ЛИГАЧЕМПИОНОВ. “СПАРТАК” — “БАЙЕР”
АНДРЕЙ ШТОЛЦЕРС: Я ПРИШЕЛ, ЧТОБЫ ВЫИГРАТЬ ЛИГУ ЧЕМПИОНОВ
Латвийский атакующий игрок — одно из главных приобретений Олега Романцева, сделанных специально под Лигу чемпионов. С первых же своих игр в “Спартаке”, забив пять мячей, Андрей доказал обоснованность своего приглашения в команду. Однако вот уже несколько матчей он проводит не лучшим образом. Штолцерс надеется, что вновь сможет проявить себя во всей красе в Лиге чемпионов.

Алексей ЗИНИН
— В своих первых матчах за “Спартак” вы очень высоко подняли свою планку, и теперь болельщики ждут от вас чуда. Но...
— Каждый футболист должен стараться выкладываться до конца. Поначалу это мне удавалось, а вот в последних играх не получилось.
— Все упирается в недостаточную физическую готовность?
— В основном да. Я не прошел полноценную подготовку, и сейчас это сказывается. Но у меня практически нет возможности подтянуть “физику”. Хорошо хоть, что в нашем плотном режиме игр более или менее успеваю восстанавливаться. Впрочем, дело не только “в физике”. Порой я перегибаю палку. Где-то слишком уверен, а может, даже самоуверен. Когда на этом фоне допускаю ошибки, то приходит волнение, а за ним и боязнь ошибиться. В итоге уверенность пропадает, и я всячески пытаюсь ее вернуть.
— Мне видится еще одна причина вашей неубедительной игры. Вы сейчас находитесь в поисках золотой середины между командными и индивидуальными действиями. Когда вы только пришли в “Спартак”, то били из тех положений, из которых теперь отдаете передачи. Чувствуется, что сейчас вы наступаете на горло собственной песне.
— Да, вы абсолютно правы — я потерялся. Принимаю неправильные решения, порой не могу точно оценить ситуацию: что надо сделать, сыграть самому или отдать пас? Иногда парная захлестывает, в отдельных эпизодах хочу ярко сыграть, а может быть, и не надо ярко, надо попроще, и эта простота и будет гениальной? Я анализирую все свои игры, и ото всех, особенно от последних, у меня осталась неудовлетворенность своими действиями.
— А то, что на правом фланге у вас часто меняются партнеры, то Чуйссе, то Парфенов, это как-то негативно сказывается на ваших действиях?
— Я себя приучил к тому, что нужно уметь подстраиваться под партнера. Вот, допустим, подстроился я под него, прочитал его мысль, получил мяч, и теперь я сам решаю, как сыграть, как отдать обостряющий пас. То есть я понимаю, что моя игра зависит только от меня, а партнер здесь ни при чем. Мне нужно лишь просчитать его действия.
— Когда почувствовали, что Лига чемпионов-2000 пришла в вашу жизнь?
— Пока еще ничего не чувствую. Думаю, осознание этого придет только тогда, когда выйду на поле “Лужников”. Предвкушаю, как будет радостно-радостно от возможности принять участие в этом празднике футбола.
— Вообще, что для вас Лига чемпионов: желание мир посмотреть да себя показать, опыт, деньги, престиж?
— Ничего подобного, может, это и смешно звучит, но я хочу выиграть эту Лигу чемпионов. И я считаю, что нашей команде это по зубам, хотя прекрасно понимаю, насколько тяжело будет. Но в “Спартаке” собраны такие игроки, которые в состоянии справляться с трудностями.
— Такая целеустремленность и уверенность выдает в вас задатки звезды. Как обстоят дела с популярностью?
— Я особо нигде не прочувствовал, что же это такое. Но здесь, в Москве, меня уже узнают, хотя такого, чтобы прохода не давали, конечно же, нет.