Губернатор Ярославской области Анатолий ЛИСИЦЫН – один из самых спортивных региональных руководителей в России. Он знаком со спортом не понаслышке – одно время серьезно занимался лыжами. Анатолий Иванович уделяет пристальное внимание развитию физкультуры и спорта на ярославской земле. А еще он страстный болельщик, давний и заинтересованный читатель нашей газеты.
Несмотря на чрезвычайно напряженный график своей работы, губернатор нашел время, чтобы встретиться с первым заместителем главного редактора “Советского спорта” Константином ПАТРИНЫМ и ответить на вопросы редакции.

СПОНСОРЫ НА ДОРОГЕ НЕ ВАЛЯЮТСЯ
— Анатолий Иванович, мир накануне Олимпиады. Сделайте, пожалуйста, прогноз — как, по-вашему, выступят в Сиднее российские спортсмены? Кому из наших атлетов вы лично симпатизируете? Собираетесь ли побывать на Играх или будете следить за олимпийскими баталиями по телевидению?
— Сейчас вся Россия ждет от своих спортивных посланников достойного выступления на Олимпийских играх. Считаю, россиянам вполне по силам занять первое место в общекомандном зачете. Предпосылки для этого у нас есть.
Что же касается моих личных симпатий, то они прежде всего отданы землякам – прыгуну с шестом Максиму Тарасову и метателю молота Алексею Загорному. Весьма импонируют мне также прыгунья в длину Татьяна Котова, феноменальный пловец-спринтер Александр Попов. Очень верю в российские волейбольные, баскетбольные сборные. Много надежд у меня связано с нашими спортивными гимнастами. Полагаю, они в состоянии завоевать пять золотых медалей.
Сам я тоже вошел в российскую делегацию. Полечу в Австралию на финальную часть Игр, пробуду в Сиднее последнюю неделю Олимпиады. У меня давно не было полноценного отпуска. Ну а тут уж выкроил недельку для поездки в Сидней.
Развитие физкультуры и спорта требует немалых средств. Как вам удается их находить? Ведь не секрет, что в бюджете многих областей России весьма непросто изыскать деньги даже на зарплату учителям, врачам…
— Есть два пути поддержки спорта в регионах. Можно здесь делать упор на бюджетные источники, что, на мой взгляд, неверно. Я же двумя руками за второе направление – использование спонсоров, меценатов, неравнодушных к спорту людей, имеющих хорошие финансовые возможности. Сегодня не так уж мало компаний, фирм, банков, которые готовы вкладывать деньги в спортивную сферу. Однако само собой это не произойдет. Местной администрации необходимо создать определенные условия для такого рода инвестиций.
Для меня с самого начала деятельности в должности губернатора было предельно ясно: спорту надо уделять должное внимание. Я четко поставил задачу – работа на этой ниве должна стать неотъемлемой частью социальной политики.
Мы на первых порах вкладывали довольно большие средства из областного бюджета в большой спорт. Убежден, что для полнокровной спортивной жизни в области прежде всего необходимо иметь классные профессиональные команды, которые служили бы ориентиром для земляков. Поэтому хоккейное “Торпедо” (теперь – “Локомотив”), футбольный “Шинник”, мужская и женская волейбольные команды мастеров были окружены нашей заботой.
Поначалу ведущие команды Ярославщины на 70 – 80 процентов финансировались из областного бюджета. Но сейчас картина совсем иная. Теперь доля бюджетных средств в финансировании ярославских команд мастеров составляет около 20 – 30 процентов. А остальное – за счет спонсоров, меценатов, то есть внебюджетных источников. Деловые люди в нас поверили, увидели, что спортом мы занимаемся не для того, чтобы получить какие-то сиюминутные дивиденды. Нет, усилия на спортивной ниве – долговременная, целенаправленная политика областного руководства.
Мы думаем о завтрашнем дне ярославского спорта. Хрестоматийный пример – наша детская хоккейная школа. Не забываем о развитии детского и юношеского хоккея. Ежегодно 350 ребятишек собираем в нашу школу-интернат со всей России и из стран СНГ.
Отрадно, что на ярославской земле много энтузиастов спорта, и это, безусловно, создает благоприятную моральную атмосферу для спортивной жизни в нашей области. Проводим референдум по поводу того, стоит ли строить Дворец спорта. Вы представляете – 68 (!) процентов ярославцев говорят: “Надо строить!” И мы начали его строить, при этом я считал, что стройку надо вести не на бюджетные деньги, а на средства заинтересованных лиц.
