“Тот, кто выигрывает олимпийские соревнования по легкой атлетике, выигрывает Олимпиаду в целом”. Эта формула, выведенная когда-то американцами, выдержала испытания не одними Играми. Именно эти слова, наверняка, начертаны на знамени олимпийской сборной США, готовящейся к австралийским баталиям: не будем забывать, что именно впечатляющий рывок, сделанный американскими легкоатлетами в Атланте-96, предопределил успех хозяев Игр в общекомандном зачете.
С этих позиций спрос с российских легкоатлетов в Сиднее будет особым, благо на сей раз мы тоже настроены на общекомандную победу. О том, насколько велики шансы нашей “королевы спорта” на успех, рассказывает президент Всероссийской легкой атлетики Валентин Балахничев.
– Валентин Васильевич, на сколько процентов, по вашему мнению, готова к олимпийским стартам нынешняя легкоатлетическая сборная России?
– Если брать только техническую сторону вопроса – количество проведенных тренировочных сборов, число травмированных спортсменов, соревновательную практику и так далее, думаю, что команда готова на 90 процентов. Но есть еще психология, которая, скажем так, непредсказуема. Поэтому окончательный “диагноз” будет поставлен уже в Сиднее, в условиях соответствующей Олимпиаде психологической обстановки.
– Срыв последнего предолимпийского сбора, запланированного во Владивостоке, как-то отразился на подготовке команды?
– Потренироваться не получилось, и в какой-то мере – слава Богу: в Приморье в это время шли проливные дожди, во Владивостоке были затоплены улицы. Не представляю, как проходили бы там подготовку спортсмены, ведь легкоатлетический манеж, который есть в городе, давно требует капитального ремонта.
– По оценке экспертной комиссии (которую, к слову, возглавляли вы), только на ремонт беговой дорожки владивостокского стадиона “Динамо” требовалось около 200 тысяч долларов, не говоря о других расходах. Нынешний тренировочный сбор, который олимпийская команда проводит в Японии, обошелся дешевле?
– Мы уложились примерно в эту же сумму, но условия, которые созданы для сборной в “Аэробик-центре” в Чибо, не сравнимы с владивостокскими…
– Интересно, как относится президент Всероссийской федерации легкой атлетики к прогнозу главного тренера команды Валерия Куличенко, заявившего, что его подопечным по силам выиграть в Сиднее более шести золотых медалей?
– Наверное, как каждый человек в его положении, Валерий Георгиевич имеет на этот счет две точки зрения. В той, которую он излагает мне, сквозит обеспокоенность тем, сумеет ли команда повторить успех севильского чемпионата мира – выиграть шесть золотых медалей. В заявлениях, сделанных публично, он прогнозирует более шести наград высшего достоинства, поскольку планка, которую, образно говоря, наши легкоатлеты установили в Севилье, обязывает идти дальше. Дай Бог, чтобы слова, сказанные Куличенко во всеуслышанье, оказались пророческими, но я все-таки думаю, что прогноз относительно шести золотых медалей самый оптимальный.
– Среди российских легкоатлетов, претендующих на победу в олимпийском Сиднее, называется и фамилия героини Атланты Светланы Мастерковой. На чем основана эта вера, ведь в нынешнем сезоне восстанавливающаяся после операции спортсменка пока ничего не показала?
