ПОЛИТИКА ВМЕШИВАЕТСЯ В ФУТБОЛ
ГРЯДЕТ ВТОРАЯ ФУТБОЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Европа находится на пороге новой футбольной революции, которая обещает по своему размаху превзойти ту, что произошла в 1995 году как следствие “дела Босмана”. Европейская Комиссия, базирующаяся в Брюсселе, требует от УЕФА и ФИФА привести миграцию футболистов между клубами в соответствии с правилами свободной миграции рабочей силы, принятыми Европейским Сообществом. Это означает отмену каких-либо трансферных сумм и компенсаций.
Но в отличие от первой революции, которая взорвала сложившиеся отношения изнутри, вторая инициируется извне, тогда как весь футбольный мир ей противится. И это дает ей шанс все-таки не состояться.
Игорь АСТРАХАНСКИЙ

ФИФА ГОТОВА К КОМПРОМИССУ, УЕФА ПОКА НЕТ
Европейская Комиссия отпустила УЕФА и ФИФА срок всего лишь до 20 сентября, чтобы изменить существующую систему переходов. Такая поспешность не могла не вызвать панику у двух этих чиновничьих монстров, и они провели совещание в конце прошлой недели.
Вначале было заявлено, что оба едины в вопросе решения возникшей проблемы. Однако затем исполнительный директор УЕФА Герхард Айгнер заявил, что его организация не согласна с тем путем, по которому собирается пойти ФИФА.
Президент ФИФА Зепп Блаттер избрал компромиссную позицию, которая выглядит так: трансферные суммы ликвидируются для игроков старше 24 лет, но в случае, если футболисту от 18 до 24 лет, его клуб по-прежнему вправе требовать компенсации за переход (естественно, если речь идет о преждевременном прекращении контракта).
УЕФА, которого возникшая проблема касается в большей степени (ведь речь идет о переменах только в странах Евросоюза), принял консервативную позицию и возражает против каких-либо изменений. Возражают против этого и клубы, причем разного ранга – и малые, и большие.
Прежде всего Айгнер (и УЕФА в его лице) – против спешки в решении столь важного вопроса: “В любом случае предстоит еще большое обсуждение внутри профессионального футбола и с Европейской Комиссией. Митинг, организованный ФИФА, — только начальная часть этого процесса. Он не в коей мере не отразил диалога с профессиональным футболом в Европе, который обязан в подобных случаях иметь место, но к которому ФИФА еще не приступала. УЕФА прежде всего заботится о том, чтобы сохранить хорошо отлаженную систему европейского футбола. Мы не можем допустить столь драматических изменений без всеобъемлющего рассмотрения их возможных последствий и альтернативных решений. УЕФА должна принадлежать лидируюшая роль в данном обсуждении, и именно УЕФА должен предлагать свои идеи Евросоюзу, а не наоборот. На кону стоит выживание европейского футбола, поэтому никто не должен делать скороспелых заключений”.
“Мы допускаем, что перемены неизбежны, но форма и быстрота проведения реформ должны стать предметом гораздо более широкого диалога, чем тот, которым хочет довольствоваться ФИФА”, — заключил Айгнер.

БОГАТЫЕ КЛУБЫ НЕГОДУЮТ
План Европейской Комиссии подвергся жесткой критике со стороны всех наиболее значимых фигур в Германии, Англии, Франции и Италии. Все едины в том, что пострадают от намечаемых перемен все клубы – от мала до велика. Оппозицию в германской бундеслиге возглавил Франц Беккенбауэр. Президент “Баварии” предвидит, что устранение системы трансферных сумм приведет к резкому взвинчиванию зарплат игрокам. “Количество денег, которые крутятся в футболе, останется тем же. Но они будут идти прямо игрокам вместо того, чтобы поступать в казну клубов, — говорит он. – Зарплаты поднимутся на новый уровень, и футболисты, и без того не бедствующие, станут еще богаче”.
Беккенбауэру вторит его правая рука Карл-Хайнц Румменигге: “При существующей системе клубы берут на себя весь экономический риск. Они ответственны за контракт. Они, а не господин Блаттер. Поэтому недопустимо что-то менять без консультаций с клубами, которые являются работодателями”.
