Порой кажется, что главные тренеры команд — абсолютно бесправные люди, пусть и имеющие определенную власть. По указке сверху их в любой момент могут уволить, безнаказанно унизить, выставить на посмешище перед своими же игроками. Некоторые горе-журналисты, едва научившись складывать предложения, вообще норовят периодически покалывать известных личностей за глаза, думая, что таким образом сделают себе имя. И уж, естественно, будучи уверенными, что им все сойдет с рук. А если специалист начинающий, то он, по их мнению, должен пройти что-то вроде “боевого крещения”.
Похожая история происходит в Перми, где соответствующую закалку со стороны местной прессы регулярно получает главный тренер “Молота-Прикамья” Василий Первухин, невзирая на свои прежние заслуги. Этого человека, всего-навсего второй год самостоятельно ведущего команду Суперлиги, областные СМИ стремятся ужалить побольнее. Причем зачастую совершенно безапелляционно.
ПАРИРУЕТ УДАРЫ
Сколько лет знаю Василия Алексеевича, он — сама выдержанность и порядочность. Мухи понапрасну не обидит. Тем не менее когда-то любому терпению приходит конец. Нет, Первухин, конечно, не собирался выяснять отношения с обидчиками на кулаках — для мудрых людей есть способ поэффективнее, а именно, взяв слово, спокойно и рассудительно ответить на все прозвучавшие обвинения. Последней же каплей, вынудившей его к такому решению, стал материал в пермской газете “CSC”, опубликованный сразу после того, как “Молот” в августе выиграл дома третий по счету турнир “Кубок Прикамья”.
Цитирую: “… Разумеется, если бы победителю турнира полагалось не 80 тысяч рублей, а более солидная цифра, то, по мнению зрителей, качество финального матча “Молот-Прикамье” — “Салават Юлаев” было бы намного выше. А то все же видели, какую “пенку” пропускал вратарь красно-зеленых Василевский (голкипер “Салавата Юлаева”. — Прим. И.Е.)…”
И еще: “…Перед турниром было объявлено, что после финала состоится пресс-конференция, но ее не было. Официальной причины игнорирования СМИ никто не пояснил. Говорят, что главный тренер Василий Первухин терпеть не может этих встреч…”
Автор этих строк — главный редактор издания “CSC” Анатолий Помазов, почему-то скрывающийся под псевдонимом Александр Каретов. Спустя какое-то время после выхода данного материала он на страницах своей газеты обратился к Василию Первухину с открытым письмом, в котором обвинил его в нежелании общаться с журналистами.
— Странное выступление, — замечает Василий Алексеевич. — Я всегда готов встретиться с корреспондентами, в том числе с г-ном Помазовым, и ответить на любые вопросы. Кстати, его заявление последовало через три дня после нашей встречи и, видимо, было следствием того, что я сделал ему замечание по поводу путаницы с фамилиями игроков команды. По-моему, любой квалифицированный спортивный журналист обязан назубок знать, как пишутся и произносятся имена хоккеистов, тем более тот, который освещает их матчи. Также я высказал ему претензии насчет грубых намеков о якобы договорной игре “Молота” в финале турнира. На что г-н Помазов конкретно ничего не ответил, поскольку никаких доказательств на этот счет у него не было. Беседы попросту не получилось. Он заново переписал у меня состав команды, развернулся и ушел.
— Стоп. Давайте разберемся. Скажите как на духу, отчего же шайба в ворота “Салавата Юлаева” могла со стороны показаться нелепой?
— Ума не приложу! Как вратарь может поймать шайбу, если закрыт на “пятаке” и своими, и чужими игроками, а она отскакивает в его створ рикошетом от чужого конька?! Это был чисто трудовой гол! Наш нападающий Саразов четко сыграл в отборе и удачно прострелил вдоль ворот, в результате чего мы и добились успеха.
— Тренеру-победителю всегда приятно поделиться свежими впечатлениями с прессой. Почему же вы потом не пришли на пресс-конференцию?
— Потому что меня не поставили в известность о том, что она должна состояться. Кстати, ее и не было вовсе, как я узнал позднее. И никто тогда, за исключением телевидения, с вопросами ко мне не обращался. А местному телеканалу я, естественно, дал интервью.