– Во-первых, как я уже сказал, во время олимпийских соревнований очень большую роль будет играть психология. Мы знаем Светлану как очень опытного бойца с сильным характером и устоявшейся психикой. Я убежден, что в нужный момент она сумеет максимально проявить свои морально-волевые качества, чтобы добиться победы. Тем более что результаты, которые сегодня показывают соперницы, ей вполне по силам. Если бы не травма, полученная в начале сезона, она давно бы их превзошла…
– Главный тренер нашей команды не раз говорил о том, что чрезмерное увлечение коммерческими стартами в год Олимпийских игр или чемпионата мира может пагубно сказаться на подготовке к главным соревнованиям сезона и, как следствие, полной там неудачи. С этой точки зрения, как вы расцениваете олимпийские перспективы нашей прыгуньи в длину Татьяны Котовой, пережившей недавно большой эмоциональный подъем (со всеми вытекающими отсюда последствиями) в связи с победой в серии “Золотой лиги”? Кое-кто уже пророчит ей физический и психологический спад, который придется как раз на время стартов в Сиднее…
– Тут все будет зависеть от потенциала, которым располагает Татьяна. Безусловно, коммерческие турниры в какой-то мере отвлекают спортсменов от тех задач, которые в первую очередь ставят перед ними тренеры сборной, но, с другой стороны, нельзя в течение всего сезона готовиться к отборочным соревнованиям главного старта года и не иметь спортивной практики. Я думаю, что у Котовой хватит внутренних ресурсов, чтобы показать достойный результат и в Сиднее. Тем более что, обыграв по ходу соревнований “Золотой лиги” всех своих основных соперниц, она теперь имеет над ними некоторое психологическое преимущество.
– Если большой потенциал, о котором вы говорите, действительно есть у Котовой, то появиться он мог только в этом году. На чемпионате мира-99 в Севилье, если помните, Татьяна даже не попала в финал, хотя считалась фавориткой тех соревнований?
– Там был проведен своеобразный эксперимент, который принес отрицательный результат. Спортсменка и ее тренер были сориентированы только на победу и недооценили важность квалификационных соревнований…
– Вы сказали, что команда, которая предстанет перед зрителями в Сиднее, готова на 90 процентов. Что стоит за оставшимися десятью процентами? Какие-то серьезные недоработки?
– Нет, я отвожу их на необходимые издержки, связанные с акклиматизацией, с трудностями перелета в Сидней, с погодными условиями, которые там ожидают. Подчас эти нюансы, являющиеся составной частью последнего этапа подготовки, бывают намного весомее десяти условных процентов…
– Можно сейчас однозначно сказать, что олимпийский состав сборной России по легкой атлетике образца 2000 года – самый оптимальный, поскольку туда попали только те спортсмены, которые действительно этого заслужили?
– Все, кто сегодня способны бороться за олимпийские медали, находятся в команде. Тут не может быть никаких сомнений. Меня другое беспокоит: увеличение олимпийской квоты ИААФ до 120 человек, о котором нам сообщили за считанные недели за начала отборочного чемпионата России в Туле, привело к тому, что мы вынуждены были снизить квалификационные олимпийские нормативы. В итоге отобрали 115 спортсменов вместо 80, которых планировали привлечь к олимпийской подготовке по нормативам (куда более жестким), утвержденным нашей федерацией в прошлом году. В конце концов, в Сидней по последним данным полетят 109 российских легкоатлетов (это третья по численности команда после США и Австралии), что неизбежно приведет к тому, что, во-первых, появятся трудности с их управлением, а во-вторых, увеличится процент неудачных выступлений…
– Другими словами, в команде появились “лишние” спортсмены, так называемые “туристы”?
– Нет, лишними их назвать не могу, поскольку нельзя думать только о сегодняшнем дне. Территории ныне вкладывают огромные средства в подготовку своих атлетов, и, если мы не позволим им отбираться и участвовать в Олимпийских играх, завтра там будут вкладывать деньги в другие виды спорта. С этой точки зрения, большой состав оправдан (несмотря, повторяю, на то, что усложнил процесс подготовки к Играм): если он выгоден территориям, значит, выгоден нам.
– Вы, как президент национальной легкоатлетической федерации, можете гарантировать, что в Сиднее не будет такого отставания нашей команды от американских легкоатлетов, которое наблюдалось в Атланте?
– Никаких гарантий тут вам никто не даст, даже…американцы, поскольку непредсказуемость олимпийских соревнований общеизвестна. В том, что команда США выступит успешно, я не сомневаюсь: когда в составе есть такие спортсмены, как Мэрион Джонс, которая одна может принести до 30-40 процентов всех золотых медалей, в паруса всегда дует попутный ветер. Но с другой стороны, если Джонс, по каким-то причинам, не сможет выступить в полную силу, это будет невосполнимый психологический удар для всей команды.
