Если наставник “Амики” Штефан Маевски сдерживал свою радость, то Александр Аверьянов не мог скрыть своего стрессового состояния.

Штефан МАЕВСКИ,
главный тренер “Амики”:
— За счет чего вам удалось разгромить “Аланию”?
— За счет тактики. Все игроки выполнили установку.
— Насколько закономерен сегодняшний счет?
— Итог матча — объективный. При такой игре мы должны были выиграть с крупным счетом.
— Когда вы поверили в победу?
— В конце первого тайма.
— Гарантирует ли этот счет итоговый успех?
— В футболе доминирует принцип честной игры, поэтому к ответной игре нам нужно будет подойти с такой же ответственностью.
— Если вернуться к жеребьевке, как вы расценили ее результаты?
— Мы не располагали информацией об этой команде, не могли найти видеозапись домашних игр. К тому же мы боялись самой обстановки во Владикавказе. Ведь СМИ представляют этот регион горячей точкой. Но наши опасения были напрасны: здесь все тихо и спокойно. Добавлю, что у “Алании” очень хорошие болельщики, которые моментально реагировали на происходящие события. Нам было приятно, что они проводили нас аплодисментами.
— Вы мечтали о таком счете?
— Если бы перед матчем мне предложили сыграть втемную и выбрать счет 1:1 или 0:0, то я согласился бы.

Александр АВЕРЬЯНОВ,
главный тренер “Алании”:
— Как мы и предполагали, “Амика” достаточно сильная команда, вдобавок наши игроки после первого гола опустили руки и у нас разладилась игра. Сегодня наши футболисты отличались безволием, не проявили характера, не было и достаточного движения. Но в то же время вину в этом поражении я не буду перекладывать только на плечи футболистов. Об этом я сказал и в раздевалке. Сказал и о том, что это было продолжение игры в Урене, когда мы не показали ни характера, ни воли. Сегодня я еще раз предостерег молодых ребят, что если так будет продолжаться и дальше, то они нигде не смогут проявить себя — ни со мной, ни с другим тренером. Побеждает только волевой человек. Быть может, в этом есть и моя вина. И сейчас команда не двигается. По какой причине — будем разбираться.
— А сами футболисты после таких поражений испытывают неудобство перед болельщиками?
— Конечно. В раздевалке никто из них не мог встать на протяжении 15 минут. Все сидели, опустив головы, а я ходил и думал, что им сказать. Все сознавали, что они сильно подвели зрителей.
— Есть ли у вас шансы пробиться во второй раунд?
— Призрачные, точнее, их вообще нет. Если бы мы проиграли с таким счетом на выезде, то дома могли бы на что-то рассчитывать. Но о чем можно говорить в нынешнем положении?
— Создается впечатление, что некоторые аланцы не знают футбольных правил. В матче с “Зенитом” удаляют Кутарбу, а он хочет остаться у кромки поля. Сегодня выгнали Алчагирова, а он отправляется на скамейку запасных…
— Если говорить о Кутарбе, то после своего удаления он захотел найти виноватого в своей вспыльчивости. В данном случае это были стоявшие за воротами фотокорреспонденты. Что же касается Алчагирова, то сегодня я увидел всю его искренность. Он не мог пережить этого позора. В перерыве он кричал на своих партнеров: “Да чего вы их испугались?” Это настоящий профессионал. На поле он грубил от спортивной злости.
— Над чем руководство клуба будет работать в дальнейшем?
— У нас грядет акционирование. Поменяется структура клуба. И будем надеяться, что это принесет пользу в плане финансового благополучия. Действительно, уже сегодня надо думать о завтрашнем дне, поэтому я начинаю размышлять над кое-какими моментами. Первое — кто останется в команде. Мое пребывание в “Алании” тоже под вопросом. Через два-три месяца истекает мой контракт, и все будет зависеть от руководства.
— У вас есть желание и в дальнейшем работать в “Алании”?
— Конечно, есть. Должен добавить, что нынешняя команда уже не может достичь больших результатов. В “Алании” есть люди, которые на протяжении долгого времени ничего не показали. Я не вижу никакой возможности достичь с ними хоть чего-то. Вчера у меня состоялся разговор с нашим президентом Такоевым. Он сказал мне: “Все, что вы предложите, мы выполним, вплоть до приобретения нужных игроков”. Пока, как говорится, карт-бланш не дан. Только что мы встретились с президентом республики Дзасоховым, который сказал мне, чтобы мы не расстраивались и поддержали ребят. Да я и сам не собирался нагнетать обстановку.