После матча главный тренер “Локомотива” Юрий Семин производил впечатление человека, проделавшего тяжелую, но обязательную работу. И, главное, завершенную успешно.
— Юрий Павлович, у вас после первого тайма была уверенность, что матч закончится с благополучным для “Локомотива” результатом?
— В принципе, игра складывалась в нужном для нас ключе. Однако в таких напряженных матчах никогда нельзя терять концентрацию, чтобы при необходимости уловить малейшие негативные для нашей команды изменения на поле. Поэтому самоуспокоенности, конечно, не возникало.
— А как вы оцениваете игру в целом?
— Вполне удовлетворительно. У нас перед матчем накопилось немало проблем. Ведь поражения, подобные тому, что мы потерпели в прошлую субботу от торпедовцев, бесследно не проходят. И как мы ни настраивали команду на игру с “Нефтохимиком”, настроение у ребят было, понятное дело, неважным. К тому же команда сейчас испытывает дефицит игроков средней линии. Из-за этого очень тяжело контролировать ход матча. Поэтому я доволен, что наши игроки все-таки не отдали соперникам инициативу. Мы играли на результат и своего добились.
— Какое главное требование вы предъявляли своим футболистам в матче в Бургасе?
— Я перед игрой четко объяснил им, что наш успех по сумме двух матчей станет возможен, только если команде удастся жестко прессинговать соперника уже в середине поля. Важно было не позволить болгарам почувствовать свободу при организации атак. И в целом нам это удалось.
— Выпуская на поле Маминова, еще не до конца восстановившегося после сотрясения мозга, вы рисковали?
— Определенный риск, разумеется, был. Но сам игрок сказал мне в перерыве, что готов выйти на поле. И Маминов очень грамотно сделал свое дело. Во втором тайме в середине поля наша насыщенная полузащита, в которой он сыграл заметную роль, уверенно контролировала мяч.
— А вторая замена оказалась эффективной?
— Я сделал ее вынужденно. Минут шестьдесят Джанашия играл очень активно. Но затем у него силы стали иссякать. Я выпустил на поле Булыкина, но для оценки его игры у меня сейчас просто не находится слов. К сожалению, он пока никак не поймет, что в футболе, даже обладая отличными данными, все равно нужно много работать.
— В концовке встречи начался более открытый футбол. С чем вы это связываете?
— С приближением финального свистка исход двухматчевой борьбы постепенно прояснялся. И в такой ситуации острых моментов стало возникать больше. Болгары проводили острые атаки. Но и мы могли выиграть матч, забей в самом его конце Харлачев.
Матч в Бургасе потребовал максимальной самоотдачи от всех железнодорожников. Однако она оказалась эффективной во многом благодаря мастерству Руслана Нигматуллина, несколько раз выполнившего прямой долг голкипера, выручая свою команду в тяжелой ситуации.
— Накануне матча с “Нефтохимиком” вы успели полностью восстановиться психологически после крупного поражения от “Торпедо” в чемпионате страны? — вопросы к Руслану Нигматуллину
— Скажу откровенно, после той неудачи я “завелся”. Понимал, что в Бургасе я должен реабилитироваться за нее. И в данном случае такой настрой сыграл положительную роль.
— Тот объем работы, который вы выполнили в матче с болгарами, оказался больше или меньше предполагаемого вами до игры?
— Я предполагал, конечно, что “Нефтохимик” сыграет дома более остро, чем в Москве. Однако при всем уважении к нему я не думал, что его игра может оказаться столь продуктивной. И опасных моментов у наших ворот возникло больше, чем я ожидал. Но это — ни в коем случае не упрек нашим защитникам. Они играли внимательно и с колоссальной самоотдачей. Однако хозяева смогли показать довольно интересный футбол.
— А в целом как вы оцениваете класс болгар?
— “Нефтохимик”, на мой взгляд, доказал, что не является откровенно слабым и проходным соперником. Думаю, многие бы клубы Европы имели бы, встречаясь с ним, проблемы.
— Где в игре “Нефтохимика” находился главный источник опасности для ваших ворот?
— Прежде всего, во фланговых прострелах и навесах. Игра соперников ведь строилась в первую очередь именно через фланги.
— Пожалуй, самый опасный момент у ворот “Локо” возник в первом тайме, когда Тимнев вышел с вами один на один, пробив в противоход. Вас тогда только реакция выручила или еще какое-то чувство?
— Конечно, когда тебе бьют в противоход, остается надеяться прежде всего на реакцию. Хотя в момент, когда мяч полетел в ворота, я, по инерции смещаясь в противоположную сторону, подумал, что гол неминуем. Однако мне все-таки удалось дотянуться до мяча в шпагате ногой.
— То обстоятельство, что “Локомотив” оказался единственным клубом, пробившимся в следующий раунд, вызывает у вас в большей степени чувство гордости или досады?
— Конечно, второе. Ведь мы все лишаемся дополнительных рейтинговых очков. Да и престиж российского футбола оказался в очередной раз серьезно задет.