Защитник и капитан “Нью-Джерси Дэвилз” Скотт Стивенс — одна из самых ярких личностей, принявших участие в прощальном матче Вячеслава Фетисова. Тот факт, что большинство игроков как в составе звезд России, так и сборной мира представляли действующего чемпиона Кубка Стэнли, не стал неожиданностью. Ведь сам Фетисов, работая на посту ассистента главного тренера, играет в “Дэвилз” ведущую роль. Однако приезд в Москву Стивенса, обладателя приза Конна Смайта, вручаемого самому ценному хоккеисту НХЛ по итогам плей-офф, не мог остаться без внимания. К тому же в Белокаменной ему была оказана честь вывести сборную мира на лед “Олимпийского” в качестве капитана. К столь ответственной обязанности Скотту не привыкать: буква “С” красуется на его свитерах на протяжении всего последнего десятилетия.

“ЗАЛОЖНИКИ”
СУДЬБЫ
Профессиональная карьера уроженца канадского города Кетченер Скотта Стивенса, которому нынешней весной исполнилось 36 лет, начиналась в Вашингтоне. Представители скаутского бюро нашли для руководства столичной команды аргументы, суть которых заключалась в целесообразности сделать ставку в первом раунде драфта-1982 именно на него. Отслужив “Кэпиталс” верой и правдой в течение 8 сезонов, Стивенс неожиданно сменил место прописки на Сент-Луис. Там в составе местных “Блюз” он впервые надел капитанскую повязку. Но уже через год хоккеиста ждали в Ист-Рутерфорде, где ему предстояло примерить форму “Нью-Джерси”, цвета которого он защищает до настоящего момента.
За время пребывания в НХЛ, и это неопровержимое доказательство признания Стивенса, число его выступлений в матчах “Всех звезд” на сегодняшний день равно 11. Среди защитников, придерживающихся строгой оборонительной концепции, он приобрел репутацию жесткого и бескомпромиссного игрока. Впрочем, как это часто бывает, в повседневной жизни Скотт добродушный и приятный в общении человек. Российским любителям хоккея он прежде всего запомнился по финалу Кубка Стэнли-95, который транслировался российским телевидением. Тогда безоговорочный лидер регулярного чемпионата и фаворит плей-офф “Детройт” с треском (0—4) проиграл серию “Нью-Джерси”. Примечательно, что кумир Скотта Стивенса Вячеслав Фетисов, будучи действующим игроком, весной того же года был обменен из “Дэвилз” в “Ред Уингз”. Как известно, впоследствии судьба вновь свела их вместе. Правда, вот уже два года взаимоотношения Стивенса и Фетисова находятся в несколько иной плоскости. По крайней мере, на льду.

В ВОСТОРГЕ
ОТ КРЕМЛЯ
Прощальный матч Фетисова мы, конечно же, не могли обойти стороной. Поэтому первый вопрос был именно о впечатлениях, которые оставила эта игра.
— Это было чудесно, — признался Стивенс. — Для меня большая честь присутствовать здесь и быть частью этого шоу, этой великолепной церемонии. Вообще, наше путешествие в Россию — определенный опыт. Но лично я испытывал особенные чувства, вновь оказавшись на льду вместе со Славой, кумиром и героем моего детства.
— Успели посмотреть Москву?
— К сожалению, ввиду большой занятости, связанной с подготовкой к предстоящему матчу, мы просто физически не смогли побывать везде, где наметили. Но Кремль действительно приятно поразил.
— Что, на ваш взгляд, характеризует Фетисова-игрока и Фетисова-тренера?
— Слава всегда хочет побеждать. Психология лидера у него в крови независимо от того, игрок он или тренер, — это, пожалуй, главная особенность его характера. Слава запомнился еще по чемпионатам мира, уже тогда я смотрел на него и восхищался. К тому же, он обладает прекрасными человеческими качествами.
— Помимо НХЛ у вас за плечами еще и огромный опыт выступлений на международной арене: четыре мировых первенства, Кубок Канады-91, Кубок мира-96 и Олимпийские игры в Нагано. В связи с этим интересно узнать ваше мнение о российской хоккейной школе.
— Класс ваших игроков сразу бросается в глаза. Чувствуется, что в тренировочном процессе присутствует некая постоянная система, которая без видимых проблем позволяет отличить воспитанника русского хоккея от, скажем, американца или шведа. Немаловажно и то, что болельщикам по душе игра ваших соотечественников. Возьмем, к примеру, Павла Буре или Игоря Ларионова, который в свои 40 лет выглядит лучше многих “центров” в лиге.

ПАМЯТЬ
НА ВСЮ ЖИЗНЬ
— Кубок Стэнли-2000 стал вторым в вашей карьере. Но на этот раз вас впервые признали самым ценным игроком плей-офф. Какие эмоции добавила вам эта награда?
— Это незабываемые ощущения. Действительно, Кубок Стэнли — мечта и цель, самое важное в твоей профессиональной жизни. Но стать самым ценным игроком всего розыгрыша — нечто особенное, кардинально отличающееся от всего остального. То, что я никогда не забуду.
— Для вас есть разница между Кубком Стэнли-95 и успехом в этом году?
— Первая победа далась нам слишком легко. Команда шла ровно и стабильно, без каких-либо осложнений. Однако вспомните, что произошло в следующем сезоне: “Нью-Джерси” даже не смог зацепиться за последнее место в плей-офф. На этот раз все оказалось гораздо серьезнее и сложнее. Чего только стоила полуфинальная серия с “Филадельфией”, в которой нам понадобились все семь игр, дабы выяснить, кто же сильнее. Но команда учла печальный опыт, сохранив при этом энергию и желание во что бы то ни стало добиться успеха. После победы над “Флайерз” у нас словно открылось второе дыхание. За счет этого в решающий момент был повержен и “Даллас”. Безусловно, оба трофея одинаково дороги. И все же лично для меня Кубок Стэнли-2000 более значим.

НАДЕЖДЫ
ОПРАВДАЛИСЬ
— Сколько вам было лет, когда вы впервые встали на коньки. Вообще, почему выбрали именно хоккей?
— Мой дебют состоялся в четыре года (улыбается). Наверное, все намного прозаичнее, чем вы думаете. Ведь хоккей в Канаде — спорт номер один. Кроме всего прочего, брат послужил мне хорошим примером. С детства мы тренировались и играли вместе. Отдельный разговор — наши родители. В свое время им немалым пришлось пожертвовать ради того, чтобы их дети могли заниматься спортом. А поскольку они сами были работягами, то приучили к добросовестному труду и нас. Надеюсь, мы оправдали их надежды.
— Как, кстати, сложилась судьба вашего брата?
— В разные годы Майк выступал за “Ванкувер”, “Бостон”, “Айлендерс” и “Торонто”. Что касается моего второго брата Джоффа, то он работает скаутом в “Дэвилз”.
— Что повлияло на вас при выборе амплуа защитника?
— Думаю, в большей степени это была прерогатива тренеров. Возможно, они решили, что хоккеисту с неплохими физическими данными наиболее рационально играть в обороне. Тем более что я всегда старался действовать в силовой манере, поэтому наставникам недолго пришлось ломать голову с определением моего местонахождения на площадке.
— Чем занимается Скотт Стивенс в свободное от хоккея время?
— Стараюсь выбраться на природу. Люблю порыбачить, поохотиться. Это помогает разгрузиться эмоционально.