ВЯЧЕСЛАВ ВОРОНИН: ПОСЛЕ ПРЫЖКОВ НА 2,40 ВЫРАСТАЮТ КРЫЛЬЯ
Мировые средства массовой информации нынче бурно обсуждают, справедливо или нет Международная федерация легкой атлетики (ИААФ) оправдала кубинского прыгуна в высоту олимпийского чемпиона-92 Хавьера Сотомайора, уличенного год назад в употреблении кокаина, и почему его допустили к участию в Играх-2000, а, например, победителя той же Олимпиады, знаменитого британского спринтера Линфорда Кристи – нет. Проблема, как говорится, и выеденного яйца не стоит, поскольку ответ лежит на поверхности. Кто такой Кристи сегодня? Не более чем живая легенда, “играющий” тренер легкоатлетической сборной Великобритании по спринту. А присутствие Сотомайора в Сиднее, без всякого сомнения, подарит зрителям, может быть, одну из самых захватывающих дуэлей на Играх с россиянином Вячеславом Ворониным.
Как это ни парадоксально, но именно Вячеслав скорее всего “убедил” ИААФ простить Хавьера, “спровоцировав” это решение своими прекрасными прыжками в нынешнем сезоне. В международной федерации, действующей нынче в одной связке с оргкомитетом Олимпиады, деньги считать умеют: вы только представьте, какой зрительский интерес вызовет “очная ставка” рекордсмена мира Сотомайора, имеющего в своем активе прыжок на 2 м 45 см, и чемпиона мира Воронина, полтора месяца назад преодолевшего планку на гроссмейстерской высоте 2 м 40 см!

Борис ВАЛИЕВ

– Слава, как бы вы прокомментировали допинговый скандал вокруг Сотомайора и последующее затем решение о его реабилитации?
– Не знаю, я ему запрещенных препаратов не давал. Психостимулятор, каковым является кокаин, действительно способен “отключить” нервную систему и помочь показать очень высокий результат, но этого надо добиваться другими методами. В данном случае я полностью на стороне федераций легкой атлетики трех скандинавских стран, опротестовавших решение ИААФ о “помиловании” Сотомайора. Если, как говорится, попался, надо отвечать по полной программе. И тут абсолютно прав знаменитый шведский прыгун Патрик Шеберг, заявивший, что спортсмен не должен принимать таких унизительных “подарков”, если считает себя именитым.
– В последний раз, если говорить об отечественной легкой атлетике в целом, мы праздновали олимпийский успех в прыжках в высоту двенадцать лет назад – в Сеуле отличился Геннадий Авдеенко. Однако вот что интересно, все наши великие прыгуны, познавшие радость олимпийских побед, были родом не из России: Роберт Шавлакадзе – грузин, Валерий Брумель родился в Луганске, Юри Тармак – эстонец. После ваших успехов на чемпионатах мира 1999 года, недавнего прыжка на 2 метра 40 сантиметров можно говорить о том, что наконец-то в России родился прыгун мирового класса?
– Это вопрос не ко мне, мои достижения пусть оценивают другие. Но если кто-то будет так считать, ничего против я иметь не буду.
– Недавно узнал потрясающую новость, вы, оказывается, в юности перенесли операцию на сердце?
– Еще малышом перенес воспаление легких, которое дало осложнение на сердце. Так и рос с этим недугом, пока, что называется, не прижало. В Новосибирске, куда поехал лечиться, мне отказали в операции, сказали, что риск слишком велик – запущенный случай. А вот в Киеве в клинике Амосова – сделали. Выписали потом с напутствием: ничего не бойся, живи, как все…
– Это правда, что ваш путь в легкую атлетику и, в частности, в прыжковый сектор начался… со статьи в газете “Советский спорт”?
– Наверное, я родился как прыгун в высоту именно после той статьи. После Олимпийских игр в Сеуле победивший там Геннадий Авдеенко дал интервью “Советскому спорту”, в котором заявил, что теперь мечтает преодолеть высоту футбольных ворот – 2 метра 47 сантиметров. Мне тогда было 14 лет, о карьере прыгуна, если честно, не думал, но хорошим спортсменом стать хотелось. И вот не знаю, почему, но, узнав о планах Авдеенко, я в присутствии отца пообещал, что обязательно сделаю это! Потом, кстати, он мне напомнил о тех словах.
– В начале нынешнего года на вопрос “Верите ли в то, что станете первым человеком в мире, которому покорятся 2 метра 47 сантиметров?” вы ответили, что пока чувствуете в себе резервы на 2,40. Что скажете сейчас, когда эта высота уже покорена?
