На футбольном поле защитник “Торпедо” и сборной Белоруссии Александр Лухвич никогда не сдается и не бросает играть до финального свистка, даже если шансы на победу, на первый взгляд, утеряны. За счет неуступчивости и игрового мастерства, Александр выходит победителем в самых безнадежных ситуациях. И недаром, в болельщицкой среде черно-белых Лухвич слывет бойцом номер один. “Я просто не люблю проигрывать”, -- так Александр объясняет одну из черт своего характера. Но футбол – это только часть жизни торпедовца, который в отличие от многих игроков задумался о своем будущем уже много лет назад и закончил юридический факультет Академии МВД. И, конечно, портрет Александра Лухвича был бы не полным, если не сказать о его жене Виктории, с которой они вместе уже восемь лет, и их сыне Илье.

АРМЕЙСКИЙ КАПКАН

Рассказ любого человека о себе интересен, чего уж говорить о популярном футболисте и игроке сборной. Однако сам Александр Лухвич в своей биографии не видит ничего необычного. Школа, спортинтернат, армия, дубль... Вроде все по накатанной, но…

Все, как и у многих других людей, -- улыбается Александр. -- Родился в Минске. Занимался разными видами спорта, попробовал и в футбол поиграть. Понравилось. Во дворе ведь всегда в футбол гоняли, двоюродный брат заметил мой интерес и привел в спортшколу “Торпедо” Минск. А уж карьера футболиста, если можно так выразиться, началась со школы-интерната спортивного профиля, потом после седьмого класса меня забрали в республиканскую школу. Там я позанимался три года и был приглашен в дубль минского “Динамо”.

-- Кстати, интересный нюанс, -- замечает жена Александра Виктория -- Саша учился в школе вместе со знаменитым хоккеистом Сергеем Федоровым и Виталием Щерба. В союзе было не так уж много подобных интернатов, где собирали самых одаренных детей.

Александр: А потом была армия, где я полгода пробыл в учебке. Из–за неразберихи. Я приехал из сборной ЦС “Динамо” с ежегодного турнира, проходившего во Франции, где играл вместе с Беженаром, Джишкариани, Морозом и другими молодыми футболистами, выступавшими тогда за динамовские команды. А в то время Анатолий Байдачный хотел сделать из выпускников белорусских школ команду и отдал десять человек, в числе которых оказался и я, в военную часть под Минском, собираясь нас через две недели забрать оттуда. Но сам неожиданно уехал в Ворошиловград, где ему предложили возглавить местную “Зарю”. И мы десять футболистов попали, что называется, в капкан (смеется). Правда, все равно нас вызывали играть на первенство Вооруженных Сил во Львов, но все равно пришлось отдать шесть месяцев Советской Армии.

-- Какие воспоминания об этом времени у вас остались?

Александр: Хорошие или плохие? (улыбается). Тяжелое время, дурдом. Служил, как и все, в сапогах. Физзарядки, строевой шаг, учения… Да уж, не рад я был там оказаться. Но через полгода, армейская жизнь закончилась: минское “Динамо” возглавил Эдуард Малофеев, который перевел меня в команду.

-- А с Байдачным после этого самого “капкана” доводилось встречаться?

Александр: Так он же потом “Динамо” тренировал, после Малофеева. У нас с Анатолием Николаевичем всегда были нормальные отношения.

-- Говорят, что с Байдачным работать не так уж и просто.

-- Вот и не правда, если выполнять все требования Анатолия Николаевича, то проблем никогда не возникает. Ему нравилось, как я отношусь к футболу, как играю. Что же касается сложностей с такими игроками как, например, Коваленко, то у Байдачного они были всегда, и “Динамо” не исключение.

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ГОЛ -- ПЕРВЫЙ

У каждого свой путь в жизни. И свой “потолок”. У кого-то увлечение футболом заканчивается в юношеском возрасте, а другой заканчивает играть, так и не пробившись из дубля в основу. Александр же считает, что ему повезло. Не то, чтобы было все гладко, но ведь переход из детского футбола во взрослый, всегда очень непрост.

Александр: Я попал в дубль минского “Динамо” в самый расцвет белорусской команды. А до “основы” успел стать в 1989 году еще и чемпионом страны среди дублирующих составов команд высшей лиги. Но достижения юношеского футбола тогда мало что значили, отбор в союзные времена был более чем серьезный, и далеко не все ребята из нашего золотого дубля получили шанс заиграть в основной команде “Динамо”.

-- Ведущие футболисты минского клуба 80-х были у всех на слуху. Чего стоит только фамилии Гоцманова, Зыгмантовича, Алейникова, Кондратьева. На вас не давил их авторитет?

Александр: Когда меня стали привлекать к матчам за первый состав, то все они действительно еще играли. И команда тогда была сильная, состоявшая из личностей Я же старался учиться у них.

-- А свой самый яркий матч за “Динамо” Минск помните?

