От добра добра не ищут. Таким принципом руководствовался Олег Романцев при определении стартового состава. В итоге на поле вышли все те, кто четырьмя днями ранее крупно обыграл “Носту”. Но “Байер” не “Носта”, а Лига чемпионов не Кубок России. Здесь все по-другому. Однако на первых минутах матча это не очень-то ощущалось. Спартаковцы почти сразу преодолели синдром стартового волнения и заведенные трибунами пошли на штурм. Да так лихо, что у многих сложилось впечатление, будто российский чемпион вот-вот распечатает ворота Цубербюлера. Спартаковцы действовали легко и непринужденно. И не только успешно комбинировали, но и в силовой борьбе выглядели вполне боеспособно. Тем не менее было бы странно, если бы так продолжалось весь матч. Самолюбие и достаточно высокий класс немецких футболистов позволили им быстро избавиться от напряжения и отодвинуть игру на спартаковскую половину поля и периодами даже быть хозяевами положения. Леверкузенцы вспомнили тренерскую установку Даума и стали играть с москвичами предельно плотно. А если учесть, что защитники гостей играли на максимально удаленном допустимом расстоянии от своих ворот, то получалось, что москвичи, перейдя за центральный круг, попадали в тиски соперников. А “Спартак” без свободы — это уже несколько иная команда и несколько иной футбол. Россияне стали подолгу подготавливать атаки, так как сделать обостряющий пас было крайне трудно. Порой подопечные Романцева просто вязли в середине поля, что оборачивалось потерями мяча и опасными выпадами немцев. Особенно рьяно те бедокурили на своем правом фланге, куда для усиления смещался еще и Баллак. Тихонов при этом оборонялся не лучшим образом, и основная нагрузка падала на Ковтуна. Но Юрий удар держал с честью, да и Ананко здорово подчищал все его огрехи.
Постепенно спартаковцы приноровились к манере игры немцев. Все реже стали залезать в офсайд и ошибаться в передачах. Контроль над мячом на чужой половине поля был восстановлен, и концовка первого тайма вновь прошла под знаком хозяев. А после перерыва, когда немцы окончательно отошли от плотной опеки и, попрощавшись с прессингом, сделали акцент на атаку, игра пошла на встречных курсах. Спартаковцы обожают открытый футбол, и неудивительно, что вскоре они забили. Справедливо, что это сделал Титов, солировавший по ходу матча. Примечательно, что тот гол во многом состоялся благодаря Безродному, который наконец- то раскрепостился и заиграл красиво и размашисто в соответствии со своим талантом. В голевом эпизоде очень грамотно сыграли и форварды Робсон и прежде всего Ширко. Впрочем, после этого они были вынуждены уклониться от своих непосредственных обязанностей и вовсю пахать в обороне, так как леверкузенцы устроили масштабную засаду ворот Филимонова. Для российского чемпиона настал самый тяжелый момент матча. Год назад красно-белые не выдержали бы такого мощного навала немцев, теперь же они были на высоте. Москвичи показали, что при необходимости умеют защищаться. В эти минуты спартаковцы продемонстрировали не только надежную игру на втором этаже и умение играть на отбой, но и показали пик самоотверженности, бесконечно стелясь в подкатах. Но как опытный боец “Спартак” думал не только о том, как бы сохранить свои ворота в неприкосновенности, но, разумеется, и о том, как бы нанести сопернику разящий удар, от которого тот уже не сможет оправиться. Вылучив момент, красно-белые мастерски провели контратаку, и Артем Безродный воплотил свою давнюю мечту в жизнь. Его гол бывшим одноклубником расставил все точки над “i”. И не забитый Парфеновым пенальти уже не имел значения. “Спартак” одержал добротную победу, доказав, что не зря он так усердно готовился к этой лиге чемпионов. Теперь подопечные Романцева, получившие не только три важных очка, но и огромный заряд положительной энергии, будут чувствовать себя гораздо уверенней перед наисложнейшей поездкой в Испанию.

Продолжение на стр. 4