После того как три последних чемпионата мира российская команда терпела неудачи в легких весах, наш супертяжеловес Андрей Чемеркин “компенсировал” их блестящими победами. Ждали мы, что уж тут говорить, чего-то похожего и на нынешней Олимпиаде, но, увы, в Сиднее повторилась только первая часть сценария — мы “по традиции” провалили начальные категории, а Андрей на этот раз не выручил — занял только четвертое место.

Сейчас, как говорится, задним числом понятно, что в первом упражнении —рывке, с которым у нашего штангиста всегда были проблемы, Чемеркину стоило рисковать: слишком уж легко (по крайней мере визуально) поднял он 202,5 кг. Штанга так покорно взметнулась вверх, что показалось: в этот день Андрею по силам и 205 кг. Но, к сожалению, это уже был последний подход нашего спортсмена к снаряду. Первые два он зачем-то израсходовал на килограммы, которые мало что ему давали, подняв последовательно 190 и 200 кг.
Тем не менее когда-то и этих 202,5 кг с лихвой хватало Андрею, чтобы во втором упражнении решить все свои проблемы, но время, как известно, не стоит на месте и то, что вчера было хорошо, сегодня смерти подобно. Когда основные соперники Андрея иранец Хоссейн Резазаде и немец Ронни Веллер одолели в рывке соответственно 212,5 кг и 210 кг, стало ясно, что чуда для нас на этот раз не произойдет — россиянину нужно было толкать на 12 кг больше, чтобы сохранить за собой титул олимпийского чемпиона.
А когда во втором упражнении в первой же попытке иранский и немецкий штангисты последовательно взяли по 250 кг, тучи над нашей головой совсем сгустились. Конечно, в тот момент Андрей мог отказаться от борьбы за высшую ступеньку пьедестала почета и сосредоточить все внимание на бронзовой медали, но не такой характер у этого спортсмена. В последнем подходе Чемеркин, “загнанный в угол” соперниками, пошел на фантастические 272,5 кг (только этот вес мог обеспечить ему победу), но, увы, это оказалось авантюрой. “Номер”, принесший ставропольскому богатырю мировую славу в Атланте, на этот раз не прошел…

Личный тренер
Андрея Чемеркина
Владимир КНИГА:
— Когда пачками появляются такие “суператлеты”, как иранец Резазаде или катарец Джабер Салем, это настораживает. Если Чемеркин рос как мастер у всех на виду, постоянно прогрессировал с 1993 года, то эти “подснежники” меня просто удивляют. Вы полистайте официальные списки лучших штангистов мира за 1998 год — там нет фамилий этих штангистов. Откуда они взялись?

Генеральный секретарь Федерации тяжелой
атлетики России
Юрий САНДАЛОВ:
— Я думаю, что Андрей немножко в рывке поскромничал, ведь он с большим запасом поднял 202, 5 кг. А в толчке он не стал довольствоваться малым — бороться за бронзовую медаль. 265 кг вполне хватило бы ему для этого. Мы слышали, что соперники у Андрея очень сильные, но чтобы настолько…

Олимпийский
чемпион
Алексей ПЕТРОВ:
— Я считаю, что Андрюха выступил отлично: он собрал все свое, но удивили иранцы. Не знаю, откуда это у них взялось: нигде не показываясь, вдруг выигрывают Олимпийские игры. Тут, безусловно, есть большие сомнения, потому что не бывает так. Я не первый год в тяжелой атлетике и отвечаю за свои слова.
А что же сам Андрей? Он не захотел общаться с российской прессой. Тем не менее единственный из наших журналистов, я все-таки добрался до него, но услышал только одну фразу: “Все вопросы к президенту Федерации тяжелой атлетики России Вячеславу Клокову. Он вам скажет, как надо поднимать штангу…”