Новоиспеченный капитан “Спартака” двумя точными ударами способствовал победе своей команды в Новороссийске и стал героем 26-го тура. На следующий день Егор уже в составе сборной России готовился к отборочному матчу чемпионата мира со сборной Югославии.

Алексей ЗИНИН

— Перед матчем с “Черноморцем” не было настораживающих ощущений?
— Нет, нам ничего не оставалось, кроме как побеждать, и я в принципе был уверен, что мы своего добьемся. К тому же с самого начала поездки как-то все здорово складывалось. Жили мы на этот раз в Анапе в отеле, где раньше никогда не останавливались. Там условия фантастические — в ста метрах море. Правда, я до него так и не дошел. Ветер был очень сильный: только выйдешь из отеля, а тебя туда обратно задувает. Я уж забеспокоился, что и матч пройдет под сопровождение урагана, но в Новороссийске все было на удивление тихо во всех отношениях. Никакого повышенного давления мы на себе не испытали, болельщики “Черноморца” нас очень тепло встретили, да и наши фанаты на этот раз вели себя тихо.
— Но не все было гладко, первый тайм для “Спартака” непросто складывался.
— Я бы так не сказал, по-моему, игра нам с самого начала давалась. Робсон на первых же минутах мог красивый мяч забить. Да и вообще бразильцы неплохо куролесили и гол очень приличный соорудили. Но затем сказалась давняя болезнь Луиса — взял да ударил соперника локтем. Я находился метрах в пяти от того эпизода и потому могу заявить, что арбитр грамотно разобрался в ситуации. Вот в тот момент, когда перед Робсоном зажегся красный свет, я, по правде говоря, забеспокоился: как бы нам на берегу Черного моря три очка не оставить. Но следующая мысль о том, что выигрывать можно и вдесятером, вдохнула новые силы. В принципе, нам ведь не привыкать играть в меньшинстве, и я не помню ни одного матча, чтобы, оказавшись в такой сложной ситуации, мы дрогнули. На этот раз и вовсе второй тайм мы провели у ворот “Черноморца”, проявив недюжинный характер. Я уже задумываюсь над тем, что может нам лучше в меньшинстве играть. Тогда полная мобилизация внутренних сил гарантирована. Спартаковцы умеют играть за себя и, как говорится, за того парня.
— Лично вы, по словам очевидцев, в этот непростой отрезок вообще сыграли выше всяких похвал. За счет морально-волевых или само собой все получилось?
— Пятьдесят на пятьдесят. Просто положение обязывает, ведь я теперь капитан. Очки нам были необходимы, и я старался сделать все, что в моих силах, чтобы помочь команде. В какой-то момент действовал через “не могу”, а потом все само стало получаться. Да все сыграли здорово. Вася Баранов три голевые передачи отдал, молодчина, да и бразильцы выглядели очень неплохо.
— Говорят, вы можете гордиться своим вторым голом.
— Забил действительно красиво, самому понравилось. Была контратака, Ширко делал с правого фланга передачу, но не мне, а кому-то на дальнюю штангу. Мяч угодил в соперника и отрикошетил ко мне. Я принял его на грудь, опустил на землю, замахнулся, перебрал ногами — связал двух защитников и с разворота левой ногой послал мяч в угол. В игре-то я все это толком не прочувствовал, а вот когда посмотрел по телевизору, воспринял как полагается.
— Вы умеете праздновать голы…
— Но на этот раз ничего такого не произошло. Я был сосредоточен на игре и ни на что больше эмоции не расходовал. А что касается празднования, то у нас Саша Ширко отличился. К сожалению, его пробег с голым торсом судья не оценил по достоинству и наградил желтой карточкой.
— Вы с двенадцатью мячами находитесь в шаге от титула лучшего голеадора страны. А что если вдруг и впрямь станете самым результативным?
— Тогда сильно удивлюсь и буду считать это большой случайностью. Я ведь никогда себе такую цель не ставил, моя задача — раздавать передачи. Но в этом году какая-то обратная реакция. За весь сезон в моем активе лишь один голевой пас. Я этим шокирован. Не везет никак — ребята с моих передач упорно не забивают: штанги, перекладины, вратари встают на их пути.
— В чем видите причину нахлынувшей результативности?
— В том году я забил одиннадцать мячей. А если учесть, что футболист “Спартака” должен прогрессировать, то все закономерно. Удивительно не это, а то, что нападающие так мало забивают.
— Многие болельщики и специалисты уже поторопились отдать вам лавры лучшего игрока страны. Не преждевременно ли?
— Да я об этом и не слышал и, даже если бы об этом говорили все вокруг, внимания не обратил бы. Мое дело играть, а кто там чего наоценивает — это меня не касается. А что до моей игры, то она не идеальна. В нынешнем сезоне выступаю примерно как в 1998 году. Вот если бы не потерял месяц из-за травмы, тогда все могло бы быть куда радужнее. Но еще раз повторюсь: личные достижения для меня ничего не значат, главное — успехи команды. Мы обязаны без ошибок дойти до очередного “золота” и выйти из группы в Лиге чемпионов. Если это произойдет, тогда буду по-настоящему счастливым футболистом и посчитаю нынешний сезон самым удачным.
— Ваш бывший одноклубник Вадим Евсеев после предыдущего тура заметил, что теперь “Спартак” точно своего не упустит. Как думаете, он это сказал искренне или пытался усыпить вашу бдительность?
— Вадик не станет лукавить. Он был в “Спартаке” и все прекрасно знает — мы в таких ситуациях сопернику шансов не даем. Но я понимаю, что “Локомотив” будет биться до конца, и это не пустые слова. Подопечные Семина весьма опасны.
— Прилетев домой из Новороссийска, о чем подумали первым делом?
— О том, что на носу наисложнейший матч со сборной Югославии и из-за этого дома побыть с семьей не удастся. Ведь в понедельник игроков уже ждали в “Бору”. Ничего не поделаешь — такова спортивная жизнь.
— Перед матчем со Швейцарией в “Бору” царила атмосфера особой сосредоточенности и заряженности на победу. Сейчас нечто подобное ощущается?
— Не знаю. По-моему, пока еще рано. Когда я приехал, на базе были только локомотивцы да динамовцы. Вот соберемся все вместе, тогда можно будет говорить о настрое.
— Тем не менее уже что-то можете сказать о Югославии?
— А чего тут говорить? Что не имя, то Фамилия, что не фамилия, то Имя. Можно перечислить чуть ли не всех игроков. Но особое внимание я все же хочу обратить на Михайловича — штрафные в его исполнении не поддаются логике. Это что-то!
Про югославские персоналии могу рассуждать долго, а вот команда в целом для меня загадка. Я югов давно не видел и не знаю, в какой футбол они играют.