ПЫТАЛСЯ ОСТАВИТЬ БАРДИНА И АХМЕТОВА
— В Перми я уже четвертый сезон, — продолжает Василий Первухин. — Два года был там действующим хоккеистом. И все это время меня поддерживают те люди, которые имеют непосредственное отношение к “Молоту”: его президент Геннадий Тушнолобов, президент федерации хоккея Пермской области, многочисленные спонсоры клуба, мои помощники. Правда, когда я приступил к работе в роли главного тренера, то вся местная общественность испугалась, что после ухода Валерия Постникова команда в Суперлиге не задержится. Ведь я только-только дебютировал в новой для себя роли, а у молодых специалистов, сами знаете, дело иногда может и не заладиться.
— Но руководство клуба, наверное, в вашем таланте не сомневалось, раз пригласило вас на эту должность?
— Да, оно мне полностью доверяло и посчитало нужным, чтобы свой самостоятельный тренерский путь я начинал в Перми.
— А вы сами тогда верили в свои силы? Обещали, что сохраните для “Молота” место в элите?
— Меня долго уговаривали возглавить команду, а я соответственно долго отпирался. Ведь в случае согласия мне предстояло руководить теми ребятами, с кем я играл сам. Возникло какое-то чувство дискомфорта — вот, мол, был на равных, а теперь возвышусь благодаря этому назначению. Но когда я все же принял предложение, то понял, что “Молот” никуда не вылетит — в десятке-то я свою команду видел! Мы ведь выиграли три предсезонных турнира и немало контрольных встреч. А в регулярном чемпионате в итоге заняли 8-е место, до 5-го нам не хватило всего лишь одной победы.
— Вы запросто могли подняться и выше, если бы удачнее выступили в плей-офф. Для многих было неожиданным, что “Молот” сошел с дистанции уже в первом раунде, причем дважды уступил “Ладе” в родных стенах.
— Мы выиграли последний матч регулярного чемпионата у “Магнитки” в гостях. Ребят после этой победы наверняка захлестнули эмоции, они невольно расслабились перед плей-офф. Одним словом, не смогли настроиться на борьбу как следует. А вторую встречу дома мы проиграли тольяттинцам буквально на последних минутах — удача от нас явно отвернулась.
— Говорят, ваш вратарь Леонид Фатиков в тех матчах стоял крайне неубедительно, что наводило на нехорошие размышления.
— Возможно, доля правды в этом есть, потому что Фатиков практически сразу после того, как мы вылетели из плей-офф, заключил контракт с той же “Ладой”.
— А вы не вызывали его на ковер, чтобы побеседовать с глазу на глаз?
— Не было такой возможности. Я потом Фатикова вообще не видел, потому как уехал в отпуск в Москву, а он после выступления за сборную Белоруссии на чемпионате мира быстренько рассчитался с клубом в Перми и укатил в Тольятти.
— Вы тогда отчислили четверых хоккеистов — Бернатавичюса, Ипатова, Щелкунова и Мильто.
— Да, в таких случаях говорят — за снижение спортивного мастерства и за различные нарушения. Ну, вы меня поняли. А еще у нескольких игроков в конце мая заканчивались контракты — у Зимакова, Агеева, Юдина, Бардина, Ахметова. Они получили заманчивые предложения из других команд и решили уйти, после чего я попал под удар — дескать, не смог удержать ведущих хоккеистов. Простите, но каждый в клубе должен заниматься своим делом. Главный тренер отвечает исключительно за подготовку и игру команды, а вопросами ее комплектования и финансами занимаются другие люди. Хотя я, кстати, пытался уговорить ребят остаться, особенно Колю Бардина и Женю Ахметова. И если бы у меня были такие деньги, которые они просили, я бы заплатил им из собственного кармана. Увы, эти двое уехали в Нижнекамск, а у “Молота” распалось ведущее звено. К несчастью, у нашего клуба нет средств, чтобы приглашать дорогостоящих игроков. А некоторые из них, между прочим, сами изъявляют желание играть в Перми! Поверьте на слово!
— Охотно верю, но позволю себе уточнить: как правило, хоккеист стремится играть у того тренера, которого ценит как специалиста и как человека. Выходит, они хотят быть в команде Василия Первухина. А вас тем временем полоскают в местной прессе и почему-то обвиняют в том, что вы бросаетесь ценными кадрами…
— Повторяю, я руковожу командой, а стало быть, имею право выбирать, с кем мне предстоит работать. Поэтому подобные обвинения считаю абсолютно необоснованными.

