Дмитрий Горшков четвертый год на “капитанском мостике” сборной России по водному поло. Поездка в Сидней станет для 33-летнего ватерполиста уже третьей Олимпиадой. Бронзовый призер Олимпийских игр в Барселоне, Дмитрий считает, что команда образца 1992 года была единственной на “его веку”, которой по силам было завоевать олимпийское “золото”.

БАТЯНЯ-КАПИТАН

В прошлом году Дмитрий перенес операцию на колене, и тренер сборной посоветовал ему пропустить чемпионат Европы и Кубок мира ради того, чтобы восстановиться к Сиднею. Что ни говори, а Олимпиада она и в Африке Олимпиада. Дмитрий так и поступил и сейчас, по его словам, находится в прекрасной форме.
— Это показали прошедшие сборы, — подтвердил Дмитрий.
Несмотря на то, что в нашей сборной существует негласное правило: легионеров (выступающих за зарубежные клубы россиян) в команду не брать, для Горшкова сделано исключение: он единственный “иностранец” в команде. По словам Майта Рийсмана, главного тренера московского клуба “Динамо-Олимпийский”, некоторое время назад работавшего и со сборной, “после выступлений за рубежом Горшков не “зазвездился”, а по-прежнему выкладывается на полную катушку”. Вот что говорит по этому поводу сам Дмитрий: “Бывает, что после зарубежных контрактов ребята неохотно выступают за национальную сборную. Но лично для себя считаю, что, получая свои деньги за рубежом, здесь я должен отработать по полной программе”.
Да, особенный человек. Наверное, именно таким и должен быть настоящий капитан: спокойным, самоуверенным, с упертым взглядом и немного стальным характером. Глядишь на него, и в голове начинают звучать строчки из песни группы “Любэ”: “Комбат, батяня, батяня, комбат…” По всем вопросам у Дмитрия своя позиция, может быть, не совпадающая с мнением тех, кто тренируется и работает в России.

СТИМУЛ СБОРНОЙ — 500 РУБЛЕЙ

— Дмитрий, это ваша третья Олимпиада. Как вы считаете, нынешняя команда сильнее или слабее тех, что были на прошлых Олимпийских играх?
— На мой взгляд, сборная, которая играла в 1992 году в Барселоне и заняла 3-е место, была единственной командой, которая могла стать первой. Только глупая случайность помешала ей сделать это. В 1996 году в Атланте тоже была достаточно сильная сборная, но тогда назрел конфликт между тренерами и игроками, поэтому команда была вынуждена выступать без двух сильнейших ватерполистов. Наверное, в каждом коллективе есть свои недостатки. Например, сегодняшней команде не хватает дисциплины. Мы, конечно, с этой проблемой боремся, но все же… Да и конкуренция в сборную была недостаточная. За большой срок многие ребята уже знали, что поедут в Сидней, поэтому расслабились. Раньше конкуренция в сборную была поострее.
— Три месяца назад поменялся тренерский состав нашей сборной. На смену Борису Попову и Майту Рийсману пришли Александр Кабанов и Борис Ухов. Как вы относитесь к смене тренеров?
— Я ничего не имею против нынешних тренеров, у меня хорошие отношения с Александром Кабановым, но, на мой взгляд, решение федерации России о смене Попова и Рийсмана за несколько месяцев до начала Олимпиады было неправильным. Они три года готовили команду к этому событию, а потом вдруг получили отставку. Но, слава Богу, ребята отнеслись к новым тренерам достаточно спокойно, не пошли в противоборство Кабанову.
— Не получится ли так, что при первой же неудаче пойдет сведение счетов?
— Для того я и являюсь капитаном команды, чтобы ничего подобного не произошло. И думаю, что мне удастся это сделать.
— Вы играете за рубежом, в Италии, в течение года не видите ребят, приезжаете в сборную и умудряетесь руководить ими?
— Я не могу сказать объективно, насколько у меня получается руководить командой, но хочется верить, что все идет по плану. Например, у нас хороший контакт с капитаном московского “Динамо” Александром Ерышовым, а ведь в сборной 6 человек из “Динамо”. У Александра в свою очередь — прекрасное взаимопонимание со своими ребятами. Так мысли и передаются. Хочется верить, что я чувствую команду.
— Вы уже три года выступаете за итальянский клуб “Флорентье”. Что вас заставляет играть за российскую сборную?
— Играть за сборную престижно. Престижно защищать честь страны.
— От вашего выступления на Олимпиаде зависит ваш контракт в клубе?
— Зависит. У всех зависит.
— Вы играли в итальянском клубе, видели обстановку внутри команды. Как настроены итальянцы, одна из сильнейших сборных мира, на Олимпиаду?
— Думаю, настрой и у нас, и у них боевой: обе команды очень хотят выиграть. Но только у них стимулов побольше. Допустим, если нам за победу что-то обещали, но могут не выплатить, то им обещают и потом, самое удивительное, платят. Им платят за то, что они тренируются на сборах. Нашим ребятам на сборах тоже платили… по 500 рублей. Вот и судите. Конечно, для меня это не имеет никакого значения, потому что мне самое главное — выиграть, но для остальных ребят…
— В водном поло огромное значение имеет подводная борьба. Вид спорта-то контактный, а судья не видит, что происходит под водой…
— В нашей игре решение судьи порой бывает субъективным. Если ему нужно нас засудить, он обязательно это сделает, и никто ничего не скажет. Он может “свиснуть” подводную борьбу, хотя ее не было.
— А в чем заключается эта подводная борьба? Что у вас разрешается?
— У нас ничего не разрешается. Хотя под водой можно схватить игрока и за колени, и за плавки…
— А у вас какой самый излюбленный “незаметный” прием?
— У меня нет такого. Я люблю чисто обыгрывать. И если меня хотят обыграть грубостью, то считаю это проявлением слабости. Единственное наказание такому человеку, если я его чисто обыграю и забью гол.
После таких слов думаешь: вот это настоящий капитан!