Страх Беккенбауэра перед взлетом зарплат разделяют в Лондоне. Дэвид Поуп, известный в Англии аналитик, соглашается, что выиграют от перемен только игроки, жалованья которых достигнут такого уровня, при котором только клубы с самыми глубокими карманами смогут приобретать их. “Намечающиеся реформы повлияют на разные клубы по-разному: они нанесут ощутимый ущерб малым клубам, хотя кто-то из великих может извлечь из них выгоду”, — говорит Поуп.
Клубы английской премьер-лиги и так тратят сейчас две трети своих доходов на зарплаты игрокам, что вызывает у них беспокойство: как спираль жалований не вышла бы из-под контроля.
“Манчестер Юнайтед”, имеющий в своем составе самого высокооплачиваемого футболиста премьер-лиги Роя Кина – он получает 50 000 фунтов стерлингов в неделю, — разделяет позицию “Баварии”: лучше все оставить так, как есть. Ее выразил новый глава клуба Питер Кеньон: “Мы все не сомневаемся, что для футбола будет лучше не затевать никаких перемен”.
“Если люди получат свободу перемещения куда и когда им заблагорассудится, это создаст хаос и дисгармонию внутри футбольного мира”, — считает директор “МЮ” Бобби Чарльтон.
А вот комментарий из стана “Арсенала”, который только что выложил 13 миллионов фунтов за французского форварда Сильвена Вильтода. Дэвид Дин, президент: “Наша футбольная ассоциация и все клубы до единого будут храбро защищать существующую систему. Я бы посоветовал чиновникам успокоиться и посмотреть на вещи в прохладное время суток, когда солнце башню не печет. И тогда все будет в порядке”.
Арсен Венгер, тренер: “Было бы катастрофой ликвидировать систему трансферных сумм полностью. Это не может не вызывать обеспокоенности: игрок, который сегодня стоит многие миллионы, завтра не будет стоить ничего!”
Во Франции футбольные деятели также встали в оппозицию ЕС, делая упор на то, что затеваемые реформы разрушат систему детско-юношеского футбола, которая, собственно, и сделала, как они утверждают, из сборной Франции чемпиона мира и Европы.
Маленькие клубы в большинстве своем имеют возможность держаться на плаву только благодаря воспитанию молодых игроков с последующей продажей их большим клубам.
“Если Европа откажется осознать специфичность спорта, тренировочного процесса для юношей вообще, возможно, не станет. Клубы, которые тратят на это много денег, просто перестанут это делать”, — считает Эме Жаке, наставник “Трехцветных” образца 1998 года.

ИСПАНИИ ВСЕ РАВНО
В Испании уже действует система, при которой игрок может выйти из-под контракта. Для этого нужно, чтобы клуб, желающий его приобрести, выплатил за него сумму, в контракте обозначенную, то есть отступные. Именно так недавно поступил “Реал” в отношении Фигу. Отступные, обзначенные в контракте португальца с “Барселоной” — 56 миллионов долларов, — оказались приемлемыми для “королевского клуба”.
Генеральный секретарь Испанской лиги Педро Томас на страницах “Эль Паис” заявил, что такая система должна продолжать действовать, чтобы там ни надумали ЕК, УЕФА и ФИФА: “Соглашение, которого достигнут эти организации, не коснутся испанских клубов. Испанские законы, работающие уже 15 лет, будут работать и дальше”.
Томас убежден, что даже огромный размер отступных, как, например, в новом контракте Ривалдо с “Барселоной” (около 160 миллионов долларов для иностранных клубов), ЕК не сочтет за посягательство на “свободную конкуренцию”.

БЛАТТЕР НЕ ХОЧЕТ ПОДСТАВЛЯТЬСЯ ПОД ГИЛЬОТИНУ
Европейская Комиссия уже много лет призывает футбольные власти перейти на общепринятые рельсы “справедливой конкуренции и свободной миграции рабочей силы”. Только прежде она не была столь требовательна в своих призывах. До поры до времени УЕФА и ФИФА отмахивались от них. Сейчас же ситуация подошла к критической черте.
