502 Bad Gateway


nginx
Это нормально, когда в стартовом матче беготня и нервы преобладают над всем остальным, когда сборная не начинает играть в стоящий футбол в одно мгновение. Нормальная и привычная констатация: три очка -- это такая валюта, которая не пахнет. Положил в карман, и лежит она там комфортно.
Ненормально, когда за посредственную игру начинают раздавать ордена.
Ну, а если бы не забили? На семьдесят четвёртой, или какой там минуте? Или если бы забил не Бесчастных, а Панов или Хлестов (был момент в первом тайме – и он приходил на острие атаки) – что тогда?
Тогда бы мы вынуждены были признать, что…
Бесчастных всю игру возил тачку. Иногда возникало ощущение, что ему малы бутсы: как-то всё получалось невпопад. Он молодец, что забил мяч; красивый получился гол, даже и не вспомнишь, когда мы такие забивали. Но если бы не ошибка защитника швейцарцев, который не был готов ни к подаче, ни к рывку Володи из-за его швейцарской спины, гола бы не было – при всём изяществе движения карпинской стопы и выверенности навеса. Наши нападающие, и это тоже крайне трудно понять, всегда при фланговом развитии атаки набегают прямо по центру ворот, в то время как любая такая атака в Италии или Германии предполагает рывок форварда на ближнюю штангу. Счастье, что мяч долетел до головы Бесчастных! Панов, выйдя на замену, отыграл минут пятнадцать неплохо, а потом растворился – так что можно предполагать, что всё это случилось на кураже, а не ещё как-то. Мостовой сделал за игру четыре гениальные (без преувеличения) передачи, но ни с одной из них никто не забил. Ещё о Мостовом: они с Титовым появились вместе на поле в составе сборной далеко не в первый раз, и я могу вспомнить только один случай, когда они взаимодействовали сколько-нибудь цельно. Как ни странно, это проигранный московский матч с французами. Эти футболисты даже не очень похожи по манере игры, у них не совсем одинаковые сильные и слабые стороны, но вот совершенно идентичным является то место на поле, та ниша в игре, к которой они тяготеют. И за пределами моего понимания находятся две штуки: во-первых, как они сами – умнейшие футболисты! – не могут поделить жизненное пространство на поле с выгодой для себя, а во-вторых, почему эту проблему не в состоянии решить Олег Романцев. Титову и Мостовому элементарно тесно на поле; и самое прискорбное с точки зрения перспективы, что Мостовой выглядит значительно сильнее.
Точно так же наши нападающие не взаимодействуют друг с другом. Точно так же без мяча в дебютной игре остался Гусев. Точно так же Дроздов на позиции левого защитника все получал и получал диагональные передачи за шиворот, а Чугайнов его страховал и страховал. Кстати, Онопко с Чугайновым как центрально-оборонительное сочетание, на мой вкус, выглядело неплохо исключительно вследствие колоссального индивидуального опыта каждого из них.
Никто не вправе судить тренеров. Никто, ни одна живая или неживая душа. Мы только делимся своими наблюдениями и сомнениями. Я вот, к примеру, не могу понять ещё и того, почему не появился на поле Аленичев. Возможно, в ситуации, когда там уже числились Титов и Мостовой, а Смертин играл в средней линии, предпочтительнее показалось иметь на фланге игрока-челнока. И Гусев, при всей его незамеченности со стороны партнёров, своего оппонента – Бадиля Лубамбу – нагружал прилично, тот в первом тайме вперёд почти и не ходил. Но трудно сообразить, почему и отчего подобный вариант средней линии никогда не был испытан в товарищеских матчах, коих состоялась тьма.
Романцев не угадал со стартовым составом. Смотрите, сколько допущений… Титов после травмы – раз. Вариант вместе с Мостовым весьма дискуссионный – это два (может, поэтому Романцев не вызывал в сборную Мостового прежде?). Дроздов на несвойственной позиции – три. Гусев – на непривычном фланге и вдобавок дебютант, это практически пять. Бесчастных, который ещё не начал сезон – шесть. Хлестов, который сидит на лавке (и теперь понятно, почему), – семь. Как и во что они должны были сыграть?..
Главной проблемой сборной остаётся отсутствие поставленной коллективной игры. Её нет; она может появиться вдруг, даже и случайно, стоит только начаться испанскому сезону, наиграться Титову, угадать со стартовым сочетанием… Но пока её нет.
По-настоящему радуют следующие обстоятельства.
Первое – три очка. Это, как говорится, считается, -- и дело с концом. Второе: самоотдача игроков. В ситуации, когда нет игры, это единственный козырь; его чертовски трудно придерживаться, особенно когда у соперников игра идёт, и у россиян это получилось. Третье: именно самоотдачу выделили в качестве главного удачного симптома тренеры нашей команды. Это радует потому, что они далеко не всегда бывают адекватны в подобных оценках. И четвёртое, главное: просто-таки неожиданная тонкость в заменах. Романцев не запаниковал; он, строго говоря, и не пытался с помощью свежих игроков наладить коллективные взаимодействия. Он просто выпускал на поле более опытных игроков – вместо подуставших или выпадавших, с тем чтобы они, опытные, не упустили своего шанса, если б он им представился. Искал фарта. И как чувствовал – не заменил Бесчастных, хотя об этом вопияли телезрители у экранов, юзеры в Интернете, а может, и помощники на скамейке – как знать.
Мы победили. Это не повод праздновать – всё далеко не здорово. Повезло? Может быть. По-моему, победа от этого только ценнее. Но очень хотелось бы, чтобы Югославию россияне обыграли не вопреки чему-то, а благодаря – и, в частности, благодаря тому, что они просто сильнее этих югославов…