СТАРТОВЫЙ МАТЧ ЛИГИ ЧЕМПИОНОВ. ГРУППА “А” СЕГОДНЯ. ЛУЖНИКИ. 20.00. “СПАРТАК” (МОСКВА) — “БАЙЕР” (ЛЕВЕРКУЗЕН
КРАСНО-БЕЛЫЕ СОБИРАЮТСЯ ПРОГЛОТИТЬ ТАБЛЕТКУ “АСПИРИНА”)
НАШ СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ АЛЕКСЕЙ ЗИНИН НАКАНУНЕ МАТЧА ПОБЫВАЛ НА БАЗЕ “СПАРТАКА” В ТАРАСОВКЕ
За предыдущие годы “Спартак” в сознании российских футбольных масс сроднился не только с понятием Лиги чемпионов, но и со следующим за этим разочарованием. После каждого розыгрыша турнира оставалось огромное чувство неудовлетворенности: то ли команда опять не показала то, на что способна, то ли уровень нашего футбола действительно настолько низок. Нынешний сезон может наконец-то переломить эту неприятную традицию. На то существует сразу несколько причин. Пожалуй, еще никогда, даже в 1995 году, “Спартак” так целенаправленно не готовился к выступлению в Лиге. Это касается не только кадрового вопроса, но и игрового. После прошлогоднего фиаско Олег Романцев несколько сместил акценты, добавив к сугубо спартаковскому изяществу и коллективизму черты современного скоростного футбола, дополнив их мощью и умением сражаться на втором этаже. С этой целью с ювелирной точностью были подобраны и приглашены игроки, такие, как Штолцерс, Чуйссе, Маркан, Хизанейшвили. Да и Лопес наверняка еще скажет свое слово. Вдобавок и старожилы расширили диапазон своих действий. В итоге получилось, что теперь основную обойму составляют девятнадцать-двадцать игроков, а не тринадцать-четырнадцать, как в последние годы. Это в комплексе с относительно размеренным календарем позволяет надеяться на то, что и сил, и эмоций “Спартаку” хватит как минимум до окончания группового турнира.
Многое будет зависеть от сегодняшнего матча с аспириновыми. В случае победы москвичи получат не только три очка, но и огромный психологический заряд уверенности в своих силах. Предпосылки для этого весьма неплохие.
ЕГОР ТИТОВ: “БАЙЕР”
УЖЕ ВСТАЛ МНЕ ПОПЕРЕК ГОРЛА

Первым делом во время нашей беседы спартаковский плеймейкер спросил о том, как идет продажа билетов на матч. Егор очень рассчитывает на то, что будет аншлаг. Он особенно серьезно относится к предстоящей игре, настраивается на нее, хочет отдать все силы и чувствует, что у “Спартака” очень хорошие шансы на победу.
САМИ СЕБЯ
ЗАВОДИМ
— Последний матч перед стартом в Лиге чемпионов “Спартак” провел на Кубок с “Ностой”. Чем запомнилась эта встреча?
— Наш кубковый матч с “Ностой” я не забуду никогда. От Орска нас везли на автобусе. На протяжении всего пути дорогу окружала голая степь. Мы ехали по ней, а впереди над Новотроицком видели огромную серую тучу — продукт металлургического завода, и я невольно задавался вопросом: куда это нас везут? За два часа до игры стадион набит битком. Жара несусветная и воздух тяжелый-тяжелый. Мы вышли на игру в белых гетрах, а к перерыву они стали серыми. Во время игры сплевываешь слюну, а она черного цвета. Как там люди живут? Просто удивительно. Но ничего, сыграли нормально и в хорошем настроении вернулись в Москву. Можно полноценно готовиться к “Байеру” — никакого негативного груза нет.
— Предстоящая Лига чемпионов для вас четвертая?
— В 95-м я на поле выходил редко, но все равно все игры прочувствовал. А вот две другие отыграл, так сказать, полноценно. Говорят, что бог троицу любит. Но я надеюсь, что он больше полюбит четвертую попытку. От нынешнего турнира жду чего-то сверхъестественного. И настрой, и атмосфера какие-то особые. Очень хочется не огорчить наш народ, и я считаю, что для этого у нас есть хорошие основания. Сейчас за нами тянется шлейф ярких побед, один только поединок с “Динамо” чего стоит. Плюс мы с ребятами постоянно общаемся на лигочемпионскую тему, создаем необходимый настрой. В общем, всячески себя заводим, для начала на игру с “Байером”, а потом и на весь розыгрыш. Все это откладывается в подсознании, и на этот сбор я ехал ни как прежде — автоматически, а с особым желанием, с ожиданием футбольного праздника.
