Сейчас, похоже, становится модным обвинять ЦСКА в желании ввести на баскетбольной Руси крепостничество. Да, руководство клуба вправе сослаться на официальный (или считавшийся на момент его заключения официальным) контракт. Не надо забывать, что для успешных выступлений в престижных турнирах приходится действовать по законам, взятым на вооружение конкурентами.

Дмитрий ЕВДОКИМОВ

ЗАДЕРЖКА — МОЯ ВИНА
Времена изменились, крепостным правом сейчас никого в команде не удержишь. У всех игроков имеются агенты, готовые подать в суд в случае нарушения законов. Меняются по желанию спортивных клубов и законодательства. Причем континентальные. Вспомните “Дело Босмана”. После этого судебного разбирательства любой спортсмен из одного государства – члена Европейского Сообщества уже не считается “легионером” в клубе другой страны ЕС. С другой стороны, команды прерывают соглашения с игроком, по разным причинам не подходящим им.
Но журналисты любой страны в первую очередь отстаивают интересы своих команд и родных зрителей — покупателей их изданий. Всех государств, кроме, наверное, России. У нас, похоже, некоторые поставили перед собой цель, “борясь за свободу” спортсменов, помочь им уехать за границу. В спорных ситуациях обращаясь не в клуб или к игроку, а к его агенту. К Сергею больше претензий имеет Министерство обороны, ведь Панов имеет контрактные отношения. А Дайнеко просто не очень повезло с клубом, с которым он заключил договор. Греческий ПАОК обманул не только армейцев, пиратским образом показав матч Евролиги в Москве, но и разыгрывающего олимпийской сборной России Сергея Базаревича.
Теперь откуда-то взялось “дело Карасева”. Чтобы выяснить это, корреспондент “С.С.” позвонил в греческие Салоники самому Василию КАРАСЕВУ, приступившему к тренировкам в местном “Ираклисе”.
— Как вы узнали о существовании между ЦСКА и вами “второго контракта”?
— На тренировке менеджер “Ираклиса” сказал мне, что РФБ не высылает “открепительное письмо” из-за якобы действующего между мной и ЦСКА соглашения. Об этом, как я понял, он узнал из газет. Мои резкие высказывания по поводу ЦСКА родились на эмоциях, но после звонка в клуб все успокоилось.
— Так вы заключали “дополнительный договор”?
— Во время сезона подписываешь какие-то бумаги. Может быть, и получилось, что поставил подпись под чем-нибудь не тем. Но в России столько бюрократии: нужно подписывать какие-то бумаги, не контракты, трудовые соглашения, чтобы играть в армейском клубе. В общем, я не хочу лезть в эти дебри. Но после разговора с менеджером позвонил президенту “ЦСКА-Холдинга” Андрею Малышеву, и все вопросы были решены без каких-либо взаимных претензий. По большому счету, никаких вопросов и не было. Клуб не хотел получать за меня трансферных денег. Наверное, это было моей ошибкой: по окончании срока контракта до отъезда мне нужно было все обсудить с руководством клуба. Тогда не возникло бы никаких проблем.
Написал заявление об уходе, и все, никакой волокиты с документами не было.
— То есть с открепительным письмом, без которого вам будет запрещено выступать за другую команду, проблем не возникнет?
— Насколько я знаю, армейский клуб отправил его в Салоники. Моментально, на следующий день после моего звонка в офис. Никаких препятствий не было. По отношению ко мне ЦСКА вел себя порядочно. И теперь мой контракт на сезон, надеюсь, будет утвержден без проблем.

ОТДОХНУЛ.
ВПЕРВЫЕ ЗА 10 ЛЕТ
— Вы решили, что не стоит заключать соглашение больше, чем на сезон?
— Система такова, что если даже подписал контракт на 5 лет, если не удовлетворяешь команду, будешь отчислен. И ничего не докажешь. Но чтобы не возникло проблем, если появится желание уйти, лучше подписывать на сезон.
— Переход из ЦСКА в “Ираклис”: шаг вниз, вверх или в сторону?
— Трудно сказать, но уж никак не вниз. Клуб будет играть в одном турнире с ЦСКА, в Сапролиге. А состав участников чемпионата Греции значительно более ровный, чем в России.
— Однако Носов вернулся в Россию, подписав контракт с “Химками”...
— Жить за границей постоянно трудно, и после сезона в Турции он, наверное, взял тайм-аут, чтобы пожить дома.
— Не можете пояснить “заварушку в Салониках” из-за места в Сапролиге, когда “Ираклис”, занявший в чемпионате место ниже конкурентов-соседей, оказался среди участников главного Кубка?
— Если честно, я даже не слышал об этом. Все происходило, видимо, до моего прибытия. Это их внутренние дела.
— Не жалеете о том, что решили не играть на Олимпиаде?
— Думаю, что нет. Впервые за последние годы я нормально отдохнул и смогу полноценно готовиться с командой к сезону. 10 лет после окончания клубного сезона я отправлялся в сборную. И такие нагрузки в моем возрасте бесследно не проходят.
— То, что вы отдохнули, чувствуется по голосу.
— Да, прошлый сезон был непростым для меня. Болел, другие проблемы...
— Как вам на новом месте? Игровую майку получили?
— Все нормально. Буду играть под седьмым номером, номером моей юности.
Комментарий
Александра ГОМЕЛЬСКОГО,
президента БКЦСКА
НАДО СМОТРЕТЬ,
ЧТО ПОДПИСЫВАЕШЬ
— Меня возмущает позиция журналистов, которые, похоже, хотят, чтобы все наши игроки покинули Россию. А ведь стоит биться за то, чтобы вернуть Михайлова, Моргунова, Пашутина. Рад, что будет играть в России Носов. У меня хорошие отношения с Васей Карасевым, он большой игрок. Мне кажется, что Еремин и Тихоненко поступили не совсем верно, Василий должен играть за ЦСКА. Не стоило его “выталкивать” из команды. У него не получилось с прежним тренером. Я надеялся, что получится с новым, но...
Игроки — не маленькие и за свою подпись должны нести ответственность. Если ставишь подпись под официальной бумагой, надо быть готовым ответить за нее. Какое “крепостное право”, если Панов является военнослужащим-“контрактником”? Для перехода в другой клуб должен уволиться из армии. Надо думать о последствиях подписи под официальным документом заранее. Но я не решаю вопросов комплектования и сумм зарплат игроков.
В заключение хочется отметить, что после звонка Василия в “ЦСКА-Холдинг” все вопросы, касавшиеся его контракта, окончательно урегулированы. Стороны пришли к устраивающему всех соглашению. Но этого нельзя сказать об отношениях Дайнеко и Панова с клубом. Валерий и Сергей прислали в офис ЦСКА письма с просьбой расторгнуть их контракты. Этим они признали, что соглашения существуют. И клуб не собирается отказываться от своих претензий.