19 сентября. Киев. Только что закончился матч Лиги чемпионов между динамовцами и "Манчестер Юнайтед". В смешанной зоне гостей яблоку некуда упасть. Десятки корреспондентов столпились в ожидании игроков английского чемпиона. Самые нетерпеливые заглядывают в дверь раздевалки в ожидании увидеть Бекхэма, Скоулза или Гиггза. И в этой толчее проходит пожилой человек, совершенно забытый журналистами. Неужели корреспонденты не узнали в нем великого Бобби Чарльтона?

НОВЫЕ КУМИРЫ

Сэр Бобби оказался очень общительным и приветливым человеком. И с удовольствием согласился ответить на вопросы корреспондента "Советского спорта".

— "Советский спорт"? Наслышан. Конечно, я не принадлежу к читателям вашей газеты, ибо не владею русским языком. Но знаю, что ваше издание пользуется большим авторитетом в мире спортивной журналистики.

— Сэр Бобби, давайте не будем обсуждать только что закончившийся матч. Просто поговорим о футболе.

— С удовольствием.

— Вам не обидно, что представители прессы полностью сосредоточились на действующих футболистах, а вас как-то оставили без внимания?

— Сейчас другое время, а они его герои. Они играют сейчас, находятся в расцвете лет и сил. Их имена не сходят с первых полос газет, их постоянно видят на телеэкране. И повышенное внимание к игрокам нынешнего состава вполне объяснимо. Когда я был действующим футболистом, то корреспонденты не давали прохода нам. Я не ревную журналистов к молодым игрокам, это вполне закономерное явление. К тому же я бы не сказал, что чувствую себя обделенным вниманием прессы. Вот вы же ко мне подошли, да и другие журналисты подтягиваются.

— Вы всегда сопровождаете "Манчестер Юнайтед" в зарубежных поездках?

— Стараюсь по мере возможностей. К тому же интересно посещать другие страны, наблюдать за тем, как люди играют в футбол. Да и моя должность директора футбольного клуба "Манчестер Юнайтед" обязывает. Впрочем, если бы я был частным лицом, я все равно бы посетил матч с участием родной команды.

РЕШАЙТЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

— Читателям интересно знать, что вы можете сказать о российском футболе?

— Заранее прошу простить, если назову российский клуб украинским или наоборот. В мое время всех представителей Советского Союза называли русскими, и я пока не могу привыкнуть к новым реалиям. Я видел матчи с участием "Спартака", сегодня посмотрел на киевское "Динамо". Могу сказать, что ваши клубы имеют собственное лицо. Их уважают, с ними считаются на европейской футбольной арене. Но им всегда чего-то не хватает для достижения высоких целей.

— Вы имеете в виду деньги?

— Не только их, однако и деньги играют не последнюю роль. Ведущие игроки из Восточной Европы перебираются на Запад. Обратного же процесса не наблюдается. И потому клубам из бывшего СССР, других стран Восточной Европы каждый год приходится восполнять кадровые потери. А это, согласитесь, непросто. Деньги — это не только зарплаты футболистов и тренеров. Это еще и материальная база клуба, возможность тренироваться на качественных полях, возможность пользоваться самым современным оборудованием.

— Как вы считаете, уровень игры команд из бывшего СССР упал или остался на прежнем уровне?

— Трудно сказать. С одной стороны, киевское "Динамо" из года в год очень хорошо играет в Лиге чемпионов. Постоянно на виду московский "Спартак". Эти клубы успешно выступали в Европе и тогда, когда представляли Советский Союз. С другой стороны, куда-то исчезло тбилисское "Динамо", затерялись клубы из Венгрии, Польши, Румынии. По-моему, Восточная Европа представлена в Лиге чемпионов только тремя странами: Россией, Украиной и Чехией. Наверное, существует откат. А как считают у вас в стране?

— В России большинство убеждено в том, что уровень футбола снизился и продолжает снижаться.

— Вам виднее. Хотя, на мой взгляд, киевское "Динамо" и "Спартак" и тогда удачно играли в европейских кубках, и сейчас они пользуются авторитетом. Успехи же других представителей России и Украины как были временными, относительными, так ими и остались. Поэтому сказать, что они сдали, не могу. В силу своей неосведомленности.

— В былые годы румынская "Стяуа" и югославская "Црвена Звезда" побеждали в Кубке европейских чемпионов. Киевское "Динамо" дважды владело Кубком кубков. Возможен ли подобный успех восточноевропейских клубов в ближайшем будущем?

— Не хочется вас огорчать, но боюсь, что нет. Хотя киевляне полтора года назад едва не добрались до финала Лиги чемпионов. Ваши футболисты не уступают в мастерстве западноевропейским, у вас много талантливых ребят. Но у вас куда меньше условий для раскрытия их таланта. Решите организационные проблемы —  будут результаты.