— Но насколько я знаю, теперешняя Лига чемпионов для вас не такой праздник, как раньше.
— Организаторы этой новой формулой загнали себя в угол — то ощущение великого торжества исчезло. Они были неправы, когда пустили в Лигу чемпионов команды, которые и чемпионами-то не были. От некоторых стран выступают клубы, занявшие третьи-четвертые места. На мой взгляд, это подрывает престиж турнира. Да и матчей проходных больше стало. Я думаю, итальянским тиффози не очень интересно смотреть, для примера, игру “Милан” — Марибор”. Тем не менее этот турнир остается самым громким и авторитетным, к тому же у нас группа получилась достаточно сильная. Так что Лига чемпионов — очень важное событие в моей жизни.

В ЛЕВЕРКУЗЕНЕ
НАША ДОЧЕРНЯЯ
КОМАНДА?
— Наверное, лично для вас дополнительный колорит стартовому матчу придает и имя соперника?
— Конечно, “Байер” мне уже поперек горла стоит. Оперировался я в Леверкузене, много наблюдал за этой командой, меня сопровождал переводчик, работающий в “Байере”. Плюс и в России профессор Пфайфер меня навещал, да и главный тренер Кристоф Даум пристально наблюдает за “Спартаком”, вот на игре с “Динамо” был. У меня порой создается впечатление, что “Байер” — наша дочерняя команда. А может, и наоборот, это уже игра выявит.
— Вы ведь прекрасно изучили леверкузенцев. Олег Иванович еще не спрашивал ваше мнение об этой команде?
— Я не специалист широкого профиля, но если Олег Иванович спросит, то с удовольствием поделюсь своими наблюдениями.
— Поделитесь ими для начала с читателями “Советского спорта”. Кто из игроков “Байера” произвел на вас наиболее сильное впечатление?
— Прежде всего — бразилец Зе Роберто. Это классический крайний нападающий, сейчас таких мало. Но он около месяца не играл из-за травмы и теперь, по всей вероятности, находится не в лучшей форме. Но что интересно, пока Зе Роберто был травмирован, на его месте прекрасно раскрылся Грешко — очень хороший, обязательный игрок: и впереди делает все как надо, и в защите отрабатывает. Я даже не знаю, как теперь Даум между ними выбирать будет. В порядке Ринк. Он бразилец, принял германское гражданство и теперь выступает за сборную. Он левша, бежит хорошо, постоянно обостряет. С ним очень нелегко справиться. Особняком стоит Кирстен. Он мало двигается, ничего в нем особенного нет — мне такие игроки не нравятся. Но у Кирстена есть потрясающее качество — в штрафной он чуть ли не король, все отскоки его. Вот в одном из матчей я за ним пристально наблюдал: он не бегал, ничего не делал, а потом поймал два момента и сделал дубль. Что еще форварду надо? В защите могу отметить капитана Новотны — не зря его в “Милан” приглашают. Он очень грамотный игрок, позицию здорово выбирает, хорош в отборе, на втором этаже. Вообще он футболист спартаковского плана и у нас вполне пришелся бы ко двору, но только не подумайте, что это камешек в огород наших защитников. А еще только лестные слова могу сказать о своем непосредственном оппоненте Баллаке. Он тоже играет в центре поля, и в составе молодежных команд мы с ним уже встречались друг против друга. Когда я был на операции в Леверкузене, мы с Баллаком виделись и он меня вспомнил. Вообще этот игрок — давняя и, пожалуй, самая большая надежда германского футбола. У него есть все данные, но чего-то ему все время не хватает, и его восхождение из года в год откладывается. Пускай он еще нынешний сезон подождет, ну а потом может блистать, сколько его душе угодно.
