Все! Все! Олимпиада закончилась. На ближайшие четыре года тройной прыжок снова интересует только тех, кто сам любит прыгать столь затейливым способом, а поражение Карелина из первой новости раскрученного телеканала становится поводом для ностальгической сентенции за кружкой пива. Вам слышится радость в моих словах? А может быть – самоценная язвительность? Что вы. Наоборот – жаль. Теперь опять из радостей жизни остается один Валерий Газзаев – на ближайшие четыре года.
Кое-кому повезло. Невеселый четверг прошедшей недели, когда из пяти наших клубов в Кубке УЕФА остался один, спрятался за правдами и неправдами очередного олимпийского дня. Может, оттого четверг этот и избежал титулования “черным”; по-моему, так слава Богу, что избежал. Да, второй год подряд наши клубы совершенно несостоятельны в еврокубках, и если в прошлом году причины поражений “Спартака” от “Бордо” и “Спарты”, “Локомотива” от “Лидса”, а “Ростсельмаша” от “Ювентуса”, что, кстати, выглядело закономерным, но уж больно безапелляционным, так вот – причины всех этих неудач виделись индивидуальными в каждом отдельном случае, то теперь их индивидуальность поневоле объединяется в нечто цельное. Как ни крути, а два года неудач – уже тенденция.
Но сперва о том, в чем состояло счастье четверга. Напомню – в первую очередь в олимпийской ретуши, за которой скрылось все, на что не стоило смотреть. Мне кажется, что плач по еврокубкам и построение глобальных выводов из поражения от “Амики” и “Виборга” – ненужное искушение. Нет тут ничего глобального. Вернее, может быть, и есть, но уж глобальная-то составляющая наших футбольных бед известна слишком хорошо. Выносимая во всей своей огромности проблема нехватки полей, в том числе искусственных, детских школ и детских тренеров, которые бы хоть алкоголизмом не страдали, отсутствие государственной поддержки и прочее, и прочее абсолютно не решаема на том уровне, на котором обсуждается. Все эти нехватки, отсутствие поддержки и процветание вместо нее алкоголизма – не проблема, а данность нашей жизни. И будучи названной в качестве причины конкретных поражений, приобретает характер отговорки. Это наша Родина. Государство не может поддержать футбол – оно уже подставило спину Останкинской башне и затравленно озирается по сторонам в ожидании того, что где-то вот-вот зашатается еще что-то хрупкое и высотное.
Вывод, который хочется сделать давно, не претендует на глобальность и не указывает на главных виновников, которых отнюдь не призывается пороть. Наоборот, он совершенно локален и носит характер случайного, вдруг пришедшего на ум наблюдения.
Я думал о поражении московского “Динамо”. Вот оно проиграло “Лиллестрему”. Такое возможно в принципе когда угодно – проиграл же “Интер” “Хельсингборгу”, и это явление случайное, как ни крути: “Интер” сильнее, просто так вышло. Но у “Динамо” не просто “так вышло”: давайте говорить об этом в контексте поражений всех клубов на протяжении двух лет. Мне вот что непонятно ну просто хронически. То, как и во что, в какой футбол играет “Лиллестрем”, может нарисовать на бумаге футбольно осведомленный школьник. Предсказать это было несложно; да так он и играл, собственно, – слепок британского стиля, сделанный художником-примитивистом. Я хотел бы узнать у Валерия Георгиевича Газзаева… Валерий Георгиевич, ведь вы не слабее норвежцев. У вас есть Ролан Гусев и другие способные ребята, из числа которых вы время от времени назначаете надежду отечественного и динамовского футбола. Валерий Георгиевич, как же вы, которого, с ваших же слов, ежегодно зовут в серию “А”, а то и в “Эвертон”, не смогли придумать, как сыграть с такими вот хрестоматийными, простите, дылдами? Повторяю: понятно, что ТАК БЫВАЕТ и от поражений не застрахован никто. Но, Валерий Георгиевич, ведь так пристало говорить, когда бывают победы. А когда они были, я и вспомнить не могу. Все “Глазго Рейнджерс” да “Айнтрахт” вспоминается.
Пройдет две-три недели, и Валерий Газзаев снова расскажет внимательному журналисту ежедневной газеты, куда его зовут и почему он не едет. Как он внедряет тренировочные методы Липпи, Капелло и кого-то еще. И как лишь волей случая у него не раскрылся нападающий Изибор, в которого он так верил в начале сезона… Я сказал – Газзаев? О, извините. Я хотел сказать – Садырин. Павел Федорович, это ведь вы сказали после московского матча с “Виборгом”, что в футбол сейчас везде играют примерно одинаково? И правда, там 0:0 и здесь 0:0… О! Павел Федорович, извините. Я имел в виду Шевченко. Не того, который выиграл у Барселоны; того, что Лозанне проиграл. Я тут вспомнил, как Виталий Викторович в последнее время не хотел, чтобы на тренировки приезжала съемочная группа – фарт берег. Сберег. И еще смешнее, что, может быть, теперь он станет общительным опять-таки на фарт.
Простите меня, уважаемые специалисты. А я просто хочу узнать, почему мы проиграли. Не с ножом к горлу, а буднично, по-свойски. Я знаю, что у нас детский футбол в таком месте, что о нем и не скажешь, что денег нет и что игроки не те, что в прежние годы. Добавлю, что не обольщаюсь насчет уровня нашего футбола. Я знал все это и все равно надеялся, что “Амику” и прочих мы пройдем. И причины четырех поражений, видимо, конкретнее все-таки…
P.S. Я хотел бы извиниться перед Владимиром Бесчастных. Характеризуя его игру за сборную против швейцарцев, я прибег к чрезмерно резким выражениям, в чем искренне раскаиваюсь. Неудачный фрагмент заметки я вырезал и съел без сахара и соли.