Первая часть интервью с главным тренером сборной России вышла вчера – там больше говорилось о самой игре и о значении нашей победы над швейцарцами. Сегодня речь пойдет, прежде всего, о людях, которые ковали эту победу, а также о тех чувствах, которые они испытывали.


БЕСЧАСТНЫХ ЧУДОМ ДЕБЮТИРОВАЛ В “СПАРТАКЕ”
- У Бесчастных в каждой игре бывают моменты, преимущественно на втором этаже. Чувствуется, что в игре головой этот форвард все время прибавляет.
- У Володи всегда будут моменты. Этот нападающий, который борется и за самый безнадежный мяч. Он бежит, а не ждет, что защитник ошибется, он всегда сам идет в борьбу. Вовка достаточно средне играет головой, но потому, что он так напорист, и можно сказать: Бесчастных очень силен на втором этаже. Безусловно, это его козырь. Если просто бросить мяч вверх, и он с кем-то будет прыгать за него, то тут шансы фифти-фифти. Но если прострел, то с Володькой бороться очень сложно.
- Помните, как вы его открыли для большого футбола?
- Бесчастных дебютировал вообще чудом. Перед началом первого чемпионата России он даже в число восемнадцати не попадал. Но перед стартовым матчем у нас получил травму основной нападающий, играть в одного форварда не хотелось. В день матча вызываю второго тренера и говорю: “У нас пацан Володька тренируется, везите его”. К обеду Бесчастных приехал, а вечером вышел на поле в стартовом составе и сразу же забил. Кстати, забил он тогда головой и примерно такой же гол, как швейцарцам.
- Вы тогда уже знали, что из этого парня выйдет толк?
- Нет, не знал, но очень надеялся. Всегда, когда берешь кого-то в команду, надеешься, что он заиграет.
- Вы никогда ни кого не выделяете. Но даже сам Володя признавал, что по началу чувствовал отеческое отношение с вашей стороны.
- Ну а как же? Он ведь самый молодой в команде был. К тому же, как человек он очень порядочный, добрый, обязательный, фанатично преданный своему делу. По человеческим качествам он для меня как сын. Даже ребята шутили, дескать, у Романцева три сына: два родных и приемный Бесчастных. Только не подумайте, что такое отношение переносится на поле. Если Володька будет плохо играть, то я первый не буду его в состав ставить и возможно даже в сборную вызывать. К нему, кстати, мои требования в какой-то степени больше, чем к остальным.
- В какой-то момент у Бесчастных были проблемы в зарубежных клубах. Не боялись, что игрок может себя растерять или как минимум остановиться в своем развитии?
-Когда Володя уезжал из “Спартака”, я не был президентом клуба, тогда другие люди решали этот вопрос. Я же был категорически против продажи Бесчастных. Я считал и считаю, что Володя достаточно много потерял, не оставшись в “Спартаке” лет на пять. Он и сам не торопился с отъездом.
САМЫМ ПОЛЕЗНЫМ СЧИТАЮ ОНОПКО
- Вы вновь удивили, поставив Дроздова на место левого защитника. Считаете, полностью угадали?
- Результат говорит о том, что все было сделано правильно. Если бы проиграли, то все бы написали, какую ахинею выдумал Романцев: мол, чего это вдруг Чугайнов появился в составе, слева ни с того ни с сего Дроздов, зачем выбрал тактику с одним нападающим и так далее.
- Победителей не судят. Но в любом случае по поводу выбора тактики с одним нападающим вряд ли бы вы услышали критику. Считаю, что вариант с пятью хавбеками, а они у нас достаточно квалифицированные, нисколько не ослабляет атакующую мощь сборной, и к тому же усиливает ее оборонительный потенциал.
- В этом все и дело. Хочется иметь в составе всех наиболее сильных на данный момент игроков. Допустим, если бы у нас было шесть классных защитников атакующего плана, я бы искал вариант, при котором все они играли бы в основе. Мог бы даже отказаться от нападающих. Уверен, все равно бы мы забивали. Нашли бы для этого какие-то ходы. На поле все сильнейшие – это мой принцип.
- Другой интересный ход вы сделали с Онопко, переведя его на место переднего защитника. При этом Виктор чуть ли не персонально играл против Рея.
