Когда капитану нашей гандбольной сборной Андрею Лаврову доверили великую честь нести флаг олимпийской команды России, я подумал о том, что на предыдущих Играх знаменосцы, как правило, становились олимпийскими чемпионами и что хорошо было бы продолжить эту замечательную традицию. Получилось, как в песне: “Все мечты сбываются, товарищ!”
Николай ПАРИЛИН
из Сиднея

– Что вам сказал третий номер шведов, когда на последних секундах расстреливал вас в упор, но не забил?
– Мы с Магнусом Висландером 14 лет друг против друга играем. По жизни мы друзья, а на площадке непримиримые соперники.
– То есть уже 14 лет он вам никак забить не может или случайно иногда в ворота попадает?
– Он трижды серебряный призер Олимпиад, а я трижды золотой. Почувствовали разницу?
– В последние годы в решающих матчах шведы дважды российскую сборную обыгрывали. Это над вами не довлело?
– Абсолютно!
– Вы можете назвать переломный момент в этой финальной игре?
– Когда за девять минут до конца был удален Сергей Погорелов, и шведы с пенальти сократили отставание до одного мяча – 23:24, нам удалось не только отстоять свои ворота, но поразить чужие. Думаю, в этот момент соперник дрогнул.
– После этого матча седых волос на голове не прибавилось?
– А я их давно не считаю.
– В каких случаях при пробитии семиметровых вы уступаете место Павлу Сукосяну? И кто это решает – вы или тренер?
– Решают сами вратари. Мы с Пашей два старых волка. Иногда кажется, что все сделал – тут зацепил, там цепанул, но чего-то не хватает, и мяч проскакивает в сетку. Павел тоже хороший опытный вратарь, поэтому я без страха уступаю ему место в воротах.
– Вы ему говорите, мол, Паша, подмени?
– Мы переглядываемся, и все сразу становится ясно.
– В воротах вы стоите с самого детства?
– Сколько себя помню. Вообще-то я всю жизнь мечтал в поле играть, но так сложилось.
– Андрей, вы не могли бы сравнить нынешнюю команду с теми, которые вместе с вами прежде становились “золотыми”?
– Каждая наша команда была прекрасна по-своему. Золотые медали просто так не выиграешь. Лично я живу по принципу: старые заслуги не в счет, если хочешь быть наверху, каждый день, становясь в ворота в сборной или клубе, нужно все время доказывать, что ты лучший. На нынешней Олимпиаде я впервые видел такую борьбу. Того накала, который был в Сиднее, за мою карьеру я не помню ни на одних соревнованиях. 11 команд бились в кровь до последних секунд матча. Для меня это самая памятная медаль.
– И сколько лет планируете еще простоять в “калитке”?
– Лев Яшин до 42 стоял, хотя ворота у него были чуть ли не втрое больше. Загад не бывает богат. Будет здоровье – постою еще.
– Молодые не подпирают?
– Молодежь подрастает, но этим вратарям, что придут на мое место, нужны моя помощь, мой опыт, мой совет. Чем они быстрее заматереют, тем скорее я закончу спортивную карьеру.
– Скажите пожалуйста, медаль ведь такая тяжелая, шею случайно не трет?
– Своя ноша не тянет.
– Российская команда была в финале неудержима, вы с этим согласны?
– Тяжело давать какие-то оценки. Просто я счастлив, что был маленьким механизмом в этой неукротимой машине.
– Как вы заполняли во время Олимпиады свой досуг?
– Я только чтением спасался!
– Что это были за книги?
– Последняя – о жизни телезвезд, про всю эту кухню. В чисто познавательном плане довольно любопытная вещь. Я много раз бывал на телевидении и во Франции, и в Германии, и в России. Там работают талантливые люди, и мне интересно, как делаются популярные программы.
– Чем эта Олимпиада отличается от других в бытовом плане?
– В Сеуле мы жили в великолепных квартирах из 4-5 комнат. Такие же прекрасные квартиры были в Барселоне. Под Олимпийскую деревню отводился специальный микрорайон, потом, думаю, эти квартиры продавались. Когда мы приехали в Атланту, нас поселили в отремонтированное студенческое общежитие с одним туалетом на восемь человек. В Сиднее я вообще жил в контейнере. Взяли 20-тонник, вырезали окна и нас поселили. Когда пекло солнце, там находиться было невозможно – просто смерть! Хорошо, когда игры были в 14 часов. В зале кондиционеры, все нормально, а в контейнере – чистая сауна.
– Вам довелось играть под началом трех великих тренеров – Мироновича, Евтушенко и Максимова. Это был разный гандбол?
– Это три вехи в развитии отечественного гандбола. Каждый из этих тренеров побеждал на Олимпиаде, каждый внес свой вклад, в том числе и в эту победу. Когда-то Максимов играл у Евтушенко, потом сам стал большим тренером.
– В Барселоне в честь вашей победы поднимался олимпийский флаг, а сейчас у страны есть свой стяг и свой гимн. Это имеет для вас какое-то значение?
– Конечно, очень большое. В 1992 году в Испании, когда мы стали олимпийскими чемпионами, так обидно было: ты стоишь, а по флагштоку поднимается полотнище с пятью кольцами. Словно ты бомж какой-нибудь, а не представитель великой страны.
– Гандболисты стали первой российской командой, выигравшей Олимпийские игры, вы это ощущаете?
– Российский гандбол всегда первопроходец – в 1993 году мы стали первыми чемпионами мира. Мы победили в марте, а хоккеисты – в мае. С командой Михайлова я тогда в посольстве встречался. Теперь вот первые на Играх.
– Вошли в историю!
– Это хорошо.
– Вот еще одна Олимпиада позади, а вы ее, наверное, толком и не видели.
– Знаете, очень трудно достать билеты на другие виды спорта.