Что касается наших непосредственных “взаимоотношений” с американцами, должен сказать, что прямой конкуренции между нами нет, поскольку наши легкоатлеты, как правило, доминируют в тех дисциплинах, где у команды США достойных представителей нет, и наоборот.
– Однако, судя по опыту последних лет, мы всегда проигрывали им еще до старта соревнований: я имею в виду катастрофическую для нас разницу финансовых вливаний в подготовку к главным стартам сезона. На сей раз вы тоже испытывали трудности подобного рода?
– Нет, благодаря усилиям Министерства спорта, а затем Госкомитета по физической культуре и спорту, ни один день подготовки не был потерян, хотя с учетом сложившейся ситуации мы начали ее очень рано…
– И даже известные реформы, случившиеся в стенах этого ведомства, смена власти никак не отразились на этом процессе?
– Абсолютно. Стратегию финансирования нашей дисциплины все это время определял единый подход: результаты, показанные легкоатлетами, окажут решающее воздействие на распределение мест в общем зачете.
– А как в этой связи обстоят дела с поездкой на Олимпиаду личных тренеров, чье присутствие рядом с учениками тоже, согласитесь, немаловажно?
– Естественно, мы не в силах направить в Сидней личных наставников всех 109 спортсменов, поскольку надо еще позаботиться о врачах и массажистах, без которых выступление вообще невозможно. Тем не менее, часть личных тренеров мы вывезли на две недели на последний сбор в Японию. Некоторые из них 12 сентября вернутся домой, но тренеры лидеров команды, естественно, полетят вместе со своими учениками в Сидней.
– Кстати, о лидерах. Почему среди тех спортсменов, которые проводят сейчас предолимпийский сбор в Японии, нет, например, Светланы Мастерковой, Максима Тарасова, Ирины Приваловой?
– Они готовятся по индивидуальным графикам, согласованным с главным тренером сборной, и у федерации нет оснований не доверять их профессионализму.
– Прокомментируйте, пожалуйста, решение Ирины Приваловой сменить специализацию. Насколько велики, по вашему мнению, ее шансы на олимпийский успех в беге на 400 метров с барьерами?
– Травма, полученная Ирой три года назад, увы, так и не позволила ей достигнуть того уровня результатов на спринтерской дистанции, к которым она успела нас приучить. Поэтому решение сменить специализацию, на мой взгляд, шаг разумный, тем более, что он, как показали дальнейшие события, повлиял на спортсменку благотворно. Разносторонне подготовленная с детства, Ира, не сомневаюсь, сможет побороться за олимпийскую медаль и на новой для себя дистанции. Беспокоит, правда, то обстоятельство, что это многокруговой бег, который несколько отличается от “чистого” спринта и в качественном смысле. Практика показывает, что в состоянии огромного психологического накала, острейшей конкуренции страдают, как правило, неустоявшиеся элементы техники, а поскольку Ира всего год занимается барьерным бегом, можно, к сожалению, ожидать отдельных технических сбоев во время ее бега. Но будем надеяться на лучшее.
– А как сейчас себя чувствует серебряный призер Олимпиады-96, чемпион мира-99 в ходьбе на 20 км Илья Марков, попавший в автокатастрофу во время тренировочного сбора в Новой Зеландии?
– По сведениям трехдневной давности, не очень хорошо. Илья травмирован, причем серьезно. Дай Бог, чтобы к началу соревнований он успел восстановиться, но в любом случае потеря уже произошла – авария сорвала весь график заключительного этапа подготовки.
– Валентин Васильевич, сегодня сборную России по легкой атлетике возглавляет Валерий Куличенко, признанный лучшим тренером страны по итогам прошлого года. Следуя примитивной логике, команда, во главе которой стоит лучший тренер, должна показывать и лучшие результаты…
– Если бы все было так просто! Будем надеяться, что они будут хотя бы не хуже, чем на чемпионате мира прошлого года.