Александр: Еще бы, я ведь тогда гол сумел забить (смеется) -- “Металлургу”, харьковскому, курьезный, правда, но все равно -- первый в высшей лиге. В том сезоне мы очень хорошо выступали, помню “Днепр” обыграли 4:1, потом “Спартак” 1:0 и московское “Динамо” тоже. У нас даже серия была одиннадцать матчей без поражений! Только концовку чемпионата смазали и заняли седьмое итоговое место. Хотя, конечно, для Минска это неплохо было, но ведь и в призеры вполне могли попасть, если бы не уступили на финише кавказским командам.

-- Вы один из немногих футболистов, выступающих сейчас в нашей стране, который может сравнить чемпионаты СССР и России.

-- Так я буду, наверное, не оригинален, это две большие разницы. В союзные времена футболисты, как мне кажется, намного превосходили по индивидуальному мастерству нынешних игроков, да и по командным действиям, пожалуй, тоже. В этом не может быть никакой случайности, все-таки, тогда клубы отбирали лучших футболистов со всей страны, и потом никто из них не уезжал за рубеж.

-- А если сопоставить “Динамо” Минск в белорусском чемпионате с нынешним московским “Торпедо”?

-- А вот здесь во всех отношениях от игровых до финансовых уровень намного выше в “Торпедо”. К тому же в последние годы в чемпионате Белоруссии “Динамо” выступает совсем не ярко… Поначалу-то, у нас была неплохая команда, мы и чемпионами становились, и в еврокубках всегда проходили два-три этапа. Но потом президент клуба начал распродавать игроков, а Александр Лукашенко его проверять. Тогда-то руководитель “Динамо” и сбежал заграницу.

Вика: И его до сих пор по линии Интерпола разыскивают.

Александр: Не знаю, как там его ищут, но все знают, что он давно уже в Германии живет. Так или иначе, но с тех пор в “Динамо” и начался разлад, после которого все сильные футболисты постепенно покинули Минск. В числе первых были мои друзья Хацкевич с Белькевичем, которые перебрались в Киев, а следующем сезоне ушел и я.

МИНСК – КАЗАНЬ – ЭЛИСТА -- МОСКВА

Сложно встретить человека, на сто процентов довольного своей карьерой. Да и сложно это ожидать от тридцатилетнего футболиста. Ведь многое еще впереди.

-- Если так можно выразиться, своей футбольной судьбой я доволен процентов на шестьдесят, -- продолжает Александр. – Конечно, хотелось бы попробовать себя в зарубежном клубе…

Вика: Но карьера еще не закончена…

Александр: Смотришь на остальных, кто не достиг даже того, что получилось у меня, и думаешь: жизнь сложилась. Все-таки, чемпионат России – это достаточно приличный уровень, а “Торпедо” Москва – клуб с традициями, с именем.

Вика: А я считаю, Саша, процент удовлетворения своей футбольной карьерой ты занизил. Ведь в свое время было очень непросто вырваться из Минска. Сумма отступных за трансфер была просто баснословная по тем временами.

Александр: Мне очень помог Иван Жекю, тот самый знаменитый вратарь. Он сам одессит, и он так “задурил” своим юмором президента минского “Динамо”, что цена на меня сразу упала в два раза.

Вика: В Минске уже полгода тогда не платили зарплату и даже собрание в клубе проводили не только с футболистами, но и с их женами. Так после “Динамо” мы оказались в Набережных Челнах. На мой взгляд, в дальнейшем оттуда через Элисту добраться до Москвы – это значит, иметь футбольный талант. Я, вот, назвать сейчас могу только Женю Варламова, который играет в ЦСКА, который, как и Саша, сумел попасть в московский клуб из “КамАЗа”.

-- Команда из Набережных Челнов вначале выступала достаточно стабильно, но потом и там начались проблемы…

Александр: Действительно поначалу все хорошо складывалось, я там даже гол сумел забить “Спартаку”. Но потом с “КамАЗа” сняли шесть очков из-за финансовых недоразумений: не отдали вовремя деньги за Юрия Шуканова, который перешел из калиниградской “Балтики”. А во втором круге мы вместе с Юрой подали заявление на КДК и разорвали контракт с клубом. В то время у меня появился вариант с “Ураланом”, который тогда тренировал Павел Яковенко.

-- Все, кто играл в Элисте, говорили, что это достаточно мрачное место.

Александр: Это точно, скучновато, но я там помимо того, что в футбол играл и тренировался, книги читал, потом шахматная Олимпиада была, интересовался, и как раз в то время купил компьютер. Футболисты, ведь, много времени проводят на базе, а компьютер – это неплохой способ развлечься.

Вика: Действительно, Элиста -- это две большие улицы и сто тысяч населения. Вот и весь город. Но, зато, мы насмотрелись на экзотику: степи, сайгаки, саранча (улыбается).

Александр: А мне в Калмыкии по-своему даже нравилось. Отношение к команде со стороны руководства было прекрасное. Да и радовало, что солнце в этой степной республике круглый год.