– То же, что я говорил себе, когда взял, к примеру, 2 метра – теперь можно будет подумать и о большем. Но, если говорить об ощущениях, которые я испытал на “Гран-при” в Лондоне, после прыжков на 2,40 в буквальном смысле вырастают крылья.
– Создатели официального американского сайта в Интернете, посвященного предстоящей Олимпиаде, обнародовали недавно список легкоатлетов, которые имеют самые реальные шансы на победу. Среди прочих есть и ваша фамилия. Вы согласны с таким прогнозом?
– Очень хотелось бы в это верить, но предпочитаю воздерживаться от конкретных прогнозов. Задача минимум – попасть в призовую тройку.
– Если травма, которую недавно получил Сотомайор, позволит ему выступить в Сиднее, он, естественно, станет вашим главным соперником в борьбе за “золото”. Признайтесь, с точки зрения обретения психологической уверенности, сейчас жалеете о том, что на зимнем чемпионате мира-99 в Японии расслабились и уступили ему лишь по попыткам? Поборолись бы без оглядки на титулы, закончили бы тот год с двумя чемпионскими званиями и с победой над рекордсменом мира?
– Во-первых, ни один человек не может упрекнуть меня в том, что в Японии я не боролся – личный рекорд, между прочим, там установил, хотя прыжок на 2,36 стал полной неожиданностью даже для меня самого, настраивался на 2,33 – 2,34. А во-вторых, если трезво оценивать ситуацию, Сотомайор тогда был намного сильнее меня: если бы потребовалось, он, не сомневаюсь, и 2,40 бы взял.
– Понятно, что история не терпит сослагательных наклонений, и все-таки: если бы кубинец выступал на севильском чемпионате мира, соревнования прыгунов сложились бы по-иному?
– Безусловно. Но я все равно настраивался бы не на него, а на высокий результат. По предварительным расчетам, которые мы с тренером сделали накануне, прыжок на 2,37 гарантировал место в тройке, и я стремился показать как минимум этот результат. А он в итоге оказался победным…
– В Севилье с вами была красавица -жена Диана. Было заметно, что вы очень трепетно к ней относитесь, показалось даже, что рядом с ней ощущаете себя совсем другим человеком, даже физически выглядите выше.
– Вы недалеки от истины. Диана очень сильно меня поддерживает, прекрасно понимает, она способна почувствовать и предотвратить момент, когда я могу сорваться и наделать кучу ошибок. В моей победе на чемпионате мира есть ее немалая доля. Заметив, наверное, что перед основными соревнованиями я излишне нервничаю, она усадила меня перед собой и сказала твердым голосом: “Все будет нормально! Там равных тебе нет!” И знаете, я ей поверил, тем более что чуть позже в доверительной беседе почти то же самое сказал мне мой тренер Александр Сергеевич Бурт.
– Значит, в Сидней тоже возьмете ее с собой?
– Безусловно. Независимо ни от чего. Человек, который может поддержать меня не только как болельщик, но и в психологическом плане, должен быть рядом.
– Диана тоже имеет отношение к спорту?
– Она прыгала тройным, неплохо бегала – мы, кстати, познакомились в легкоатлетическом манеже. Потом она окончила музыкальное училище во Владикавказе и теперь может работать музыкальным руководителем. Только вот смысла в этом нет: зарплата настолько мизерна, что она почти вся уходила бы на проезд туда и обратно. Пусть уж лучше будет домохозяйкой, занимается дочерью, чтобы наша Ариадна, которой идет шестой год, получила то воспитание, которое следует.
– На каком инструменте играет жена?
– На пианино и баяне.
– Гимн в честь вашей победы в Сиднее не собирается сочинить?
– Гимн не гимн, а вот стихи, посвященные моей победе на чемпионате мира в Севилье, земляки, владикавказские поэты, написали. Они были опубликованы в одной из местных газет. Не скрою, было крайне приятно. Номер этой газеты, естественно, храню. Может быть, после Игр в Сиднее будет еще что почитать.
Все прыжки Вячеслава ВОРОНИНА
в летнем сезоне 2000 года:
23 июня. Париж 2 м 27 см 7-е место
30 июня. Рим 2 м 35 см 1-е место
8 июля. Ницца 2 м 30 см 4-е место
23 июля. Эберштадт 2 м 36 см 1-е место
28 июля. Осло 2 м 31 см 1-е место
1 августа. Стокгольм 2 м 32 см 1-е место
5 августа. Лондон 2 м 40 см 1-е место
Олимпийские чемпионы СССР в прыжках в высоту:
1960 г. Рим. Роберт Шавлакадзе
2 м 16 см
1964 г. Токио. Валерий Брумель
2 м 18 см
1972 г. Мюнхен. Юри Тармак
2 м 23 см
1988 г. Сеул. Геннадий Авдеенко
2 м 38 см