя вполне уверенно. Команда на все сто процентов стоит за меня и, конечно, за Дэвида, благодаря чему мы очень сильны.
— Давайте вспомним гонку в Венгрии. В физическом отношении этот этап действительно один из самых трудных?
— Да, это так. Все было нормально, пока я давил на газ со всей силы, но приблизительно за 25 кругов до финиша я сбросил скорость, решив не рисковать. А когда это происходит, ты расслабляешься и твои мышцы начинает сводить судорога.
— Но как объяснить тот чудесный переворот, который произошел с вами после квалификации?
— Я читал в прессе предположения о том, что перед гонкой все силы команды были брошены на доводку моей машины, а Дэвид при этом был забыт. Смею вас заверить — это не так. Никакого фаворитизма в отношении меня в “Макларене” не существует. А что касается настроек, в сегодняшних болидах всего один миллиметр может резко изменить баланс машины. Все должно быть сделано с ювелирной точностью. Нам удалось подготовиться к гонке, и я очень горд за наших инженеров: машина летала, словно ракета!
— Похоже, вы можете давать уроки быстрых стартов…
— В Венгрии очень многое зависит от старта. Да, в последнее время они мне удаются. В первый поворот мы с Шумахером вошли бок о бок, не касаясь друг друга и не выбивая соперников с трассы. Так что это было очень приятное начало.
— Стоя на подиуме, кажется, вы радовались этой победе больше, чем многим другим подобным…
— Наверное, потому, что на трибунах я видел много своих соотечественников, было целое море финских флагов. Говорят, около 25 тысяч финнов приехали на гонку. Уверен, что для них это был отличный подарок!
— На прошлой неделе на пару с Оливье Панисом вы провели ряд тестов. Они были результативными?
— Это было плодотворное двухдневное испытание в идеальных условиях. Нам удалось хорошо поработать над настройками болида и получить исчерпывающую информацию о работе двигателя. На тестах мы убедились, что наши машины очень быстры. И это великолепно!
— Нельзя не задать вам вопрос о пополнении в семье Хаккиненов. Некоторое время назад и вы, и Эрья отказывались говорить на эту тему. Сейчас вы уже не скрываете, что скоро станете отцом.
— Это очень деликатный вопрос. У меня так много друзей, у которых есть дети, и я получил за последнее время такое количество советов о том, как действовать, что делать и как готовиться к рождению, что уже немного устал от всей этой суматохи. У меня есть предчувствие, что ребенок изменит мою судьбу кардинально, и это будет самая приятная перемена в жизни.