БЕЗ СЕНСАЦИЙ — СКУЧНО

— Сэр Бобби, вам не кажется, что список претендентов на европейские кубки постепенно сокращается?

— Да, такая тенденция существует. Пример "Галатасарая" — скорее исключение из правил.

— А выход в финал "Валенсии"?

— Но ведь "Валенсия" не победила в финале. В остальном же число клубов, которые могут победить в европейских кубках, сокращается. Точнее, сокращается география. Ни голландские, ни бельгийские, ни португальские клубы уже не являются фаворитами. Не говоря уже о клубах из других стран. Норвежский "Русенборг" постоянно участвует в Лиге чемпионов, однако каких-либо серьезных успехов он еще не достиг.

— Вот мы и подошли к Лиге чемпионов. Не считаете ли вы, что после того, как система с выбыванием была заменена современной формулой турнира, сам турнир что-то потерял?

— Есть такие мысли. Прежняя формула была более демократичной, она давала шансы на успех не самым именитым клубам, делала возможными сенсации. Сейчас же все выглядит более предсказуемым. По ходу турнира возможны неожиданности, однако в итоге все становится на свои места.

— Это хорошо или плохо?

— Трудно ответить. С одной стороны, в таких турнирах должны побеждать сильнейшие. Но и без сенсаций, без возможности более слабых одолеть более сильных турнир становится пресным.

— Как вы считаете, 32 команды в Лиге чемпионов — это перебор?

— Это реалии. Лига чемпионов не только спортивное, но и коммерческое соревнование. Организаторам выгодно такое число участников розыгрыша. Стало быть, приходится мириться, что в Лиге чемпионов играет большое число клубов. В том числе и тех, что не становились чемпионами своих стран или выигрывали чемпионат очень давно.

— Не считаете ли вы абсурдом, что в полуфинале последней Лиги чемпионов три клуба из четырех представляли одну страну — Испанию?

— Это не противоречит существующей формуле турнира. Если в Лиге участвуют четыре представителя одной страны, то три из них вполне могут дойти до полуфинала.

НЕМЦЫ ВЗЯЛИ РЕВАНШ

— Сэр Бобби, хотелось бы узнать ваше мнение о так называемом деле Босмана. Точнее, о его последствиях: после него были отменены ограничения на количество иностранцев в клубах.

— Поздно оценивать. Решение принято, и процесс трудно повернуть вспять. Я не имею ничего против иностранных игроков, если они действительно сильные футболисты. Эрик Кантона и Петер Шмайхель внесли огромный вклад в историю нашего клуба. Однако, если команда состоит из одних иностранцев или большинство игроков — выходцы из-за рубежа, это не может понравиться болельщикам. Думаю, Алексу Фергюсону удалось найти разумный баланс между британцами и небританцами в команде. Команда играет в свой, оригинальный футбол, а иностранные игроки очень органично вписываются в британский стиль Фергюсона. Зато многие другие команды, делающие ставки на легионеров, постепенно утрачивают свое лицо.

— Сэр Бобби, многих читателей наверняка интересует вопрос, какую команду тренирует ваш брат Джекки.

— Никакую. Джекки закончил свою тренерскую карьеру. Теперь он ведет колонку обозревателя в одной из газет.

— Вы были более известным игроком, нежели ваш брат, но тренерская карьера Джекки Чарльтона сложилась куда удачливей. Не завидуете ли вы ему?

— Напротив, я очень рад за своего старшего брата, который добился заметных успехов со сборной Ирландии. У Джекки всегда был талант тренера, и он смог его реализовать. Я тоже работал тренером в середине 70-х годов, но у меня что— то не заладилось.

— Вы и ваши партнеры по золотой сборной 1966 года принимали самое активное участие в рекламной кампании за проведение чемпионата мира 2006 года в Англии. Однако право принять у себя мировое первенство получила Германия. Не обидно ли терпеть поражение?

— Немцы взяли у нас реванш за 1966 год. Конечно, проигрывать всегда грустно. Мы с Джеффом Херстом объехали полмира, агитируя за Англию. Но в ФИФА решили по-другому. Жаль, Англия могла бы достойно провести чемпионат мира. Тем не менее у меня остались самые хорошие впечатления от этой акции. Мы встретились вновь 34 года спустя, провели много времени вместе, поговорили от души. Наконец-то все игроки чемпионского состава были удостоены рыцарского титула. Если бы Англия выиграла конкурс, все было бы просто отлично.

- Как называется ваша нынешняя должность?

- Директор футбольного клуба "Манчестер Юнайтед". Выполняю всевозможные представительские функции, пропагандирую футбол. Одним словом, являюсь послом этого великого вида спорта.