-Онопко и был выдвинут в ту зону, потому что с этим Реем вряд ли кто-то другой справился бы. Это нападающий таранного типа, который продавливает, выжимает из момента по максимуму. А Витя не уступчивый. Помню одну из лучших его игр в Ливерпуле, когда Онопко играл против валлийца Раша. У того такая же манера игры была как у Рея. И тогда и сейчас Онопко блестяще справился со своим заданием по нейтрализации соперника. Я считаю, что Витя был самым полезным игроком матча. Если бы не он, нашей команде было бы гораздо сложнее.
- В один ряд с Онопко по полезности можно поставить Смертина и Карпина. Как оцениваете игру этих футболистов?
- Почему-то многие выделяют Лешу Смертина. По этому поводу считаю, что каждому нужно воздавать по заслугам. Не так уж сильно он в этом матче отличился. Да, он играл персоналии неплохо, но от лучшего футболиста России прошлого года я жду большего. За девяносто минут Леша по воротам ни разу не ударил, ни одного острого паса не отдал, он не обострял. Считаю, что Смертин должен не только хорошо обороняться, но и участвовать в атаках. Жду от него большого прибавления в атакующих действиях.
А Карпин? Ну что о Валерке говорить, его все знают. Прошлый год все наглядно продемонстрировал. О Карпине могу сказать только то, что когда я пришел в раздевалку, то увидел, что Валерка не может встать. Я спрашиваю: “Что с тобой, это из-за того, что тебя ударили?”. “Нет, -- говорит, -- я “наелся”, меня тошнит”. Вот это самоотдача! Кстати уметь полностью выложиться это великое искусство. Наверное оно от природы дается. Бывают игроки, которые после матча, неважно выигранного или проигранного, еще на девяносто минут выйти готовы. А вот Карпин. Скажешь ему после матча, что надо еще две минуты отыграть, он упадет.
Вообще в плане самоотдачи я очень рад за команду. Каждый из ребят с огромным настроем играл против швейцарцев. Я никогда не видел, чтобы Мостовой так стелился в подкатах, был такой злой, так переживал.
Но самоотдача это одно, а качество игры -- совсем другое. Во многих аспектах меня игра не устроила. Конечно, мы ее обязательно усилим, непременно при разборе матча будет очень много критики, каждому будут сказаны нелицеприятные слова. Потому что мы должны и можем играть лучше.
ВОВРЕМЯ ВСПОМНИЛ О БЕСКОВЕ
- Если вернуться к самоотдаче. Некоторые футболисты за девяносто минут выкладываются полностью. А вы?
- Я за пять дней подготовки к игре уже полностью выложился. Очень много переживаний было. Хотите, по этому поводу кое-что расскажу.
Перед игрой мы с Гершковичем, чтобы чуть сбросить напряжение, рассказывали друг другу веселые истории, анекдоты – в общем старались отвлечься от предстоящего матча. И вспомнили такой случай. Гершкович играл за “Динамо”, которое тогда тренировал Бесков. Константин Иванович соблюдал примету и всегда сидел на трибуне. Так вот, ведут динамовцы 1:0, и Бесков решает сделать замену. Жестикулирует Голодцу какие-то указания, а тот его не понимает. Ничего не оставалось, как спуститься самому. Выходит из подтрибунных помещений и видит, что счет 1:2 - “Динамо” проигрывает. То есть пока спускался, его команда два мяча пропустила. Так вот за несколько минут до начала матча со швейцарцами мне казалось, что я не выдержу давление игры. Тогда я подумал: сейчас пойду в раздевалку, закрою уши и буду ждать. Но тут вспомнил историю про Бескова. Поэтому решил не нарушать свою примету. Думаю, сяду на свое место. Пускай лучше умру на этой лавке, но мы выиграем.
- Не так давно вы говорили, что с годами стали более толстокожим, а сами себя опять изводите
- Когда я говорил про свою толстокожесть, я имел в виду отношения с окружающими и в частности с журналистами. Раньше переживал за каждую несправедливую фразу в свой адрес. За годы я столько наслушался, что теперь воспринимаю все более спокойно.
А что касается непосредственно футбола, то здесь для меня ничего не изменилось. Сколько матчей было, а я по-прежнему каждый воспринимаю как первый и как решающий.
- Насколько вам важно было знать, как сыграли словенцы и югославы?
- Когда выиграл, прочее до поры до времени не особо интересует…