Конечно, вовсе не хочу сказать, что инвесторы сразу выстроились к нам в очередь. Их привлечение к финансированию спортивной сферы – плод многочисленных встреч, переговоров. Вот как было с нашей хоккейной командой. Мы стремились создать суперклуб по крайней мере в российских масштабах. Я прекрасно понимал, что лишь своими силами нам не решить столь сложную задачу. Потому и искал структуру, способную вложить деньги в команду. Обращался в несколько крупных компанний. В конце концов вышел на Министерство путей сообщения. В результате четырехмесячных дебатов удалось заинтересовать руководство МПС. Министр путей сообщения Николай Аксененко пригласил меня на коллегию министерства, где я выступил с докладом. Предложил возродить команду “Локомотив”, когда-то достойно представлявшую железнодорожников страны в высшем дивизионе отечественного хоккея. В итоге поменявший название клуб в стартовавшем недавно сезоне нормально профинансирован и, полагаю, имеет неплохие перспективы в чемпионате России. И Дворец спорта в Ярославле строится с участием “Железных дорог России”.

“ДВОРЦОВАЯ” ЭПОПЕЯ
— Анатолий Иванович, хотелось бы поподробнее остановиться на строительстве ледового Дворца. Мы своими глазами видели эту грандиозную стройку. Почему все-таки, на ваш взгляд, она так затянулась? И виден ли, как говорится, свет в конце тоннеля?
Сейчас строительство идет нормально и никаких причин его затягивать нет. Идея построить новую ледовую арену давно витала в воздухе. Было постановление правительства о том, что оно будет помогать с финансированием строительства ярославского Дворца. Однако за это время сменилось несколько кабинетов министров. И мне приходилось каждому новому премьеру объяснять, для чего нужен этот Дворец. Когда в премьерское кресло сел Кириенко, то вообще заявил: дескать, хоккейное мировое первенство проводить в России нецелесообразно, страна в тяжелом положении и нужно от этой идеи отказаться. Был даже подготовлен соответствующий проект постановления, но, к счастью, Сергея Владиленовича быстро сняли и он не успел подписать сей документ. Пришедший ему на смену Примаков принял мудрое решение: распорядился выделить на строительство Дворца кредит в 30 миллионов долларов, под гарантию государства.
А начали мы строить благодаря Лужкову. Мэр Москвы спорт прекрасно понимает и всячески поддерживает. Он предоставил кредит в 10 миллионов долларов. Заложили фундамент осенью девяносто седьмого.
Примакова сменил Степашин. Он поддержал нашу идею. Кстати, концепция проведения чемпионата мира по хоккею 2000 года поначалу предполагала реконструкцию двух ледовых арен в Санкт-Петербурге – “Юбилейного” и СКА – и строительство Дворца в Ярославле. А уж новая арена в городе на Неве могла возводиться лишь силами самих петербуржцев. Но события менялись с калейдоскопической быстротой. Как раз в дни, когда решался вопрос о финансировании подготовки к мировому первенству, Ельцин отправил Степашина в отставку. Обязанности премьера стал исполнять Путин, который пообещал заняться проблемой чемпионата мира.
Владимир Владимирович сам вмешался в механизм финансирования. И мы сегодня финансируемся за счет дополнительных источников, не связанных с бюджетом.
На 75 процентов Дворец будет не нашим. Но нас устраивает то, что он появится в Ярославле, что здесь станут выступать и тренироваться наши мастера и дети.
Летом 2001 года планируем ввести наш ледовый Дворец в строй. К этому приурочим международный хоккейный турнир под эгидой ИИХФ.

НЕ НАДО КОПИРОВАТЬ ЗАПАД
— Анатолий Иванович, нет ли у вас желания увеличить число ярославских команд в игровых видах спорта, представленных в элитных дивизионах чемпионатов России, чтобы, если можно так выразиться, обойти другие регионы в своеобразном негласном соперничестве?
— Такие мысли меня не посещали. Сегодня, когда мы в основном освободили себя от бремени финансирования команд мастеров, основные наши усилия направлены на подъем детского, юношеского спорта. Туда сейчас распределяем львиную долю предназначенных для спортивной сферы средств. Например, у “Шинника” до последнего времени не было своей спортшколы. Теперь мы создаем новую базу для клуба и школу подготовки юных футболистов. У “Шинника” будет свой резерв, а значит, и будущее.
— Интересно было бы узнать вашу точку зрения на развитие физкультуры и спорта в масштабах всей страны. Общеизвестно, что долгие годы эта отрасль финансировалась у нас по остаточному принципу. Вы как большой энтузиаст спорта вряд ли разделяли такую позицию.
— К сожалению, многие наши политики и государственные деятели на федеральном уровне недооценивают роль спорта в жизни общества. Последние 10 лет спорт, в том числе и массовые его виды, государством был фактически обречен на выживание. В результате мы лишились на международном уровне ведущих позиций во многих дисциплинах. Особенно показателен пример хоккея. Три сотни лучших российских игроков выступают за рубежом. За кордоном трудится плеяда талантливых отечественных тренеров. В то же время сборная по итогам последнего мирового первенства даже не попала в первую десятку команд.
