На этой неделе россиянин Евгений Кафельников выступает на турнире в Вене. Это первый турнир Евгения в новом ранге олимпийского чемпиона. После победы в Сиднее Евгений как будто возродился, у него появилось второе дыхание. Кафельникова снова любят. Хотя перед Олимпиадой в папу верила только старшая дочь. Корреспонденту “Советского спорта” он заявил, что собирается воплотить мечту о сыне в реальность.

— Побывав в Сиднее, я познакомился со многими нашими спортсменами. Раньше я просто знал их имена, а теперь узнал и лично. На олимпийских играх мне удалось побывать на огромном количестве соревнований, посетить которые раньше у меня просто не было ни возможности, ни времени. Я почувствовал, как олимпийская атмосфера влияет на спортсменов: там ощущал, что защищаю честь страны. Поэтому, когда выходил на корт, то знал, что ответственность за результат гораздо большая, чем когда выступаю на турнирах АТП. Там я чувствовал поддержку ребят, которые в Олимпийской деревне возле телевизора болели за меня.
— Как вы думаете, сыграли ли вы определенную роль в становлении Марата Сафина как теннисиста?
— Думаю, что да. Когда ему было 18-19 лет, и мы играли Кубок Дэвиса против Америки. Марат пока молод, и он должен пройти через большое количество турниров, чтобы перестать делать глупые детские ошибки. На данный момент я уверен, что если мы оба будем играть в полную силу, то мы сможем выиграть Кубок Дэвиса. И ни одна команда не сравнится с нами.
— Получается так, что в своих заявлениях вы как будто прогнозируете свою карьеру: говорили, что выиграете турнир “Большого шлема”, — выиграли, обещали стать олимпийским чемпионом — стали. Что это — дар предвидения?
— Наверное. Это ощущение приходит с опытом. Появляется чутье. Хотя, если признаться честно, то не ожидал, что Олимпиада будет мне по силам.
— Сейчас у вас две дочки, но как-то вы говорили, что хотите сына. Ваше желание еще в “силе”?
— Да, я еще буду работать над этим, постараюсь воплотить свою мечту в реальность.
— Как ваши дочки восприняли олимпийское чемпионство папы?
— Они безумно довольны, эмоции били через край. Вы знаете, только старшая дочь до конца верила в то, что я смогу завоевать золотую медаль. Она так и говорила маме: “Папа без золотой медали не приедет!”.
— А ваша жена Маша верила в это?
— Честно говоря, нет. Из близких никто не верил, что такое возможно. Может быть, появились подобные мысли после того, как я выиграл два-три матча.
— Вы считаете, что произошло чудо?
— В какой-то мере, да. Вы же сами знаете, какая конкуренция в нашем виде спорта. Думаю, что не я один хотел выиграть золотую медаль.
— Вам не жаль было ракетки, которую вы запустили в зрительские трибуны после победы в финальном матче над Хаасом?
— Я так поступал после победы на Ролан Гарросе, после победы на Открытом чемпионате Австралии. Здесь я не стал нарушать этой традиции. Победа того стоила. Думаю, что один из зрителей, присутствующих на финальном матче, заслужил такой подарок.
— Как вы считаете, Елена Дементьева, которая завоевала серебряную медаль в Австралии, может стать первой ракеткой мира?
— Думаю, что у нее есть для этого все: интересная игра, потенциал, огромное желание побеждать. Да и выглядит она не хуже Курниковой.
— Вы не считаете, что женский теннис более зрелищен, чем мужской?
— Большинство специалистов утверждают, что мужской теннис интереснее смотреть. Хотя это на любителя. Женщины прекрасные существа и наблюдать за ними одно удовольствие. В любой сфере: искусство это или спорт.
— В этом году вы будете участвовать в Кубке Кремля?
— Обязательно. Для меня это очень большая честь. Я уже три раза выигрывал этот турнир и надеюсь, что в этом году успех будет сопутствовать мне. Это один из самых любимых моих турниров.
— Как вы относитесь к новой формуле проведения Кубка Кремля?
— Думаю, это интересное решение: теперь у зрителей будет прекрасная возможность в течение одной недели увидеть игру сильнейших теннисистов мира: и мужчин, и женщин. Это будет более зрелищный турнир, праздник тенниса. Тем более что у женщин обещает приехать Мартина Хингинс.
— Когда вы были на приеме у Путина, вы не предложили ему поучаствовать в организации Кубка Кремля?
— Я предложил Владимиру Владимировичу присутствовать на вручении главных призов, как это он сделал в прошлом году.