На этот раз не только дебютант “Формулы-1” англичанин Дженсон Баттон первые два дня предстоящего “Гран-при” потратит на изучение трассы. Автодром Индианаполиса пока остается загадкой для большинства пилотов “королевских гонок”. И, пожалуй, только один гонщик может похвастаться тем, что не только имел возможность разогнать пыль с этого легендарного трека колесами своей машины, но и праздновать здесь успех.
Пять лет назад, еще до своего отъезда в Европу, канадец Жак Вильнев одержал на “старой кирпичнице” блестящую победу в одной из самых престижных гонок “500 миль Индианаполиса”. Поэтому неудивительно, что последние две недели журналисты со всех сторон атаковали пилота команды “БАР”, надеясь узнать от него как можно больше деталей об этом легендарном автодроме.
— Жак, ваш приезд в Индианаполис несколько напоминает возвращение блудного сына.
— Да уж. Много воды утекло с тех пор, как я пять лет назад выиграл гонку “Инди-500”. Правда, тогда наша машина была более конкурентоспособна, чем мой нынешний болид, и поэтому чувствовал я себя в 1995 году намного более уверенно. Но и сейчас у нас есть маленький шанс, который мы намерены использовать. Если оглянуться назад, в Монце автомобиль был очень быстр. Естественно, мы отставали от темпа, заданного “Феррари”, но зато практически не теряли по отношению к “Макларену”. Это было интересно! И мне хотелось бы неплохо выступить тут.
— Какие чувства вы испытываете, вернувшись на эту трассу спустя пять лет?
— Это грандиозно! Я уехал отсюда, сохранив приятные воспоминания. Вчера я стоял на стартовой решетке и изучал первый “овальный поворот”. Раньше он не выглядел таким внушительным. Ведь когда, тренируясь к “Инди-500”, вынужден день за днем в течение месяца выходить на овал, ты быстро привыкаешь к этому автодрому и забываешь, что это — та самая легендарная “кирпичница”.
— Как, на ваш взгляд, отреагируют американские болельщики на возвращение “Формулы-1” в Соединенные Штаты?
— Мне кажется, то, что будет происходить на трассе в этот уик-энд, их немного удивит. Это будет совсем не то зрелище, которое они привыкли видеть на овалах. Во-первых, для американцев будет слишком шумно, во-вторых, машины промчатся мимо трибун быстрее. Но самое привлекательное для поклонников автоспорта то, что все это будет происходить в первый раз, именно это и привлечет сюда людей. Я не думаю, что одна гонка изменит отношение здешней публики к “Формуле-1”. Все-таки американцы всегда отделяли себя от остального мира по части спортивных соревнований.
— Похоже, для американцев вы будете единственным пилотом, которого они знают.
— Это потому, что я одержал здесь победу. Они узнают об этом, только когда откроют свои программки. Едва ли многие из них помнят мой успех в 1995 году.
— Жак, вы катались и в “Индикаре”, и в “Формуле-1”. Есть ли отличия в самой организации гонок?
— В “Формуле” все гораздо круче! Здесь болельщики не имеют доступа к боксам, поэтому работать гораздо легче. А вот в “Инди” вы шагу не можете ступить, не оказавшись под пристальным вниманием публики. Вас тут же окружит толпа поклонников, которые жаждут получить ваш автограф. Поэтому, чтобы пробиться к боксам или моторхоуму, гонщику порой приходится орудовать своими мускулами.
— На основании ваших знаний о трассе что нам можно ожидать в гонке? И насколько сложно будет пилотам подобрать настройки?
— Вероятно, это единственная трасса, где можно выбирать между высокой и низкой прижимной силой. Все-таки две части трассы очень различны. По овалу вы мчитесь словно самолет, а вот новый участок трассы, спрофилированный внутри автодрома, требует хорошего баланса в настройках для прохождения сочетания поворотов различного радиуса. Так что преимущество получит та команда, которая найдет идеальное сочетание.
— Скажите, Жак, когда вы вновь прокатитесь на своем болиде по этому треку, вы будете думать о тех исторических гонках, которые проходили здесь, о легендарных пилотах, об огромных трибунах и полоске кирпича?
— Да, не сомневаюсь, что такие мысли мне будут приходить в голову. Такое уже было, когда я гонялся здесь в 1994—95 годах. Эти вещи гораздо менее важны в Европе, чем здесь, на “старой кирпичнице”. Пять лет назад мне в течение целого месяца практически без остановки рассказывали огромное количество всевозможных историй и легенд, связанных с этим автодромом. Чуть ли не кто в какой туалет ходил и какую дверь открывал… Здесь ничего не меняется уже много десятилетий. Каждый гвоздик на своем месте, как и 50 лет назад.
— Ну а то, что вы входите в избранное число людей, которым удавалось выигрывать и “Инди-500”, и чемпионат “Формулы-1”, имеет какое-либо значение для вас? Не думаете, что когда-нибудь подобные легенды будут слагаться и про Жака Вильнева?
— Иногда приятно вспомнить об этом, когда ты сидишь среди друзей или просто знакомых, которые интересуются автоспортом. Но я думаю, что это будет гораздо важнее в тот день, когда я уйду из гонок. Тогда дедушка Жак посадит на колени внука и расскажет ему о своих подвигах.