"Советский спорт" продолжает серию публикаций из недавно вышедшей книги замечательного журналиста Владимира Дворцова "Улыбки футбола". Вы найдете здесь забавные случаи, воспоминания, казусы и закулисные откровения. В то же время и в жизни рядовых болельщиков происходит немало интересного. Мы ждем писем от читателей, в которых вы поделитесь с газетой своими историями, связанными со спортом. Самые интересные рассказы обязательно найдут свое место на страницах газеты. "СЛИШКОМ МАЛЕНЬКОГО РОСТА" У нас в футболе вскоре после войны был замечательный судья Эльмар Саар, из Таллина. Судья был великолепный, честный, интеллигентнейший человек, ну прямо до мозга костей. После того как таллинский клуб "Калев" включили в высшую лигу, он стал тренером команды. С ним связана одна история. Обычно перед встречей основных составов, на базе "Спартака" в Тарасовке, играли дублеры. В тот раз Саар расположился за воротами своей команды и оживленно комментировал каждый забитый гол в ворота "Калева", а забито было много - молодые дублеры провели в том состязании 10 мячей. И что интересно: он не возмутился совершенно. Посмотрите, говорил он, какую красивую комбинацию провел "Спартак". О, посмотрите, какой прекрасный удар, посмотрите, какую "девятку" он забил. В общем, ни одного слова в упрек вратарю не было произнесено. Хотя тот пропускал гол за голом. Наконец, один из мячей влетел в ворота прямо над головой голкипера. "Ничего не мог поделать: слишком маленького роста", - прокомментировал и этот мяч под дружный смех всех находившихся рядом спартаковцев из основного состава Саар. "САМА ХОДИ ДОРОГОЙ…" В конце пятидесятых годов я как корреспондент "Советского спорта" отправился в Рязань, чтобы написать о местной футбольной команде класса "Б" "Труд" (тогда было полтора десятка команд в классе "А" и немногим больше в классе "Б"), которая на старте сезона попала в незавидное положение. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что старшим тренером этой команды был Василий Карцев - популярнейший советский футболист первых послевоенных лет. Какие мячи он забивал, играя за "Динамо", в частности, во время турне динамовской команды в Англию в 1945 году! А потом куда-то тихо и незаметно исчез. Рязанская область в ту пору представляла собой пример хрущевской администрации… по сдаче государству мяса. Весь город был заклеен огромными транспарантами: "Рязанцы, дадим государству как можно больше мяса и молока!" Как очень скоро оказалось, мясо они закупали в других, как сейчас бы сказали, регионах и сдавали его как рязанское. А когда это стало известно, первый секретарь обкома партии Ларионов покончил жизнь самоубийством. Не случайно в гостинице я встретился с корреспондентом китайского информационного агентства "Синьхуа", который приехал изучать "рязанский опыт". Во время занятий футболистов гость все время мучился каким-то своим вопросом, а когда тренировка закончилась, он обратился ко мне и к Карцеву за ответом. - Скажите, пожалуйста, я услышал уже здесь, в Рязани, такое выражение: "Косопузая Рязань". Мы с Карцевым взялись объяснять китайскому корреспонденту смысл этого "выражения" каждый на свой лад. Долго он не мог понять, а потом просиял. - Понял! - закричал он. - Это означает - сама ходи дорогой, а пузо - сторона. Мы долго смеялись и, наконец, успокоились: он понял все правильно. Но вернусь к Карцеву. Игру с лидером - николаевским "Судостроителем" (сейчас это был бы международный матч) рязанцы закончили вничью. Но Карцев сказал мне: "Не получается у меня тренерская работа. Пойду, видимо, на завод". Вскоре он ушел, и был до конца дней своих прекрасным специалистом на радиозаводе. Вернувшись в Москву, я опубликовал статью о рязанском "Труде" с фотографией момента игры. Карцев - в Рязани, тренер! Это была сенсация. Вдруг днем, в день выхода газеты, меня вызывают к главному редактору В. Новоскольцеву. Он был зятем всесильного кандидата в члены Политбюро Н.Поспелова. Будучи "слегка выпивши", а это было его обычное состояние, он любил пугать сотрудников редакции. Снимал трубку и произносил: "Алле! Это Новоскольцев. Сейчас я поеду на дачу, снимите с дороги пулеметы". Это означало, что Новоскольцев собирался к жене, на дачу Поспелова. Многих сотрудников охватывал трепет. Когда я вошел и поздоровался, Новоскольцев сказал: "Здорово ты про Карцева написал и фото сделал хорошее. Только вот сейчас мне звонил Ларионов и сказал, что все читали нашу газету, а доярки бросили доить коров… Как это понимать?" Я пожал плечами. - Ну ладно, иди. Разберемся. Если и правда они бросили коров доить, Рязанская область не выполнит план, придется тебя уволить. Теперь я понимаю, что Ларионов хотел "войти в доверие" к родственнику Поспелова. А насчет доярок он сказал для красного словца. В дневные часы читал "Советский спорт" в Рязани только Ларионов, тираж туда еще не поступал. Да и доярки спортивную газету вряд ли читали. "ЧТО Я, ГЛУХОЙ, ЧТО ЛИ?" В сборной и команде "Спартак" в 50-60-х годах часто играли - и великолепно это делали - капитан команды Игорь Нетто и защитник, а иногда и полузащитник Анатолий Масленкин. Масленкин плоховато слышал, и на него, что было очень удобно горячему Нетто, можно было в перерыве и покричать. Однако до поры до времени. Если Нетто "перебирал", начинал употреблять более энергичные выражения, Масленкин, который до этого все выслушивал, ничего не возражая, говорил: "Ну, чего орешь? Что я, глухой, что ли?" КТО ИГРАЛ СЕГОДНЯ ЛУЧШЕ? В отличие от других деятелей Международной федерации футбола (ФИФА) ее бывший президент, к сожалению, ныне покойный сэр Стэнли Роуз выступал не только по большим праздникам на пресс-конференциях: он любил потрепаться с журналистами и иногда им кое-что рассказать. Например, во время чемпионата мира по футболу 1966 года, проходившего в Англии, Роуз, как он рассказывал, по долгу службы сопровождал королеву на матчи. Однажды он спросил ее высочество как вежливый человек, как ей понравилась игра, какая команда сегодня играла лучше? Королева подумала немного и ответила: - Лучше всего сегодня играл… оркестр.