Продолжаем представление лучших игроков ХХ столетия по версии Международной федерации истории и статистики футбола.

ОТ НИЩЕТЫ - К СЛАВЕ

Джордж Веа занял в мировой табели ХХ века место в третьем десятке. Если взять только действующих игроков, то выше него в рейтинге стоит только Лотар Маттеус. В Африке же Джордж Тавлон Манне (таково его полное имя) признан футболистом номер один всех времен, опередив с небольшим отрывом Роже Миллу и Абеди Пеле.

Его семья была не просто многодетной, а сверхмногодетной. Она насчитывала 15 братьев и сестер. Естественно, нищета была крайняя, а о каком-либо воспитании речь не шла. Иногда уличные команды, за которые выступал Джордж, играли на деньги. Поэтому разучивание технических приемов и тренировка ударов по воротам превратилась для него в способ обеспечить выживание семьи. Суровое детство наложило отпечаток на его поведение в дальнейшем - он походил на странствующего рыцаря или наемника.

Выживание - это было главное слово его детства. Символично, что даже первая организованная команда, в которую он пришел 15-летним подростком, называлась "Янг Сюрвайверс" (юные выжившие) и выступала в третьем дивизионе чемпионата Либерии. Благодаря мастерству Джорджа, отточенному в баталиях уличного футбола, "выжившие" поднялись во второй дивизион. Загорелись целью с наскока попасть и в первый, но этого добиться не удалось.

Тогда Джордж, движимый желанием играть за более сильный клуб, ушел в 1984 году в "Бонг-Ранг", провинциальную шахтерскую команду из высшей лиги. Но и там он не задержался более года. В 1985-м он вернулся в Монровию и оказался на распутье: в какой из двух сильнейших клубов города перейти - "Майти Баролле" или "Инвинсибл Илевен". Эти клубы представляют две этнические группы либерийского населения - "аборигенов" и "конгос". Веа провел всего два матча за "аборигенов" из "Майти Баролле", а затем переметнулся в стан "конгос" из "Инвинсибл Илевен", которые были в состоянии платить ему больше. В составе "Одиннадцати непобедимых" он стал в 1986 году лучшим снайпером лиги, а через год - чемпионом Либерии.

Его прозвали "Оппонгом", что означает на местном наречии что-то для нас непонятное, но явно уважительное. На слух это слово воспринимается как некий "оппозиционный Кинг-Конг".

ИДЕЙНЫЙ БОРЕЦ ЗА ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ

В начале 1988 году с Веа произошел конфуз. В Монровии состоялся товарищеский турнир. Один из участвовавших в нем клубов, камерунский "Тоннер", предложил ему контракт. Однако, едва появившись в камерунской столице Яунде, Веа внезапно вылетел в Абиджан, столицу Кот-д'Ивуара. Оказалось, что президент местной "Африки Спортс" соблазнил его вдвое большей зарплатой.

В связи с этим разразился крупный скандал, в результате чего "Тоннер" вынудил-таки Джорджа отрабатывать контракт. С "Тоннером" он тоже моментально стал национальным чемпионом.

На самом деле Веа, который излишне торопился забраться побыстрее вверх по карьерной лестнице, нужно было просто немного запастись терпением, ибо его мастерство настолько бросалось в глаза, что выгодное предложение все равно бы не заставило себя ждать. Оно уже летом 1988 года последовало от "Монако", которому сосватал молодого центрфорварда тогдашний тренер сборной Камеруна француз Клод Леруа. С монегасками Веа заключил трехлетний контракт. Веа дебютировал во французском чемпионате матчем против "Осера" в августе 1988-го. Его талант еще нуждался в шлифовке: поначалу он слишком неохотно расставался с мячом, и понятие "оборонительные обязанности" было для него чем-то совершенно чуждым.

В первом своем европейском сезоне Веа достиг с "Монако" финала Кубка Франции. Но игра суперфорварда "Марселя" Жан-Пьера Папена не позволила монегаскам заполучить трофей. "Марсель" победил - 4:3. Два года спустя, 8 июня 1991 года, на "Парк де Пренс" состоялся реванш. В повторном финале между этими командами верх взял "Монако" (1:0), в рядах которого тогда бок о бок с Веа действовали Юсуф Фофана, Юрий Джоркаефф, Франк Созе и Эмманюэль Пети.

Вскоре Веа обосновался на "Парк де Пренс" капитально, перейдя летом 1992-го года в "ПСЖ". Там он за три года завоевал три престижных национальных титула - Кубки в 1993 и 1995 годах, чемпионство в 1994-м. Благодаря великолепному атакующему дуэту Жинола - Веа парижане совершили несколько подвигов и Европе, обыгрывая в эффектном стиле "Реал" и "Баварию".

