Одного шага не хватило российскому прыгуну тройным Денису Капустину, чтобы стать серебряным призером нынешней Олимпиады. Увы, в последней попытке кубинец Йоэль Гарсия опередил его на один сантиметр. Но и бронзовая медаль, которая досталась Денису, для него на вес золота…


— Денис, после окончания соревнований по тройному прыжку на огромном мониторе, установленном на стадионе, возникло ваше счастливое лицо. Бронзовая олимпийская медаль — это то, что вы хотели?
— Для меня непринципиально — серебро, бронза… Если кубинец смог в шестой попытке собраться и сантиметр выиграть у меня, значит, он этого заслужил. В этой ситуации я очень доволен, что последняя попытка другого кубинца оказалась хуже моего результата. Бронза на Олимпиаде — это очень неплохо. Конечно, золото стоит особняком, но надо реально оценивать свои силы.
— Для вас этот успех — начало нового пути в спортивной карьере или ее завершение?
— Я думаю, что это начало нового этапа, потому что у меня была травма и я пропустил очень много времени. Сейчас у меня начался новый, если можно так выразиться, послетравматический период — есть большие планы на следующий год.
— Как складывался для вас нынешний сезон?
— Осенью 1999 года я получил очень серьезную травму голеностопа, и после этого впервые выступить удалось лишь в июле этого года на чемпионате России, где разыгрывались олимпийские путевки. Причем если бы чемпионат страны прошел на две недели раньше, я бы не успевал на него из-за не залеченной до конца травмы. И только благодаря психологической поддержке моей семьи, опыту доктора Алексея Балакирева, я смог попасть на Олимпиаду — все-таки отбор был тоже непростым. И за оставшиеся два месяца я вышел на этот результат. Если бы не было столь длительного перерыва, думаю, что здесь, в Сиднее, я смог бы бороться за золото.
— А где-то в глубине души вы думали о нем, когда выходили в олимпийский сектор?
— Конечно, и тому подтверждение — вторая моя попытка, после которой я некоторое время лидировал. Значит, я был настроен на победу. Просто за золото надо было бороться немножко на другом уровне. Результат складывается из тренировок, а хорошо потренироваться, повторяю, в этом году у меня не получилось.
— Вы сказали, что в том числе и благодаря семье оказались на Олимпийских играх. В чем заключалась эта помощь?
— Было очень тяжело настраиваться. Нога болела, и на каждую тренировку надо было выходить с мыслью, что может что-то произойти, что еще более усугубит травму. Была очень сильная психологическая борьба с самим собой. И семья в этот момент здорово помогла — родители, брат, жена Нина, которая просто не отходила ни на шаг, окружив постоянной заботой. Моя задача была только тренироваться и думать об Олимпиаде.
— Ваша жена, известная наша прыгунья в длину Нина Переведенцева, которая в прошлом году закончила свою спортивную карьеру. Как сложилась в дальнейшем ее судьба?
— Она сейчас работает в области косметологии, а в свободное от основной работы время тренирует меня. По сути является моим вторым тренером, помогает Евгению Петровичу Загорулько.