Когда перед началом нынешнего сезона перед Украиной появилась возможность “заслать” в Лигу чемпионов сразу две команды, многие посчитали эту возможность чисто теоретической. Однако донецкий “Шахтер”, менее чем за год совершивший большой скачок вперед вместе со своим наставником Виктором Прокопенко, осрамил недоброжелателей. И теперь команде с трудового Донбасса предстоит принимать на своем поле ведущие европейские клубы. Но ни руководство клуба, ни сам Виктор Евгеньевич на лаврах почивать не намерены, а намечают для себя все более смелые ориентиры.

ДОЛГИ ПОНЕМНОГУ НАЧИНАЕМ ОТДАВАТЬ

- Виктор Евгеньевич, вы неоднократно утверждали, что уровень клубного менеджмента значительно опережает уровень игры команды. Считаете ли вы, что попаданием в групповой турнир Лиги чемпионов начинаете отдавать долги?

- Я считаю, что это первый долг, который мы отдали. Потому что вся инфраструктура и то отношение к команде, которое присутствует на данный момент, находятся на очень высоком уровне. Это касается всего абсолютно.

- Тем не менее, игра “Шахтера” в нынешнем сезоне оставляет двоякие чувства: с одной стороны, команда много забивает, но и пропускает немало.

- Нас неоднократно в нынешнем сезоне корили за то, что мы играем в три защитника. Но давайте возьмем минувший сезон. Мы играли по такой же схеме, а в результате пропустили меньше всех. Дело ведь не в количестве, а в качестве игры. Тренер всегда отчетливее оценивает проблему изнутри, чем болельщики, специалисты, журналисты, которые видят только верхнюю часть айсберга. А если я вам скажу, что есть у нас трудности и в средней линии, и в атаке? Другое дело, что они не всегда заметны человеку со стороны.

- Большую роль в последних успехах команды сыграли российские легионеры команды. Как бы вы могли охарактеризовать нынешнее состояние Бахарева, Абрамова и Шмарко?

- Бахарев – “железный” игрок основного состава. По сравнению с тем, каким я его знал в России, он значительно вырос. Вырос в первую очередь как профессионал. У него всегда были проблемы с бытовой дисциплиной. Не могу сказать, что он окончательно повзрослел, но он проделал огромный путь в этом направлении, и это немаловажно. Естественно, это позитивно сказывается на его игре. И я хочу сказать, что у него еще такие природные залежи, можно даже сказать целины, по которым он еще не проехался, и которые он еще не пропахал. В этом направлении у него огромный потенциал. Мы все делаем для того, чтобы этот резерв вытянуть наружу, чтобы раскрыть по-настоящему футболиста. Что касается Абрамова, то у него тоже большущие резервы, но он, к сожалению, не показывает всего, на что способен. Вернее, только эпизодически он демонстрирует должный уровень игры. Зачастую на весь матч его не хватает. Отсюда частые замены. У него есть все, чтобы быть великолепным футболистом, но ему нужно еще серьезно прибавить в волевых качествах, в настрое на игру, в боевитости, в мобилизованности. Ему этого явно недостает. Если он в этом невероятно важном аспекте футбола не будет прогрессировать, то я не представляю, как он в дальнейшем сможет оставаться игроком основного состава. За него я очень опасаюсь. Шмарко – опытный игрок, он знает свою силу и не опускается ниже определенного уровня. Подчас этих возможностей не хватает, чтобы выходить на поле с первых минут. Ведь команда состоит не из одиннадцати человек. Футболисты редко понимают, что на данный момент уровень их готовности ниже, чем у кого-то еще. Если игроков не ставишь в основной состав, то они убеждены в том, что виноват в этом только тренер. Я сейчас не говорю конкретно о Шмарко. Редко кто в себе ищет причину происходящего.

- А интересовались ли ими тренеры сборной России?

- С тренерами сборной Украины мы контактируем достаточно плотно, а вот России… По крайней мере, мне звонков от них не поступало. Значит, мои игроки им не интересны. Если бы они были нужны, ко мне бы обратились. Я нахожусь в очень доброжелательных отношениях и с Романцевым, и с Гершковичем. Абсолютно никаких препятствий для диалога с моей стороны нет, и не будет. Потому что за время моей работы в России у меня с ними сложились прекрасные профессиональные и человеческие отношения, основанные на уважении. Даже несмотря на то, что в свое время мы со “Спартаком” сильно воевали, это ничего не изменило. Эти отношения остались не прежнем уровне. И если интерес к моим игрокам появится, думаю, мы найдем общий язык.

- А сами вы считаете, что Бахарев способен усилить российскую сборную?

