На фоне других лидеров “Реала”, например, Рауля, Фигу или Йерро, которые еще либо не совсем здоровы, либо не набрали своей оптимальной формы, Роберто Карлос показал в первых матчах сезона такую игру, как будто никакой паузы для него не существовало. Мне удалось побеседовать с бразильцем на понедельничной тренировке “Реала” в Сьюдад Депортива, пригороде Мадрида, где расположена база клуба.
— Ваш гол в ворота “Спортинга” телеканалы всего мира крутили на прошлой неделе, не переставая. Его можно вносить в хрестоматии по исполнению штрафных ударов.
— Да, удар выдался на славу. Когда я готовился к удару, знал, что забью. Мяч пошел прямо, без отклонений. В момент удара я видел, что весь створ в моем распоряжении. Выстрел получился прямым и очень сильным. Вины Шмайхеля никакой не было. Он не имел ни малейших шансов предотвратить гол.
— Интересно, с какой скоростью мяч влетел в сетку?
— Это измерено — 135 километров в час. Подставляться под такое ядро опасно для жизни. Даже такому богатырю, как Шмейхель.
— Вы часто выполняете штрафные в подобной манере, но нельзя сказать, что слишком часто забиваете. У Михайловича из “Лацио”, вашего единственного конкурента по части силы удара, кпд вроде повыше.
— Это правда, мне порой приходится выслушивать критику от наших афисьонадос: ну вот, мол, опять он сейчас запустит мяч куда-нибудь в район Пласа Сибелес или Пуэрта дель Соль. А я не боюсь этого, не страдаю комплексами. Ну и запущу на верхний ярус — ничего страшного. Зато, когда попаду, с удовольствием посмотрю в глаза критикам.
— В первом туре вы играли с “Валенсией”, и в том матче тоже было несколько эпизодов с вашим участием, которые сыграли важную роль в сюжете. В первом из них судья назначил пенальти, когда вы где-то в углу штрафной слегка задели Мендьету. С пенальти “Валенсия” открыла счет. Со стороны 11-метровый показался совершенно надуманным.
— Что тут комментировать. Мне за свою жизнь в футболе столько раз приходилось сталкиваться с абсурдными решениями судей, что я давно на это реагирую философски. Нет, это не было, конечно, злонамеренной ошибкой. Просто отставание уровня судейства от уровня игры действительно становится все более злободневной проблемой. Все вокруг говорят о том, что арбитраж пора сделать полностью профессиональным. Обеими руками за это и я.
— Да, но потом судья вернул вам и “Реалу” должок, простив вашу команду в эпизоде, когда она забила ответный гол, но при этом дважды нарушила правила, по крайней мере, так казалось с экрана.
— Возможно, у него совесть взыграла. Но если вы имеете в виду мое единоборство с тем же Мендьетой, то нет — там никакого нарушения с моей стороны не было. Я боролся с ним за мяч по правилам. Я скинул его под удар Раулю, а уж был ли он в офсайде или нет, как потом спорила пресса, судить не берусь. Телеповтора я не видел.
— В последние годы пресса часто сообщала о конфликтах внутри “Реала”. При Хиддинке и Тошаке они случались чуть ли не еженедельно. При Дель Боске их, правда, поубавилось. И все же: может ли, по-вашему, большой клуб, изобилующий звездами, жить дружно?
— В больших клубах всегда найдутся игроки, не довольные чем-то или же не могущие адаптироваться к данным условиям. Но если вы намекаете на меня, сразу скажу: я чувствую себя в “Реале” вполне счастливым.
— Как это согласуется с тем, что, по сообщениям прессы, вы будто бы близки к тому, чтобы перейти в итальянский “Интер”?
— Первое, что хочу сказать по этому поводу: я в “Реале” уже пять лет и не хочу из него уходить. Хочу завершить свою карьеру в Мадриде, хотя порой действительно в прессе прочитаешь про себя такие вещи, что настроение падает. Да, мне поступают предложения, их много, некоторые из них очень заманчивые. Но самое лучшее предложение мне сделал “Реал”: клуб дает мне возможность играть, выигрывать титулы и чувствовать себя счастливым.
— И все же откуда взялись слухи про “Интер”?
