502 Bad Gateway


nginx

ОБЛАДАТЕЛЬНИЦА ЗОЛОТОГО СЛИТКА ЗНАЕТ, КАК СОХРАНИТЬ ЭНЕРГИЮ
ТАТЬЯНА КОТОВА:
ПЕРЕД СТАРТОМ ВЫПИВАЮ БОКАЛ ВИНА
Можно по-разному относиться к удивительной победе российской прыгуньи в длину Татьяны Котовой в финале “Золотой лиги” в Берлине, где ей удалось в последней попытке на один сантиметр опередить опытнейшую Хайке Дрехслер из Германии. “Один сантиметр ценою в десять килограммов золота” — так (с разными интерпретациями) отреагировала на этот успех барнаульской спортсменки российская пресса. Однако, на наш взгляд, дело даже не в золотом слитке, выигранном Котовой. Один сантиметр — это длина того шажка, который Татьяна сделала… в историю отечественного спорта, став первой российской легкоатлеткой, добившейся подобного успеха.
Борис ВАЛИЕВ
96 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ
ДОВЕРИЛА СУДЬБЕ
— Таня, ну и как вы себя чувствуете в неосвоенной пока нашими легкоатлетами роли победительницы серии “Золотой лиги” и обладательницы 10-килограммового слитка?
— В первую очередь есть чувство удовлетворения, потому что в Берлине сделала почти невероятное. До сих пор даже для себя не могу объяснить, как мне удалось выиграть, ведь находилась практически в худшей своей спортивной форме.
— Дело, мне кажется, даже не в форме. Удивительна сама ваша победа над любимицей местной публики Хайке Дрехслер с преимуществом в один сантиметр, добытом, к тому же, в последней попытке. По логике, к которой нас приучила жизнь, судьи должны были не заметить этот сантиметр. Просто чудо какое-то!
— Я про это и говорю.
— В тот момент Бога не вспомнили?
— Я его всегда вспоминаю. И тренера моего Владимира Евгеньевича Кудрявцева.
— Помните, в прошлом году вы говорили мне, что, начиная заниматься легкой атлетикой в Барнауле — вдалеке от мамы с папой, живших тогда в таджикском городе Табошар, — у вас порой не было денег, чтобы доехать на троллейбусе до места тренировки. Как сегодня, с позиций “зимней” чемпионки мира-99, победительницы самых высокооплачиваемых коммерческих соревнований, воспринимается то время?
— Да никак. Я осталась такой же, только, может быть, немного мысли поменялись — более реально смотрю на вещи. Наверное, это мне и помогает. Вообще у меня есть железное правило: на следующий день после любой победы вновь чувствую себя перворазрядницей и начинаю все сначала.
— Поставлю тогда вопрос более конкретно: богатой женщиной сегодня себя не ощущаете?
— Нет. Ни денег, ни золотого слитка я еще не видела. Для того, чтобы получить их, мне надо выполнить одно условие — стартовать в финале “Гран-при” в Катаре, который состоится 5 октября.
— Мало кто знает, что золотые слитки, которыми в финалах “Золотой лиги” награждают обладателей джек-пота, — это не что иное, как швейцарский шоколад в золотистой упаковке. И какой, интересно, на вкус оказалась эта победа?
— Не знаю. Я не люблю шоколад и вообще стараюсь как можно меньше есть кофеиносодержащих продуктов. Один из полученных мною “слитков” подарила своему менеджеру, второй тоже кому-нибудь отдам.
— Скажите, о чем вы думали, безнадежно проигрывая Дрехслер по ходу соревнований и теряя в денежном исчислении 96 тысяч долларов?
— Ни о чем не думала. Настрой был один: как получится, так получится. От судьбы никуда не денешься.
— И ни разу не сказали себе: “Все, проиграла!”?
— Если быть до конца откровенной, я даже в Берлин ехала с такой мыслью, потому что выиграть у Дрехслер в Германии, когда на кону стоят неплохие деньги, практически невозможно…
— Победа в последней попытке с перевесом в один сантиметр — это, согласитесь, в некотором роде везение. Но с другой стороны, ее можно расценить как закономерность, если вспомнить, что на третьем этапе “Золотой лиги” в Осло вам тоже удалось опередить грозную итальянку Фиону Мэй в заключительной попытке. Была ли какая-то разница в личных ощущениях после этих двух побед?
— После трудных соревнований на чемпионате России и полученной там травмы стопы я ехала в Осло психологически готовая к тому, что прыгать там придется не в самом лучшем состоянии. А в Берлине только в секторе поняла, что перегорела накануне. Может быть, многочисленные интервью, которые пришлось давать перед стартом, выбили из колеи или еще какие-то факторы вмешались, но во время прыжков чувствовала я себя как никогда плохо.
При этом самое интересное, что я все шесть раз идеально попала на планку отталкивания, а результата до шестой попытки все равно не было. А потом, в экстремальной ситуации у меня вдруг пробился новый вариант техники. Сама я, правда, этого не заметила, но, если верить Владимиру Евгеньевичу, в последней попытке я по-другому распределила усилия…
ЗВЕЗДНОЙ БОЛЕЗНИ
НЕ ОБНАРУЖЕНО
— Какие слова, если не секрет, вам сказал тренер перед этим прыжком?