- Это нужно спросить у самого Романцева. Единственное, что могу сказать: то, каким знал Олег Иванович Бахарева в “Спартаке”, и то, какой он сейчас, – это два разных игрока. И по игре, и по отношению к футболу. А говорить о том, усилил бы он сборную России, или нет, я не могу по этическим причинам. Потому что у Романцева свое видение футбола. Возможно, оно не сильно отличается от моего, но строить догадки и делать предположения удел журналистов.

- В нынешнем сезоне “Шахтер” предстал интернациональной командой, но в последнее время легионеры из дальнего зарубежья не слишком часто появляются на поле. Они перестали прогрессировать?

- Напротив, они заметно подняли свой уровень, создали в команде атмосферу здоровой конкуренции. И в том, что они пока не слишком часто выходят на футбольное поле, нет ничего страшного. Любому игроку необходимо время для акклиматизации в новом коллективе. Знаете, как часто говорят тренеру дилетанты: купили игрока, а он не играет. Действительно, футболист может сразу и не заиграть, но он живет в команде, работает, шевелится, регулярно играет за “Шахтер-2”. И я уверен, что в основной команде эти ребята еще себя проявят. Не важно, произойдет это в Лиге чемпионов или в каком-то другом турнире. А вообще ситуация выглядит банально и просто. Для меня, как тренера, не существует национальности, цвета кожи, вероисповедания, возраста, меня интересует уровень футболиста на каждую конкретную игру. Если он сильнее кого-то, кем бы он ни был, он сегодня играет. Думаю, все тренеры так поступают. Когда я пришел, в “Шахтере” имелся в наличии переизбыток усредненных игроков. Но всем 35-ти футболистам необходимо было уделить внимание, не ошибиться в определении их достоинств и недостатков. И потом, не выбрасывать же людей на улицу, надо трудоустроить их. И в то же время оставить наиболее боеспособных. На это пошли все сборы.

- После реформы украинского первенства в высшей лиге играют 14 команд, а переносов меньше не стало. “Шахтер” в этом смысле в рядах лидеров. Оправдало ли себя сокращение команд в элитном дивизионе?

- Я склоняюсь к тому, что количество не всегда переходит в качество, и примеров тому сколько угодно. Возьмите, к примеру, шотландский чемпионат. Там десять команд играют друг с другом по 4 матча, но ведь он не сильнее английского в котором выступают 20 команд. Вот и все. Может, какую-то позитивную роль эта реформа сыграла, но об этом можно поспорить. Все-таки какого-то явного выражения это не имеет. Для того чтобы говорить о сбалансированном чемпионате, нужно сначала сбалансировать саму лигу. Нужно повысить уровень остальных команд. Каким образом? Поднять экономическое состояние, укомплектоваться добротными игроками. Да, у нас против киевского “Динамо” и донецкого “Шахтера” нет проходных матчей. Бьются с такой яростью! И это объяснимо, потому что уровень мотивации игроков этих команд выше, чем у наших футболистов. Они хотят поменяться местами с теми игроками, которые им противостоят, хотят лучшей жизни. Это ясно. Но подчас одной боевитости не хватает, чтобы лига оказалось крепкой.

ПРОФЕССИОНАЛ НЕ ДОЛЖЕН СМОТРЕТЬ НА КАЛЕНДАРЬ

- Вам довелось сыграть в квалификационном раунде Лиги чемпионов с чешской командой. В групповом турнире Вас ожидает соперник из этой же страны. То есть теоретически ситуация могла сложиться таким образом, что в групповой турнир могли пробиться два клуба из этой страны. По матчам со “Славией” мы можете судить об общем уровне Восточно-европейского клубного футбола?

- Думаю, его прогресс менее очевиден. Те же сборные Чехии и Хорватии достигают высот на международной арене за счет легионеров, выступающих в сильнейших западных клубах. Поэтому сравнение клубов и сборной здесь попадает в явный диссонанс. И считаю, что клубный футбол в этих странах проигрывает только по этой причине. Хотя организация футбольного хозяйства в той же Чехии находится на очень приличном уровне.

- Но в будущем, возможно, пробиваться в Лигу чемпионов будет еще сложнее. Как Вы относитесь к планам реорганизации этого турнира или возможности создания богатейшими клубами своей собственной, закрытой Лиги?

- Я думаю, что это палка о двух концах. Любая изоляция в цивилизованном мире в любой сфере деятельности ни к чему хорошему не приведет. И футбол не может являться в этом смысле исключением. Тем же англичанам неплохо бы вспомнить, чем обернулось для них исключение клубов из европейских турниров.

- А если предположить создание альтернативного турнира среди команд, представляющих государства Восточной Европы?