В свете последних заявлений Блаттера Еврокомиссия заявила, что ФИФА предстоит еще много поработать, чтобы заставить ее, Комиссию, согласиться с теми реформационными шагами, которые Международная футбольная ассоциация предпринимает или собирается предпринять. Хотя из уст пресс-секретаря Комиссии прозвучала похвала в адрес ФИФА: очень здорово, дескать, что она поняла наконец необходимость следовать “генеральной линии” Европейского Сообщества.
Итак, по плану Блаттера трансферная сумма должна будет взиматься только за игроков в возрасте от 18 до 24 лет. Тем же, кто не достиг 18-летнего возраста, планируется вообще запретить международные переходы. “Великолепно, что они хотят обеспечить тренировочную базу для юниоров, — говорит спикер Еврокомиссии Кристоф Форакс. – Но как мы можем допустить, что у молодых людей не станет свободы передвижения? Если денежная компенсация для определенной возрастной категории сохранится, то как Блаттер предполагает ее вычислять? Компенсация должна определяться из расчета затрат на тренировочный процесс данного юниора, то есть определяться объективным критерием – и ничем больше”.
Вместе с тем Форакс допустил, что деньги могут присутствовать при переходе игрока и старше 24 лет в том случае, если того требует законодательство страны, где совершается переход.
Член Еврокомиссии, ведающий вопросами свободной конкуренции, Марио Монти грозит устранить все трансферные суммы в футболе в законодательном порядке к концу нынешнего года, если футбольные власти не примут соответствующего решения сами.
В таком случае революция, начатая в 1995 году “делом Босмана”, приобретет законченный вид. Она стала как бы первым шагом в направлении отмены ограничений. Тогда клубы лишились возможности получать компенсацию за игрока, у которого закончился контракт, если он решил совершить переход. Кроме того, были отменены квоты на количество легионеров из стран, входящих в ЕС. Вторым же шагом, как предполагается, станет полное или частичное упразднение трансферных сумм даже в том случае, если игрок решит покинуть клуб, в котором состоит под контрактом. Если ему поступит более выгодное предположение со стороны, он вправе будет совершенно спокойно поменять работодателя.
Противостояние ЕК и высших футбольных органов станет предметом дискуссий в ближайшие несколько недель. Несомненно, в результате этих дискуссий УЕФА и ФИФА сформулируют еще какие-то компромиссные предложения в адрес Комиссии.
В частности, ФИФА хочет, чтобы контракт, заключенный игроком с клубом, действовал хотя бы год, и чтобы для трансферов были отведены специальные “окна”, единые для всего мира. Форакс ответил, что Комиссия готова рассмотреть эти и другие предложения: “Никто не желает вредить футболу или ФИФА. Мы хотим только устранить имеющиеся противоречия, и оптимистичны в том, что что-то сообща придумаем”.
“Гадзетта делло спорт” считает, что формула “хотя бы год под контрактом” вряд ли будет спасительной: “Это безрассудство, когда большой клуб вынужден будет полностью обновляться раз в год, когда команда с сентября по июнь будет рвать жилы только для того, чтобы летом рассеяться по другим клубам, если игрокам поступят более выгодные предложения”.
“Это будет триумф самых спекулятивных элементов в футболе, и в результате настанет момент, когда публика охотнее станет ходить в кино, чем на футбол”, — заключает “Гадзетта”. “Мы продемонстрировали свою готовность к диалогу с ЕК, не дожидаясь, пока нам на голову свалится гильотина, — говорит Зепп Блаттер. – В принципе, это справедливо, когда игрок после 24 лет получает право на свободу выбора места работы. Мы хотим только, чтобы “трансферное окно” открывалось раз в год на небольшой промежуток времени. Это позволит сократить текучку кадров, а болельщики смогут видеть любимую команду в неизменном составе в течение года. Фанаты не любят игроков, которые меняют команды каждые две недели”.
Блаттер попросил у Комиссии больше времени. Срок до 20 сентября, отпущенный УЕФА и ФИФА, очевидно, недостаточен для решения столь грандиозной проблемы: “Как оптимист я уверен, что Комиссия продлит нам дед-лайн до конца года. Непросто сломать систему, которая действовала 96 лет”.