— Просто успокоил. Не бойся, говорит, как ни прыгнешь, все равно будет хорошо...
— Таня, как правило, после таких побед наступает психологический и физический спад. Как ни крути, но теперь вам придется добиваться еще одного пика спортивной формы, а за тот короткий отрезок времени, оставшийся до начала Олимпиады, сделать это будет чрезвычайно сложно. Что скажете на этот счет?
— Во-первых, психологической усталости я сейчас не чувствую. А во-вторых, ни о каких двух пиках формы речи быть не может. Судите сами: в конце мая я прыгнула на 6 м 95 см, в конце июня — на 7 м 04 см, в конце июля — на 7 метров, сейчас вот два раза по 6 м 96 см. Так что сезон для меня ровно складывается. Больше скажу, эти пять моих побед на этапах “Золотой лиги” должны мне помочь, поскольку, с точки зрения психологии, надеюсь, они оказали большое воздействие на соперниц. У Мэй в Осло и у Дрехслер в Берлине был прекрасный шанс меня обыграть, но они этого не сделали. Итальянка, например, прыгала после меня, но у нее от волнения буквально на глазах развалилась техника… А вообще я мало думаю о соперницах, просто делаю свое дело.
— Смотрю на вас и, честно говоря, не замечаю никаких признаков звездности. Журналистская судьба не раз сталкивала с атлетами, которые, добившись мало-мальски значимой победы, тут же, как говорится, “хватали звездочку”, наглее, что ли, становились. У вас, повторяю, это абсолютно не просматривается. У вас характер такой?
— Не знаю. Я когда наглею, напрягаюсь, а для меня это очень тяжело.
— Очевидцы говорят о повальном интересе к вам в Берлине со стороны прессы, причем еще до соревнований. Хотя бы одному журналисту отказали в интервью?
— Нет. Если меня о чем-то спрашивают, я не могу повернуться и уйти.
— В Сиднее будете тоже такой щедрой на предсоревновательные интервью?
— Нет. Мы уже приняли на этот счет решение: за четыре дня до старта постараемся с тренером куда-нибудь спрятаться.
— Теперь, когда материальные проблемы в какой-то мере решены, замуж не собираетесь?
— Пока нет. Не зовут, а я и не прошу.
— А что за автомобильная авария с вами случилась? Сейчас в легкоатлетических кругах о ней много говорят.
— В принципе, ничего страшного. В Москве, перед норвежским этапом “Золотой лиги”, мы ехали с моим наставником на тренировку, и на одном из перекрестков в наш автомобиль сзади врезалась другая машина, а я как раз сидела на заднем сиденье. Потом врачи обнаружили у меня симптомы легкого сотрясения мозга, но сейчас все нормально. Не пойму, почему сегодня об этом заговорили, ведь авария произошла почти два месяца назад?
ЕЕ ЛЮБИМАЯ ПРИТЧА
— Вспоминаю ваш рассказ о том, как в 1997 году после первой серьезной международной победы на чемпионате Европы среди юниоров в Турку вы стояли на пьедестале почета в полуобморочном состоянии, с одной-единственной мыслью в голове: только бы не упасть. А как в Берлине себя ощущали в компании таких звезд, как Ишам эль-Герруж, Морис Грин, Мэрион Джонс и Трине Хаттестад?
— Вполне нормально. Постепенно привыкаю.
— В свое время ваш тренер говорил мне, что перед любым стартом вы, по его просьбе, обязательно выпиваете бокал хорошего красного вина. Сейчас по-прежнему следуете этой установке?
— Обязательно. Многие в основном пьют после старта, снимая, таким образом, стресс, а мне этого делать не надо, поскольку после соревнований эмоциональных нагрузок не испытываю. А накануне — другое дело: с медицинской точки зрения, вино повышает энергетику. Но если кто-то, прочитав это интервью, возьмет и захочет последовать моему примеру, сразу предупреждаю: во-первых, в некоторых человеческих организмах нет фермента, расщепляющего алкоголь, а во-вторых, надо всегда помнить, что женский алкоголизм неизлечим. Хотя это, конечно, шутка.
— А если серьезно, в глубине души мечтаете об олимпийской победе?
— На этот счет у Владимира Евгеньевича есть притча, которая мне очень нравится. Тренер спрашивает у ученика: “Чего ждешь от предстоящих соревнований?” “Победы”. “Неправильно”. “А ты?”— обращается он к другому. “Личного рекорда”. “Тоже неверно”. “Ну а ты?”—интересуется у третьего. “А я ничего не жду…” “Вот это разумно, это помогает сберечь энергию…”
Татьяна КОТОВА. Прыжки в длину. Родилась 11 декабря 1976 года в Таджикистане. Рост 182 см, вес 59 кг. Чемпионка Европы-97 среди юниоров. Чемпионка мира-99 в закрытых помещениях. Победительница турнира “Золотая лига-2000”. Тренеры Владимир Кудрявцев и Юрий Захаров.