КОНКРЕТНО О ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ
— Кстати, выпады со стороны газетчиков, слышал, были не только в ваш адрес. Один из ваших игроков рассказывал мне, что местный журналист Алексей Шевченко поливал грязью и самих хоккеистов.
— Да, вы правы. Этот корреспондент непрофессионально пишет даже отчеты об играх, а в основном любит околохоккейные страсти, копается в грязном белье и выносит все на страницы газеты. Часто призывает на помощь свою буйную фантазию, что не отражает действительности. К тому же он абсолютно некомпетентен в области хоккея. Вот написал тут недавно, якобы у “Молота” — провальное межсезонье! Парень, видно, не знает или подзабыл, что мы выиграли 13 товарищеских матчей из 15. “Молот”, напротив, можно сказать, чемпион межсезонья! Именно так и было написано в некоторых центральных газетах. Короче говоря, я попросил бы журналистов, чтобы они не клеветали и позволили нам самим разбираться со своими проблемами. Это наши трудности, и в частности, мои личные.
— А какую позицию занимает пресс-атташе команды Никита Чернов, который должен отстаивать интересы клуба?
— К нему у меня нет претензий. Но хотелось бы, чтобы в будущем он контролировал все, что выходит в свет из-под пера местных журналистов о нашей команде.
— Полагаю, руководство “Молота” находится на вашей стороне и всячески пытается огородить вас от нападок?
— Безусловно. В прошлом сезоне тому же Алексею Шевченко запретили появляться на хоккее. Однако со временем запрет, по всей вероятности, стерся — он продолжает приходить на “шайбу” и писать в своей бесплатной многотиражке все, что ему заблагорассудится. Кстати, собственной фамилией парень почему-то стесняется подписываться. Видно, понимает, что не прав.
— На периферии иногда встречаются люди, которые недолюбливают москвичей. Возможно, отчасти причина в этом?
— Вполне может быть. Со стороны некоторых болельщиков негативное отношение явно ощущается. Особенно когда “Молот” проигрывает. Пермякам почему-то кажется, что я приехал топить команду. Мол, чужак никогда не поймет и не поднимет уральский хоккей. Хотя на сегодняшний день “Молот” под моим руководством уже является лучшим клубом Урала! И по совести — безо всяких расписных игр!
— До Москвы не раз доносилось, будто у предыдущих наставников “Молота” в этом отношении рыльце в пушку!
— Слышал такие вещи. Не хочу сейчас рассуждать на тему, как там раньше водилось. Но при мне “Молот” не провел и не проведет ни одной договорной встречи. Я на протяжении 30 лет играл в хоккей честно и буду впредь требовать того же от своих хоккеистов. А если кто-то посмеет обвинить меня в “купле-продаже” матчей, пусть выкладывает неопровержимые факты…
— А вы не допускаете мысли, что материалы с подобным содержанием — заказные?
— Есть такое подозрение. Не исключено, что этих корреспондентов кое-кто “подкармливает”. Но все свои догадки я, пожалуй, оставлю при себе. А пермяков хочу заверить, что особо не трясусь за свое место. У меня, кстати, этим летом было очень солидное предложение от одной команды Суперлиги. Если бы его принял, то имел бы в три раза больше, чем сейчас в “Молоте”. Тем не менее я остался. Почему? Потому что не могу бросить тех, с кем еще совсем недавно играл сам, не хочу подвести руководство клуба, которое в меня верит. В то же время я не собираюсь больше отчитываться перед горе-журналистами. В конце концов они должны понять, что мешают работать всей нашей команде. А меня очень волнует, как будут относиться к ней пермские болельщики.
— Ну, о поддержке с их стороны вы можете не беспокоиться — Дворец-то у вас всегда забит под завязку!
— Знаете, приятно видеть, как город живет хоккеем. Женщин, между прочим, приходит на матчи не меньше, чем мужчин. И разбираются они в игре ничуть не хуже. А как у нас болеют! Бывает, рев стоит такой, что свистка арбитра на площадке не слышно. Пермь в моем понимании — это “маленькая Канада”!