Крайне нервно прошли для российских синхронисток состязания в группе. В предварительной программе им удалось опередить японок всего на 0,070 тысячных балла. Это очень маленький отрыв! Поэтому на старт в финале Ольга Брусникина, Мария Киселева, Ольга Новокщенова, Ирина Першина, Елена Соя, Юлия Васильева и Ольга Васюкова, чувствовалось, выходили в сильном напряжении.

У россиянок очень интересная произвольная программа на музыку из оперы Модеста Мусоргского “Ночь на Лысой горе”, поставленная главным тренером сборной команды России Татьяной Покровской. И главное — сложная, изобилующая поддержками ультра-си. Девочки изображали ведьм, летящих на шабаш.
Казалось, они заслужили более высоких оценок. Но когда на табло зажглось всего четыре “десятки” из десяти возможных, то стало понятно, что либо нашу группу немножко попридержали, либо с трибун взгляд неспециалиста в филигранной технике синхронного плавания не уловил ошибку. Правда, японский арбитр выставил россиянкам за технику 10,0, а ведь группа из Японии — основная наша соперница на протяжении четырех последних лет. Стало быть, судья из Страны восходящего солнца безоговорочно признал нашу победу еще до выступления японок: русские стартовали пятыми, а их грозные конкурентки — седьмыми.
Рассказывает Татьяна ПОКРОВСКАЯ:
— Первая поддержка была не совсем удачной. Нельзя сказать, что она не получилась. Не получилась так шикарно, как они делали ее. Видимо, сказался накал борьбы. Но самая трудная поддержка у нас в конце программы. Вот за нее я больше всего боялась. Но девочки — молодцы, собрались!
— В предварительных соревнованиях у российской и японской групп были практически одинаковые баллы. Тревожный сигнал?
— Естественно! Обычно мы “отрываемся” уже в начале. Но случилось непредвиденное. В группу вынуждена была встать запасная Юля Васильева, которая не выступала месяц! На ее месте должна была быть Лена Антонова. Но по недоразумению или халатности (мы будем с этим вопросом разбираться) были перепутаны заявки. И Юля узнала, что выйдет на старт лишь за 15 минут до соревнований. Представляете, какое у девочек и у меня было настроение? Кроме того, американский арбитр скинул нам 0,3 десятых балла, а японок по технике вывел вперед. По мнению специалистов, это было абсолютно несправедливое решение.
— Антонова получила медаль?
— Да. Она ее заслужила, потому что много работала, собиралась на выступление. Она же не виновата, что так вышло.
— То, что японки получили в произвольной программе 5 высших баллов, 4 — за артистичность, о чем-то говорит?
— Это показатель того, что мы, повторю, дрогнули на поддержке. Понимаем, судья, выставляющий оценку за артистичность, все равно “берет на заметку” технику. Поэтому ошибка дала о себе знать.
— Татьяна Николаевна, вы следили за выступлением японской группы?
— Нет, после наших я ушла из бассейна, гуляла в парке, поскольку нервы не выдерживали. Не желала знать, что происходит в бассейне. Мне было страшно, потому что лучше выступать после соперников, но на этот раз, жеребьевка была не в нашу пользу.
— Кем вы особенно довольны?
— В произвольной программе, думаю, все хорошо выступили. После поддержки не рассыпались. У них, например, получилась линия из восьми человек, которую мы показали не вдоль бортика, а поперек. Ни разу на тренировке такую ровную линию не делали!
— Реально ли было выиграть японкам?
— В общем, да, поскольку был такой расклад. Но даже японцы сегодня признают нас лидерами. Свидетельство тому “десятка” японского арбитра.
— Сейчас вы уверены, что правильно поступили, выбрав для постановки “тяжелую” классическую музыку?
— Да, потому что мы не ищем легких путей. В прошлом году у нас была программа из канадского цирка “Дю Солей”. А в этом году мы с девушками единодушно решили, что берем русского композитора. У нас был выбор: “Шахерезада” Римского-Корсакова или “Ночь на Лысой горе”. Но произведение Мусоргского более экспрессивно, поэтому вы выбрали ее.
— Для женского вида спорта композиция немножко агрессивная.
— Прекрасно, что вы заметили. Девочки ведь изображают ведьм. Какими еще могут быть ведьмы?
— Что вы сказали спортсменкам перед стартом?
— Обычно я к ним в этот момент не подхожу, чтобы не стоять над душой. Не говорю: “Девочки, соберитесь”. Я их даже не “трогаю”, не тревожу, иначе обязательно что-то будет не так. Это я уже по опыту знаю.
— Если кто-то из ваших подопечных захочет уйти после Олимпиады, будете упрашивать остаться?
— Мне бы хотелось, чтобы вся команда осталась. Но я понимаю, что это невозможно. Смена поколений — сложный процесс, я его пережила. И надеюсь, что опытные спортсменки останутся, хотя бы до чемпионата мира, который пройдет через 10 месяцев в Японии.