— Люди знают, что я уже провел там один сезон и что с его президентом Массимо Моратти у меня были и остаются чудесные отношения. Ушел я из “Интера” так быстро потому, что не поладил с тренером, который упорно ставил меня, типичного флангового игрока, в центр. Моратти не чинил мне препятствий, когда я захотел уйти в “Реал”, за что я ему благодарен.
— Помнится, Фернандо Редондо тоже клялся, что никуда не уйдет из “Реала”, и тут же собрал вещички и отправился в Милан. Создается впечатление, что болельщики “Реала” так враждебно восприняли не сам факт его перехода, а такое расхождение в словах и делах.
— У нас с ним разные ситуации. У меня еще пять лет контракта с “Реалом” и выкупить меня можно только за 10 миллиардов песет, а это 60 миллионов долларов. Думаю, что это слишком большая сумма для покупателей. Но дело даже не в сумме: повторяю, я не хочу никаких посторонних предложений, никакой полемики, ничего.
— Видели игру “Спартака” с “Байером”?
— Нет, но, исходя из того, что ваши забили вице-чемпиону бундеслиги два сухих мяча и едва не забили третий с пенальти, отнестись к “Спартаку” мы должны весьма серьезно.
— Рассчитываете на еще одну победу в Лиге чемпионов?
— Если мы всегда будем играть так, как во втором тайме со “Спортингом”, вполне можем снова выиграть.
ВИСЕНТЕ ДЕЛЬ БОСКЕ: БОЮСЬ РУССКИХ ШПИОНОВ
Окончание. Начало на стр. 1.

– На прошлой неделе в лагере “Реала” произошла отставка – ушел Хосе Мартинес Пирри, который занимал пост технического директора. Едва ли не вся его сознательная жизнь связана с “Реалом”. И можно себе представить, что такое решение далось ему нелегко. Почему все так произошло?
– Отставка Пирри – событие для нас драматичное. Он пришел в “Реал” 19-летним юнцом, сейчас ему 55. Почти все это время он провел в клубе. Если не ошибаюсь, 16 лет – как игрок, еще 12 – как доктор команды (у него медицинское образование) и 4 – как технический директор. Мы с ним много лет играли бок о бок и дружим более 30 лет. А ушел он в результате того, что наш новый президент Флорентино Перес привел в начале сентября в клуб Хорхе Вальдано, определив ему должность спортивного директора. То есть ему были вменены в обязанность те же задачи, которыми ранее занимался Пирри. Возникла непонятная ситуация: с одной стороны, есть новый человек, с другой – и Пирри никто не выгонял. Ему говорили: мы найдем место и вам. Я хорошо понимаю своего старого друга, который всегда в первую очередь ценил чувство собственного достоинства. Не очень понятно, зачем президенту потребовалось приводить Вальдано – ведь у них и с Пирри вроде бы наметилось отличное взаимопонимание. Короче, Пирри ушел потому, что решил сохранить достоинство. Не знаю, чем он будет заниматься дальше, но в другой клуб устраиваться на работу не собирается. Хотя и на пенсию – тоже. В 55 лет еще рановато уходить на покой, он еще полон сил. В любом случае, человеку, который сделал так много для клуба, “Реал” обязан организовать достойные проводы.
– Всех интересует вопрос, связанный с огромными долгами. Говорят, что у “Реала” они такие большие, что неизвестен даже их точный размер.
– Долги клуба составляют в пересчете на доллары 280 миллионов. Это по данным аудиторской проверки.
– Пересу придется нелегко. Копили эти долги предыдущие президенты, а расхлебывать все придется ему одному. И расхлебывать быстро, в свете намерения УЕФА всерьез взяться за должников и изгнать их из всех соревнований. По слухам, “Реал” будто бы собрался, покрывая долги, продать свою тренировочную базу. Насколько эти слухи имеют под собой почву?
– Это сплетни, не более того. Речи о продаже базы не идет. Насколько мне известно, планируется продать интернетовский сайт “Реала”. Его стоимость оценивается в 60 миллионов долларов, и по этому поводу президент сейчас ведет переговоры с американской компанией “Майкрософт”. Трудно сказать, насколько адекватна эта цена, потому что о темпах наступления Интернета на футбол можно только гадать.
– Летом у “Реала” была проблема с выплатой зарплаты игрокам. Ее решить удалось?
– В июле Флорентино Пересу удалось взять банковский кредит. Благодаря ему игроки обеспечены зарплатой до конца года.