“Байер”, безусловно, команда неплохая: любит подержать мяч, активно использует фланги, не брезгует стеночками и забеганиями. Но играть против нее можно, что недавно и продемонстрировал “Штутгарт”, не оставивший от леверкузенцев камня на камне.
— Насколько “Байер” грозен на втором этаже?
— Там верховая борьба держится в основном на четверых игроках: Новотны, Кирстене, Ринке и Баллаке. Но гренадеров среди них нет. Да и мы в этом компоненте по сравнению с прошлыми годами прибавили, так что, думаю, второй этаж мы немцам не проиграем.

ЧУВСТВУЮ В СЕБЕ
ЗАДАТКИ
СЕЛЕКЦИОНЕРА
— Здорово вы “Байер” изучили. Насколько я знаю, вы о многих командах можете такую справку дать, даже о представителях второго дивизиона какого-нибудь ведущего чемпионата. Зачем вы их так активно изучаете?
— В каком чемпионате не посмотришь, там находятся почти все те, кто успел поиграть в низших дивизионах. Сумасшедшая миграция. Мне очень интересно наблюдать за этими поворотами футбольной судьбы. К интересу добавляется память, я все очень легко схватываю. Это приводит к тому, что в голове у меня приличная база данных оформилась. Вообще-то чувствую в себе задатки тренера-селекционера. Так что думаю, на старости лет без работы не останусь (улыбается). А можно будет подучить язык и в “Советский спорт” спецкором — буду информацию вам поставлять.
— От будущего вернемся к настоящему. Вы довольны той игрой, которую показывает команда? На мой взгляд, спартаковцам пока недостает взаимопонимания.
— Мы никак не можем сыграть в оптимальном составе. По ряду причин Олегу Ивановичу все время приходится делать перестановки. Вот против “Динамо” Булатов был передвинут на место переднего, я — на место опорного. Мне-то не привыкать, а Витя год не играл на этой позиции. У него отбор очень приличный, но понадобилось время на перестроение. В кубковом матче у Юры Ковтуна вновь нога разболелась. Максим Калиниченко травму только залечил. Так что опять возможны рокировки. Все это не может не отразиться на сыгранности. Но в остальном, я думаю, у нас все нормально. У нас друг к другу нет претензий ни в плане работы, ни в плане настроя. Теперь против “Байера” главным будет — включить голову, почувствовать свою мысль, и тогда, учитывая поддержку трибун, мы своего добьемся.
— В прошлой Лиге бичом “Спартака” была реализация голевых моментов.
— За год в этом направлении произошли сдвиги. Вроде бы ничего — стали забивать. Реализация голевых моментов приближается к 50 процентам, и это позволяет смотреть в будущее с оптимизмом. Я лично очень большие надежды связываю с нашими форвардами, которые в последнее время раззабивались. Ширко в Новотроицке вообще фантастический мяч провел: в прыжке головой пробил в дальнюю штангу, после чего мяч отлетел в ворота.
— А вот ваша реализация после травмы начала хромать. Раньше вы такие моменты, какой упустили в матче с “Динамо”, реализовывали стопроцентно. Как думаете, в чем дело?
— В том эпизоде с “Динамо” я все делал правильно и видел, как мяч летит в ворота, но он по какой-то немыслимой траектории в последний момент от ворот свернул и прошел в сантиметре от штанги. То ли невезение, то ли поле… Действительно, забить никак не могу. Это значит, что мне нужно прибавлять и прибавлять. Почему бы не начать с этого вторника?
— И напоследок. Есть ли у вас по отношению к немецким командам какой-то дополнительный подтекст?
— Ни против немцев, ни против их команд я ничего не имею. Очень болезненным поражением для “Спартака” было вердеровское 2:6, но оно было раньше, до меня, и потому никакого чувства мести я не испытываю. В мое время мы только проигрывали “Гамбургу”. Эх, попался бы он сейчас... А “Байер”? Здесь особый подтекст в том, что этот матч стартовый, а потому, помимо стратегического, он имеет и особое психологическое значение.
АЛЕКСАНДР ШИРКО: ЖДАЛ ЭТОГО ДНЯ ЦЕЛЫЙ ГОД
Ширко часто критикуют за его расточительность. Но в то же время специалисты понимают, что этот нападающий владеет уникальным искусством — в любой игре у него возникают голевые моменты. А раз так, то от Александра всегда ждут голов. В последних матчах Ширко вновь обрел свою бомбардирскую уверенность и стал забивать. Велика вероятность, что в Лиге чемпионов он сможет увеличить свой лицевой счет.