Конечно, роль государства тут должна быть совершенно иной. Нам не стоит слепо копировать западный опыт, поскольку наша экономика по существу находится на переходном этапе от социализма к рынку. Поэтому роль государства в развитии массовых видов спорта должна быть активной и конкретной. А у нас пока в данном вопросе на государственном уровне нет четкой позиции и продуманной финансовой политики.
— Кроме всего прочего, вас знают как большого почитателя хоккея, и не случайно вы вошли в недавно созданный Общественный совет развития российского хоккея наряду с известными спортсменами, тренерами, государственными деятелями. Каковы цели этой организации? Не станет ли Совет очередной заорганизованной, реально ни на что не влияющей группой людей?
— Мы не ставили целью вмешиваться в работу Федерации хоккея России. Но есть сегодня в стране люди, поклонники популярной игры, к словам которых прислушиваются, в том числе и первые лица государства. И свои взгляды на положение дел в отечественном хоккее мы способны донести на самый верх, имеем возможность повлиять на ситуацию. Вот мы и решили объединиться. Главную свою задачу видим в том, чтобы повернуть государство лицом к этому поистине народному виду спорта. И начинать, на наш взгляд, стоит со спортшкол, с детского хоккея, который государство, без сомнения, должно поддерживать.
Полагаем, что свою работу нам следует вести на двух уровнях. Первый – региональный. Стараемся вовлечь сюда всех руководителей регионов. Жаль, что мало сейчас губернаторов, которые неравнодушны к спорту и реально делают его частью своей социальной политики. И второй уровень – это уже Президент и правительство. Поэтому собираемся в ближайшем будущем – сразу после Олимпиады – встретиться с Валентиной Матвиенко. Направлено соответствующее письмо Путину. Кстати, у меня уже был разговор с Владимиром Владимировичем по спортивным проблемам.
— Ваши хоккейный и футбольный клубы давно служат визитной карточкой спортивного Ярославля. А есть ли задача у волейбольного “Нефтяника” стать таковой?
— Да, такая задача решается. Волейболисты прогрессируют. Недавно пятеро наших ярославских ребят стали чемпионами на молодежном первенстве Европы.
— А не мечтаете ли вы о том, чтобы, скажем, в 2010 году “Шинник” выиграл чемпионат России по футболу?
— Почему столь отдаленный срок? Я думаю, в 2005 году это вполне реально. Ведь для футболистов у нас все делается по максимуму.
— Кандидатами на поездку в Сидней были более двух десятков ярославских спортсменов. В итоге же на Олимпиаду поедут всего два ярославца. Вас не слишком расстроило довольно скромное представительство земляков на предстоящих Играх?
— Мы подходили к этому объективно. В таком деле должны преобладать не местнические интересы, а интересы России. Достаточно спокойно отнесся к тому, что на сиднейских аренах выступят лишь два ярославца. Ведь всем кандидатам на поездку в Австралию предоставили возможность проявить свои способности. В результате отобрали наиболее достойных. С нашей стороны не было никакой паники по этому поводу, тем более закулисных попыток впихнуть кого-то из земляков в сборную.
— Как известно, олимпийский чемпион по прыжкам с шестом Максим Тарасов уже несколько лет живет и тренируется в Будапеште. А нет ли у областного руководства планов создать известному легкоатлету такие условия, чтобы он вернулся в родные края?
— Максим не забывает свою малую родину. Он регулярно бывает в Ярославле, встречается с местной спортивной общественностью, со школьниками, выступает за нашу область на российских соревнованиях. И мы ему за это признательны.
Можно ли создать выдающемуся спортсмену комфортные условия здесь? Думаю, что да. Однако особой необходимости в этом не вижу. Не стоит ломать сложившуюся ситуацию. Человек чувствует себя связанным с Россией, отстаивает ее честь на международной арене. Так что все нормально и нет смысла нарушать равновесие в жизни спортсмена, отлаженный механизм в подготовке известного прыгуна.

БЕГАЛ НА ЛЫЖАХ “ПОЛТИННИК”
— Знаю, что вы серьезно занимались лыжами. А какие у вас личные рекорды в лыжных гонках?
— Для меня каждый старт был как рекорд, поскольку я бегал длинные дистанции – 30—50 километров, когда служил в Сибирском военном округе. В армию ушел уже с первым разрядом. А почему именно лыжами занимался? Учился в сельской школе, которая находилась в восьми километрах от дома. Зимой туда можно было добраться только на лыжах. И так постепенно втянулся. Помню свои первые соревнования, в Сонково – это райцентр в Тверской области. Приехали мы туда, вижу – ребята там в основном городские, в лыжных ботинках, а я-то в валенках. Приуныл, конечно. А потом стартовали на 5 км. Через два километра смотрю – все мои соперники позади. Пришел на финиш первым. То яркое воспоминание из юных лет осталось во мне на всю жизнь. С тех пор стал всерьез заниматься, выступал за сборную области, в армии выигрывал окружные соревнования.