– Как финансовый кризис отразится на трансферной политике клуба? Вот сейчас у вас выбыл из строя Фернандо Морьентес. Сколько он, кстати, будет лечиться?
– Еще с месяц.
– Вам, наверное, нужно кем-то залатать его отсутствие. Позволит ли руководство себе дополнительные траты?
– Генеральная линия такова: если кого-то покупать, то кого-то другого за эквивалентные деньги продавать. Сейчас мы ведем переговоры с “Лацио” по поводу перехода к нам Марсело Саласа, а деньги на него предполагается получить от продажи Савио.
– А Салас будет иметь право играть за “Реал” в Лиге чемпионов?
– Пока он не заигран в ней за “Лацио”, он будет иметь такое право. А на матч первого тура с донецким “Шахтером” его римляне не заявили.
– Но эквивалентные ли это по своей цене игроки?
– Если будет небольшой минус, это не страшно. Но провернуть такую операцию будет достаточно проблематично. “Лацио” за Саласа хочет 30 миллионов долларов, а нам за Савио “Челси” предлагает только 12 миллионов, с чем Перес и Вальдано категорически не согласны. Самому Савио, кстати, с финансовой точки зрения этот переход был бы выгоден, поскольку у нас он получает зарплату миллион долларов в год, а в “Челси” ему готовы положить два. Но трансферную сумму англичане повышать не хотят, поэтому придется искать других покупателей.
– А чем вам так не по душе Савио?
– Мне-то он очень даже по душе. Скажу больше – я не представляю его в форме другого клуба. Он наш игрок по духу, и он важен для команды. Но не я определяю трансферную политику клуба – ее определяют выше. Если нам нужен центрфорвард типа Саласа, ради него можно принести в жертву Савио.
– В субботнем матче с “Малагой” вы отказались от услуг одного из новичков команды – Флавио Консейсана. С чем это было связано?
– Флавио пока не удалось освоиться среди новых партнеров, он сам это чувствует и признает. Кроме того, он находится в неважном физическом состоянии. Пусть тренируется, а когда обретет нужные физические и тактические кондиции, тогда и сможет выйти на поле.
– А пока он их не набрал, в центре полузащиты будет играть пара Селадес – Макелеле?
– У нас есть несколько вариантов. Да, в первую очередь мы ориентируемся на эту пару “движков”.
– Почему последнюю тренировку перед матчем со “Спартаком” вы решили сделать закрытой?
– Я не хочу, чтобы русским шпионам заранее стали известны одиннадцать человек, которых я назначу в стартовый состав.
– Из этого следует, что вы боитесь “Спартака”?
– Опасаюсь. В сентябре, когда он находится в оптимальной форме, а мы – еще нет, встречаться с ним опасно.
– И какое впечатление на вас произвел “Спартак”?
– Неоднозначное. Я видел его и год назад, и два, и мне показалось, что сейчас его игроки меньше двигаются и однозначно меньше создают голевых моментов. Но при этом дают результат, которого не было, скажем, в прошлом году. Ведь 2:0 против “Байера”, пусть и он находится тоже в нелучшей форме – совсем неплохо. Мне показалось, что “Спартак” сделал выводы из прошлого неудачного выступления в Лиге чемпионов и сделал упор на реализацию голевых моментов. У “Байера” их было побольше, но он к ним относился менее бережно. Хотя, оговорюсь, впечатление это может показаться обманчивым.
– В декабре 1998 года, когда “Спартак” в последний раз приезжал в Мадрид, вы состояли в тренерском штабе Хиддинка. Помните ту игру?
– Хорошо помню. Нам удалось навязать русским свою игру. Рауль в первом тайме забил первый гол, Савио после перерыва – второй. Мы могли забить еще, а в самом конце матча, когда наша победа уже не вызывала сомнений, позволили “Спартаку” отквитать один гол. Насколько я помню тот его состав, только двух игроков нет сейчас в составе – Цымбаларя и Хлестова. Но я помню не только этот матч. У меня осталось живейшее воспоминание от визита “Спартака” в Мадрид в начале 90-х, когда “Реал” играл с ним четвертьфинал Кубка чемпионов. То был сплошной позор для нас, позор и кошмар. Спартаковцы разорвали нашу защиту и победили – 3:1. Я очень не хочу, чтобы это снова повторилось. А вы спрашиваете, почему я делаю тренировку закрытой!