ОБРЕЛ УВЕРЕННОСТЬ
— По сравнению с прошлой Лигой чемпионов вы стали на год старше, и отношение к этому турниру у вас, должно быть, переменилось.
— Лига чемпионов — такой турнир, что насколько бы ты старше и опытнее ни становился, осознание важности этого события и твоей ответственности все равно меньше не станет. Ждешь его целый год, связываешь с ним определенные надежды. Нельзя сыграть в Лиге чемпионов два раза и воспринимать потом этот турнир как обыкновенный. Он всегда будет приносить тебе новые эмоции, новые ощущения.
— Уже почувствовали дыхание Лиги-2000?
— Мысли такие, конечно, возникают. Но окончательное восприятие появится только после установки. Поездка на стадион, затем попадание в эту атмосферу: переполненная арена, болельщики. В такие минуты и придет полное осознание начала большого турнира.
— День игры вам тяжело дается?
— В Лиге чемпионов матчи будут начинаться поздно, а значит, ожидание будет еще длиннее и время будет тянуться еще медленнее. Но я не думаю, что это станет для меня пыткой.
— Главный тренер “Байера” сказал, что давно хотел видеть вас в своей команде. Знали об этом?
— Я об этом ничего не слышал. Совсем недавно прочитал заявление Даума в газете и особого значения не придал. Мало ли кто чего говорит.
— В последних матчах ваши действия пропитаны уверенностью. Наконец-то обрели себя?
— Когда все удачно складывается, уверенности, конечно же, добавляется. А от расширившихся возможностей появляется и желание. Хочется играть лучше и лучше.
— Согласны с тем, что на вас благотворно подействовала обострившаяся конкуренция? А то долгое время вы были ее, по сути, лишены.
— Очень может быть, что и впрямь подействовала. Она еще никому не мешала. Я только не согласен с тем, что ее якобы раньше не было. Была, и еще какая. Каждый год появлялось очень много нападающих, постепенно часть из них отсеивалась, а я оставался.
— Ваши позиции неизменно крепли осенью.
— Есть футболисты, которые стабильно проходят сезон на своем уровне, а есть такие, которые играют всплесками. Я отношусь ко второй категории. Понятно, чем таких всплесков больше, тем лучше. Я заметил, что на свой пик всегда выхожу в конце лета — начале осени. Так что, по идее, сейчас наступает моя пора.
— Может быть, поэтому многие спартаковцы надежды на успешное выступление в Лиге чемпионов связывают именно с вашим именем. Чувствуете, что в связи с этим отношение к вам со стороны партнеров по команде как-то изменилось?
— Нет. В принципе я не вижу никаких перемен. Если действительно они связывают со мной особые надежды, то это пойдет мне только на пользу, добавит еще уверенности.

ЗНАЮ, ЧТО ТАКОЕ НОСТАЛЬГИЯ
— В нынешнем году вы заметно прибавили в игре головой, которую раньше считали своим недостатком. Говорят, и в Новотроицке гол какой-то сумасшедший забили.
— Я не скажу, что бил зряче. Просто срезал мяч в дальний угол. Я с “Сатурном” похожий гол забил, только в Новотроицке я мяч снизу поддел, и он в дальней девятке опустился. Если бы еще парочку таких забить “Байеру”, было бы замечательно. А вообще да, наверху стал действовать получше, но до совершенства еще ох как далеко.
— Также ощущается прогресс в физике.
— Если это со стороны заметно, то значит, так оно и есть. Иногда приходится помогать партнерам в ведении оборонительных действий. А без хорошей физики этого не сделать.
— Все силы выплескиваете за игру?
— Если играешь матч полностью, то сил не остается. А вот если заменяют, то еще что-то есть в закромах.
— Вас часто меняют во втором тайме. Когда идете на перерыв, не думаете: заменят — не заменят?
— Конечно, подобные мысли посещают. В большинстве случаев я знал, что меня заменят, хотя иногда все же ошибался. Предугадать решения Олега Ивановича очень трудно.