В 1995 году Джорджу пришлось расстаться с Францией, причем не только из финансовых соображений. В этой стране он так и остался чужим: жил все время в гостинице, говорил только по-английски и всем своим видом показывал, что по-французски совсем ничего не понимает и понимать не хочет. Это не помешало ему, впрочем, принять французское гражданство. За время пребывания во Франции он женился на Клар и обзавелся двумя детьми, один из которых - Джордж-младший - играет сейчас в футбол в детской школе.

1995 год стал пиком карьеры Веа. Европа сходила по нему с ума, и создалось впечатление, что специально под него "Франс футбол" принял поправку в регламент определения обладателя "Золотого мяча": отныне в конкурсе дозволялось участвовать и представителям других континентов, если они играют в Европе. Веа первым этой поправкой и воспользовался. А заодно стал первым футболистом в истории, которого избрали игроком года одновременно на двух континентах - в Европе и Африке.

"ОДИНОКАЯ ЗВЕЗДА"

Как бы успешно ни развивалась его карьера, Веа никогда не забывал, откуда он родом. В Милане на стене своего дома он выбил большую надпись "Coach Panpee" в честь первого своего тренера. Приехав в Монровию и показав Панпи фотографию, он растрогал до слез своего бывшего наставника.

В память о босоногом детстве Веа собрал в своем доме 400 пар бутс. В Монровии он открыл футбольный клуб, который назвал "Джуниор Профешнл", и школу, посвятив ее отцу Вильяму.

Веа относится к той категории игроков, которые в силу слабости сборной своей страны обречены блистать только на клубном уровне. Прозвище "Одинокая звезда", данное либерийской сборной задолго до Веа, применительно к нему оказалось пророчески-издевательским.

Из-за того, что в 90-х годах в Либерии с новой силой разгорелась гражданская война (которая унесла жизни одного из братьев Веа и многих его друзей), сборная влачила совершенно жалкое существование. Надо отдать должное Джорджу: как настоящий "Оппонг", он предпринял титанические усилия по поднятию "Одинокой звезды". Он на свои деньги кормил, одевал и возил команду на игры. Благодаря ему она в кои-то веки пробилась в финальный турнир Кубка Африки-96. Там, правда, ничего особого не показала. Оно и понятно: сколько можно тянуть лямку в одиночку!

Но усилия Веа восхитили всех, и в первую очередь чиновников ФИФА, которые представили его к трофею "Фэйр плей" за 1996 год. Его должны были вручить на церемонии в январе 1997-го, однако в ноябре 1996-го с Веа приключился новый конфуз. После окончания матча Лиги чемпионов между "Порту" и "Миланом" он, оказавшись в туннеле вместе с португальцем Жоржи Коштой, боднул его в лицо с такой силой, что разбил ему бровь. Со стороны поступок казался совершенно возмутительным, и либерийцу вкачали шестиматчевую дисквалификацию.

Какой тут, спрашивается, "Фэйр плей"? Но нет, пересматривать решение относительно Веа чиновники ФИФА не стали, рассудив, видимо, что Джордж - парень в принципе не злой, честный и симпатичный и просто так бить по морде не будет. По версии Веа, Жоржи Кошта вывел его из себя расистскими высказываниями.

Интересно, что отбывание им дисквалификации растянулось аж на три года. Дело в том, что после инцидента с разбитой бровью "Милан" провел только один лиго-чемпионский матч в сезоне-96/97, с позором выбыв уже после первого этапа. Следующие два евросезона он пропустил, поскольку занимал слишком низкие места в серии А. Красно-черные вернулись в Лигу чемпионов в прошлом сезоне и снова выбыли после первого же группового турнира. Веа вынужден был пропустить первые пять, вышел только в последнем, шестом, забил гол, но его клуб это уже не спасло.

При полном провале на европейской арене "Милан" не без помощи Веа дважды сумел выиграть серию А - в 1996 и 1999 годах. Таким образом, Джордж собрал пять титулов национального чемпиона в четырех разных странах, повторив мировой рекорд аргентинца Морено. У него есть еще шанс побить его, поскольку ныне он продолжает свою карьеру в Англии. Шанс небольшой, поскольку с трудом верится, что Веа добьется триумфа с "Манчестер Сити" или перейдет в клуб, реально претендующий на "золото".

НЕРАВНОДУШЕН К СУДЬБЕ ШЕВЧЕНКО

В "Милане" не все у него сразу пошло гладко. Наблюдая за его привычкой неспешно перемещаться по полю, Фабио Капелло недоумевал: "Кого мы привели? Камергера?" В матче за Трофей Берлускони Веа не забил решающий пенальти, и в тот же вечер за ужином ему пришлось выслушать примерно такую же колкую реплику от самого Сильвио Берлускони: "Кого же мы привели, хотел бы я знать!"