- Трудно загадывать, но мне кажется, что это был бы почти чемпионат Советского Союза. Практически. А чемпионат Союза – он, может, казался не самым сильным в мире, но самым интересным – это точно. Я могу это утверждать, потому что мне довелось играть и работать в том чемпионате. Это совершенно очевидно, и все мои коллеги об этом скажут. Футбол для меня -- понятие интернациональное. Мы жили в одном большом доме, и для меня эти границы не видны. Для футбола они вообще не существуют. Поэтому, выезжая на сборы за пределы Украины, допустим на Кипр, мы с удовольствием встречаемся с российскими командами. Если конечно, они там присутствуют и уровень их подготовки сопоставим с нашим на данном этапе. Когда же начинается чемпионат, контакты приобретают телефонную форму. Это поздравления с днем рождения, с победой и т.д. Допустим, я нисколько не сомневаюсь, что “Шахтер” усилил бы чемпионат России. Я внимательно слежу за ходом российского чемпионата. Говорить о том, что “Шахтер” всех там обыграет, я не могу. Хотя бы по тому, что надо сначала встретиться на футбольном поле. Но я думаю, что донецкий клуб сделал бы российское первенство более интересным. Не сомневаюсь и в том, что ведущие российские клубы заметно усилили украинский чемпионат.

- Многие тренеры практикуют выезды на стажировку к своим западным коллегам. За вами такое не наблюдается.

- Я считаю это позитивным явлением. Каким бы я ни был тренером - опытным или начинающим, - не буду обезьянничать, но все равно подсмотрю что-то хорошее у своего коллеги. Если при нормальном общении наблюдать тренировки, игры – это великое дело. Я это приветствую. Но пока обмен опытом у меня происходит внутри клуба – с Яремченко и Дрозденко.

- Вы по-прежнему отличаетесь повышенной эмоциональностью. С течением времени у вас не происходит переоценки ценностей?

- Она всегда происходит. Это непрерывный процесс. Что касается эмоциональности, то это, видимо, обусловлено свойствами личности и темперамента. И под час я корю себя за несдержанное слово, жест, но зато я никогда ни на кого не держу зла. Об этом могу сказать без ложной скромности. Долго зло помнит злопамятный человек. Я себя не отношу к этим людям. Я никогда не одного игрока не сгноил по причине личной неприязни. Да и вообще, ни один игрок не может сказать, что где-то когда-то я не дал ему заиграть или зажимал. Это мне не свойственно.

МНЕНИЯ ИГРОКОВ “ШАХТЕРА”

Алексей БАХАРЕВ, полузащитник:

- Групповой турнир “Шахтер” начинает с места в карьер – игрой с “Лацио”. Первый матч всегда самый сложный, независимо от ранга соревнований, но в Лиге чемпионов проходных матчей не бывает. Начать с положительного результата – значит, получить заряд на весь турнир. Думаю, что “Лацио” легко с нами не будет. Но с сильным соперником играть гораздо приятнее. Есть возможность проявить себя на всю Европу. Не все верили, что мы пройдем “Славию”, теперь многие сомневаются, что нам по зубам играть на равных с итальянцами и французами. Но мы не думаем сейчас о прогнозах, а готовимся к играм. Вот там и посмотрим. Как я оцениваю свою форму? Об этом судить тренерам. Но игрок в каждом матче должен играть на пределе своих возможностей и оправдывать их доверие. Стараюсь. Да и партнеры у меня подобрались отменные.

Виталий АБРАМОВ, полузащитник:

- Свою игру в нынешнем сезоне я бы оценил, как удовлетворительную. Но коль скоро команда показывает необходимый результат, значит, в этом есть частичка и моего труда. Хотя поначалу в основной состав пробиться удавалось не всегда. Но после известных событий с уходом Орбу, свое место на поле я получил. Доставляет ли мне удовольствие игра на фланге? Футболист должен играть там, где больше нужен команде. И в нынешнем сезоне “Шахтер” забил не один мяч после удачной игры именно флангов. В целом я считаю, что у нас состав сбалансирован во всех линиях. Команда играет, прежде всего, за счет полного взаимопонимания между футболистами в каждом конкретном эпизоде.

“Лацио” в тот период, когда я играл за “Ротор”, и “Лацио” сейчас – две разные команды. Тогда это был один из ведущих клубов Италии, а теперь к этому реноме прибавилось еще и чемпионское звание. Но лично меня это нисколько не смущает, условия-то для всех будут одинаковыми. Настраиваюсь ли я на реванш против “Лацио”? Прежде всего, хочется показать хорошую игру, а результат, думаю, придет.

Александр ШМАРКО, защитник:

- Чувствую ли я, что могу забронировать место в основном составе? Уверен, что если буду продолжать работать, не покладая рук, буду играть. Надеюсь, что и опыт мой в Лиге пригодится. Впрочем, уверен, в этом турнире работы хватит на всех. Профессионал должен выкладываться в каждом поединке, будь то товарищеская игра или поединок за сборную. Главное, чтобы в конечном итоге команда была на ходу и добивалась поставленных перед ней задач.