— Есть какие-то ощущения, как сложится матч?
— Я стараюсь к ним не прислушиваться. Если почувствуешь, что все должно быть хорошо, начинаешь себя как-то успокаивать: “Все сложится нормально”, а это может привести к самоуспокоенности. Они готовятся к игре, мы готовимся. И победит не тот, у кого ощущения победные, а тот, кто сильней и удачливей окажется.
— В преддверии матча с “Байером” вспоминаете игры с “Карлсруэ”, которые многими признаются одними из самых лучших в вашей карьере.
— Бывает. И не только перед этой игрой, но и вообще. Ностальгия. Есть что вспомнить. Плохо только то, что никак тот матч посмотреть на видео не могу. Одно дело — чувствовать игру изнутри, а другое — видеть ее со стороны.
— Нынешний “Байер” многим похож на тот “Карлсруэ”, которому вы забивали три года назад?
— Предполагаю, “Байер” посильнее по всем статьям. А насчет похожести... Я нынешнего нашего соперника видел только раз — когда ездил в Леверкузен на операцию, я там матч посетил. Но это было давно, да и к тому же я не очень пристально следил за действиями байерских футболистов, так как впервые в своей жизни был на игре в другом чемпионате. Умеют там все обставлять: какая-то особая атмосфера, интереснее и красивее, чем у нас. Но ничего, Лига чемпионов еще торжественней, так что и мы, и наши болельщики сможем прочувствовать ее праздничную атмосферу. Хотелось бы только, чтобы этот праздник длился как можно дольше.
АРТЕМ БЕЗРОДНЫЙ:
НАТЕРПЕЛСЯ Я ОТ НЕМЦЕВ

Между “Спартаком” и “Байером” установились очень теплые отношения, а началось все с Безродного, который 1998 год отыграл в Леверкузене. Артем с большим интересом вспоминает свое немецкое прошлое и мечтает за него байерцам отомстить.
НЕ НАДО БИТЬСЯ
ЛБОМ О СТЕНУ
— Нынешний сезон получился скомканный. Вначале лечились, потом на скамейке долго сидели, затем дела стали налаживаться. Своим нынешним положением довольны?
— Сейчас почувствовал в себе уверенность. “Динамо” гол забил, на Кубок отыграл как-то легко. Кстати, против “Носты” на двух позициях играл — под нападающими и правого хава, и Олег Иванович даже меня похвалил. В общем, чувствую себя хорошо, и если бы вы знали, с каким желанием я рвусь на поле! Так хочется сыграть против “Байера”.
— Именно против “Байера”?
— Играть хочется само собой, вдвойне в Лиге чемпионов и втройне против “Байера”. Ох, как я от этих немцев натерпелся!.
— Расскажите о своем трудном немецком периоде, который на первых порах обещал быть вполне радужным.
— Начал свою германскую карьеру с тренировок в основной команде. Потом пошли травмы, операция. После этого мне предложили сыграть за молодежный состав, я показал характер, отказался. У меня сразу же прибавилось проблем. Да и языка я не знал, тяжело было. Но перетерпел. Язык худо-бедно освоил, общаться стал. Восстановился, за вторую команду начал играть, познал вкус голов. Мне сразу же предложили хороший контракт на два года. Но в этот момент “Спартак” забрал меня обратно. А ведь в принципе могло получиться так, что во вторник я бы вышел на поле “Лужников” в составе немцев.
— По ходу вашего байерского становления немцы меняли свое отношение к вам?
— Конечно. Как заиграл, так сразу же они стали, как родные. А до этого? Молодой, языка не знает, не играет, да еще и русский – ух, и несладко пришлось. Там ведь неважно — украинец, белорус, все равно русский. А когда заставил себя уважать, вся их холодность и пренебрежение быстренько прошли.
— Вы сказали про язык. Какие первые слова там освоили?
— Данке, битте и другие слова этикета. Их вил ессен — я хочу кушать (это уже жизненная необходимость). Ну и, конечно, футбольные понятия выучил быстро.
— Если во вторник выйдете на поле, то сможете подслушивать замыслы немцев. Может, и полегче будет.