ГЛАВНЫЙ ПРАЗДНИК СЕМЬИ ЛУХВИЧ

Футболисты редко встречают праздники вместе с семьей. Сборы, тренировки игры… Но в семье Александра и Вики есть один самый главный праздник, в который все обязательно должны собраться вместе. Это день рождения сына Ильи.

-- А кто из вас выбирал имя ребенку?

Вика: Саша…

Александр: Мы посмотрели…

Вика: …ближайшие крестины. Дело в том, что до самого последнего момента мы не знали, мальчик у нас будет, или девочка. Вот мы и договорились, я выбираю имя дочке, а Саша – сыну. Так что, когда в июне появился на свет Илья, то вопрос уже не стоял (улыбается). Илья у нас родился в Минске, хотя Виталий Викторович Шевченко и предлагал помочь с роддомом в Москве. Но мы решили, что лучше, если я поеду домой.

Александр: После каждой игры я улетал в Минск к Вике на выходные, а потом возвращался обратно.

Вика: Конечно, мне хотелось, чтобы муж был рядом и помогал своим присутствием пережить трудный период. Однако я понимала, что чемпионат в самом разгаре, и ему надо играть.

-- Вика, а вы познакомились с Александром в Минске?

-- Да, это случилось на свадьбе у Александра Хацкевича. Я была подругой его жены. На том торжестве Саша сидел за столом напротив меня, и почему-то из всех я выделила именно его взгляд. Он очень упорно смотрел на меня и добился своего (смеется). Потом мы познакомились и начали общаться стали встречаться, так и дошло дело до свадебки (улыбается).

Александр: Мы посмотрели друг на друга, я подошел к Вике…

Вика: … я в то время училась в Минском институте иностранных языков и подрабатывала переводчицей, а в 1992 году, буквально накануне знакомства была в Барселоне на Олимпийских играх. И обстоятельства складывались так, что приходилось часто бывать на футболе. Но, сидя на стадионе “Ноу Камп”, я и думать не могла, что стану женой футболиста.

Александр: Ее мама долго переживала, что она связала свою жизнь с футболистом (улыбается).

-- Мама была против вашего брака?

Вика: Не то, чтобы против, просто она думала, что я продолжу свою карьеру, а так пришлось положить все свои знания на полку. Так как быть женой футболиста требует совсем других усилий.

-- У людей, которые вступают в брак должно быть немало общего.

Александр: Обязательно, мы с Викой очень похожи.

Вика: Наверное, общей точкой соприкосновения стала в свое время студенческая жизнь, ведь и Саша тогда учился на юридическом факультете Академии МВД. Сейчас у нас есть много общих увлечений.

ТАЛАНТ И ИНТЕЛЛЕКТ -- ЭТО ОТ РОЖДЕНИЯ

Существует поговорка: “Было у отца три сына, двое умных, а третий футболист”. Однако Александр, у которого за плечами высшее юридическое образование, считает, что эту “народную мудрость” придумали вовсе не умные люди.

Александр: Так это можно сказать не только про тех, кто профессионально в футбол играет, ведь они, на самом деле, отнюдь не глупые люди, а придумал эту фразу, как мне кажется, какой-то футбольный недоброжелатель.

-- А на поле интеллект имеет значение?

Александр: Скорее всего, нет, там все делается быстро. За две-три секунды надо принимать решение. Если не все, то многое зависит от таланта. У каждого игрока, своя мера, врожденная мера способностей. Их-то как раз и реализовывают в футболе.

-- Чем было вызвано то, что вы, уже связав свою жизнь с футболом, предпочли физкультурному образованию юридическое?

Александр: Так я же в “Динамо” играл, а там это было в порядке вещей. Академию МВД в свое время заканчивали и Курбыко, и Вергеенко, и Алейников. Согласитесь, что высшее образование – это, все-таки, очень важно. А из тех, с кем я играл, никто больше в юристы не пошел. Ребята предпочитали институт физкультуры. Меня же уже тогда не прельщала тренерская профессия. Конкуренция в этой области огромная. Возглавить хорошую команду практически не реально. А так, закончу я играть, и не надо беспокоится о будущем -- у меня есть профессия.

-- Интересно, а как вы проводите свободное время?

Вика: Ходим в кино, рестораны, арт-галереи. Правда, после рождения Ильи стали делать это значительно реже. Хотелось бы чаще посещать театры, но не с кем оставить сына по вечерам.

Александр: В прошлом году у нас в “Торпедо” было принято, что в день заезда на базу игроки и руководство вместе с женами ходили как раз в театр, но в нынешнем сезоне эту традицию, к сожалению, отменили.

-- Александр, а какие у вас увлечения помимо компьютера?

-- Музыку люблю слушать: “Земфиру”, “Агату Кристи”, “Мумий тролль”. В последнее время читаю Аксенова, Набокова, Кончаловского, а больше всего люблю романы Достоевского.

-- Потому что его романы полны психологии, которая имеет непосредственное отношение к вашему образованию?

-- То, как этот писатель мыслит, вызывает у меня восхищение. А из всех романов Достоевского “Преступление и наказание” и “Идиот” -- мои любимые книги.