Но все быстро образовалось. Веа в первом же матче серии А против "Падовы" открыл счет своим голам, а 3 декабря 1995 года выдал гол-шедевр в матче с "Лацио". За 4 минуты до конца при счете 0:0 он подобрал мяч в центре поля. Перед ним не было никого из партнеров - только три защитника "Лацио" и вратарь Манчини. Что делать? Ждать, когда поспеет помощь? Нет, Джордж пошел напролом сам, оставил позади себя Марколина, пробросил мяч между Бергоди и Нестой, догнал мяч и опередил вышедшего из ворот кипера. Мяч затрепыхался в сетке.

Но еще более необычный гол он забил 8 сентября 1996 года "Вероне". Получилось примерно то же самое, только мяч он подобрал в своей штрафной, а обвел по дороге к противоположным воротам полкоманды соперников.

Красно-черная тифозерия любила Веа. Переживала за него, когда он 26 февраля 1996 года оказался на волосок от гибели, попав в автомобильную аварию на мокрой от дождя трассе. Ему несказанно повезло в том, что он отделался легкими ушибами.

Веа неизменно пользовался в Милане и среди партнеров очень высоким авторитетом. Особенно крепкая дружба связывала его с Марко Симоне. Пока он ждал, когда у него появится собственное жилье, Веа поселился в доме у Симоне. В первую ночь попросил Марко кинуть ему на пол подстилку и так на полу и заснул. На вторую ночь Симоне уговорил его лечь на диване, а на третью он уже сам перелег на диван, а Веа отдал в пользование свою кровать.

Симоне и Веа первыми стали надевать на себя бутсы нетрадиционного цвета: первый - белого, второй - красного. Обоих объединяла страсть к баскетболу. Веа заразился ею в США - с этой страной его стало многое связывать после того, как часть его родственников переселилась туда, а сам он открыл в Нью-Йорке сеть быстрого питания и был избран послом ЮНИСЕФ. Было забавно смотреть, как маленький Симоне с 23-м номером (в честь Майкла Джордана) и могучий Веа сходятся один на один на баскетбольной площадке.

В скудетто 1999 года, несмотря на то, что он уже стал не ладить с тренером, он внес решающий вклад, забив 8 мая два мяча на поле "Ювентуса" и принеся своему клубу победу. Перед матчем вице-президент Галлиани говорил: "Если выиграем в Турине, титул будет наш". Так и оказалось.

С тех пор как клуб в 1998 году начал тренировать Альберто Дзаккерони, в его дотоле безупречных отношениях с "Миланом" что-то начало ломаться. "Зак" перестал ставить его в состав, не объясняя причин. Недоуменный Веа просил руководство клуба: раз, дескать, я становлюсь ненужным, отпустите меня в "Рому", которая мной интересуется. Но его не отпускали. Отпустили только в январе нынешнего года, но в "Челси", который взял его в аренду на полгода, взяв на себя обязательство выплатить ему половину из причитающейся либерийцу годовой зарплаты в 5 миллионов лир.

Веа надеялся, что лондонцы предложат ему остаться у себя и дальше, но такого предложения не последовало. С другой стороны, и в "Милане" ему уже не светило попасть в основной состав. В итоге "Милан" проявил-таки сострадание к ветерану и согласился аннулировать его контракт, который действовал до лета 2001 года.

"Он сказал нам, что хочет играть постоянно, но такой гарантии мы ему дать не смогли, - сказал вице-президент "Милана" Адриано Галлиани. - Это грустный для всех нас день: мы расстаемся с человеком, который стал частью славной истории клуба. Мы не забудем, что Веа сыграл решающую роль в завоевании нами двух скудетто".

Веа простился с "Миланом" не без горечи, а прощаясь, отдельно поговорил с Андреем Шевченко. Чувствовал потребность дать ему напутствие более опытного человека - так, как в свое время его, 22-летнего пришельца из третьего мира, напутствовал в "Монако" Гленн Ходдл. Веа посоветовал "Шеве" постараться хотя бы раз выиграть "Золотой мяч".

Нынешний сезон он начал в составе "Манчестер Сити". Начал с очередного конфуза: в подкате нанес травму ветерану "МЮ" Денису Ирвину в матче, который и был устроен ради чествования 10-летнего служения "Юнайтед" этого игрока. Ирвин вынужден был покинуть поле, а тренер "МС" прокомментировал эпизод с юмором: "Делать подкаты не входит в контракт Джорджа".