— Вот мы играли молодежкой в Швейцарии, так там мне язык как раз и помог. Судья мне показал карточку, а какой-то швейцарский чудак еще меня и матом на немецком языке обложил. Он-то не предполагал, что я его пойму. А я его понял, ну и постоял за себя, сказал ему пару “ласковых”, он сильно ошарашен был.
— Если вернуться к вашей байерской карьере, кто из игроков этого клуба вызывал у вас наибольшее уважение?
— Без сомнения, Кирстен. Что бы про него ни говорили, он столько лет что в игре, что на тренировках пашет до седьмого пота. Рамелов — тоже очень в порядке. А еще у них раньше играл Ленхофф, правай крайний. Старый уж совсем был, а так работал, буквально помирал на поле. В футбольном плане они меня поразили. Молодые-то так не работают, как эти “пенсионеры”. Вот такое отношение к тренировкам надо сохранять на протяжении всей карьеры.
— Какие футбольные качества вам привила Германия?
— Безусловно, добавила жесткости. Там такой футбол, что нельзя не то что убрать ногу, но даже и подумать об этом. В “Байере” трудно было еще чему-то научиться. Там не было каких-то техничных комбинаций, такие вещи, как “стенка на третьего”, для немцев вообще каменные джунгли. У них-то все просто: пас на фланг, проход, навес, борьба. Но в последнее время “Байер” сильно изменился. Стали появляться исполнители: Эмерсон, Баллак. Зе Роберто — вообще сумасшедший игрок. Он левый хав, справа Нойвилль — такой же реактивный, техничный. В центре появилась мысль. В общем, команда очень и очень приличная. Там все на высшем уровне. Стадион, поля, организация, задачи. “Байер” стоит в одном ряду с дортмундской “Боруссией” и “Баварией” и в этом сезоне, впрочем, как и в предыдущие годы, настраивается только на чемпионство.
— Как считаете, в плане мощи нынешний “Спартак” уступает нынешнему “Байеру”?
— Да, так как немецкие команды очень сильны в этом компоненте. Но “Спартаку” не надо тягаться с ними в мощи, у нас свои козыри. Биться, бодаться — это не наша стихия. Голова, техника — вот наше оружие. Зачем биться головой о стенку, мы можем ее обойти. Зачем бежать сто метров с мячом, можно пробежать в два раза меньше, но пользы выжать в два раза больше.

ДАУМ —
НАСТОЯЩИЙ ЗВЕРЬ
— Какие воспоминания у вас сохранились от Лиги чемпионов и насколько с опытом менялось ваше к ней отношение?
— В своей первой Лиге поучаствовал совсем пацаном. Два раза вышел против “Нанта” — коленки тряслись. А вот прошлогодний турнир прочувствовал сполна: играл, забивал. Тогда понял, что это не “о, Лига чемпионов!”, а всего-навсего “Лига чемпионов”. Сейчас я думаю о ней только то, что нам надо выигрывать, выходить из подгруппы.
— Прошлая лига для вас выдалась очень результативной.
— Хочется, чтобы эта результативность не оставила меня и в нынешнем году. А больше всего я хочу забить “Байеру” — это моя давняя мечта. Когда в последний раз уезжал из Леверкузена после лечения, мне переводчик говорит: “Артем, вот достанется “Спартаку” “Байер”, забьешь”. Я тогда покивал, а когда была жеребьевка, вспомнил. Так я чуть ли не молился, чтобы нам леверкузенцы выпали. Мы смотрели жеребьевку на базе с Максимом Калиниченко. Когда появилась табличка “Байер”, я стал повторять: “группа “А”, группа “А”. И когда выпала “А”, я аж прыгал от радости. Теперь бы только в состав попасть, а за мной дело не станет.
— А в Леверкузене вас еще не забыли?
— В этом году я ездил туда лечиться. Разговаривал со вторым тренером. Он говорит, что обо мне все хорошего мнения, они видели прошлую Лигу чемпионов и следили за моими успехами.
— Значит, Даум не может вас недооценивать. Кстати, правда, что он ужасно тяжелый человек?
— Даум — закрытый и неразговорчивый тип. Зверь, одним словом. Очень вспыльчивый, во время игр вылетает со скамейки, того гляди съест. Ходит, чего-то себе думает — тяжело с ним. Хотя, говорят, в жизни он вполне нормальный.